Сказка в четырех действиях. Действующие лица золушка



страница2/3
Дата01.05.2016
Размер190 Kb.
1   2   3

Картина третья

Занавес поднимается. Снова та же комната с камином. Уже совсем темно, только красноватые отблески углей перебегают по стенам, играют на каминной решетке. Открывается дверь. В комнату медленно входит Золушка.

ЗОЛУШКА (садится на скамеечку перед камином). Ну, вот и кончилось мое веселье. Так я весь век и проживу совсем одна, среди этих котлов и сковородок... (Плачет, опустив голову на колени и закрыв лицо передником.)

Вдруг огонь в камине вспыхивает ярче, пламя расступается. Из камина, словноиз распахнувшихся ворот, выходит фея Мелюзина. Золушка не видит этого.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. О чём ты плачешь, милая?

ЗОЛУШКА. Кто это? Бабушка Мелюзина! А я и не слышала, как вы вошли... Ах, я так боялась, что вы больше никогда не придете!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Я и не пришла, Я прилетела. Только, пожалуйста, не называй меня бабушкой. Я этого не люблю. Называй меня тетушка Мелюзина.

ЗОЛУШКА. Хорошо, тетушка Мелюзина. Но разве вы умеете летать?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Я не умею, но у меня есть коврик, который летает отлично.

ЗОЛУШКА. Неужели? Какой удивительный коврик!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Ничего удивительного в нем нет. Это обыкновенный волшебный ковер-самолет. Скажи мне, а ты не боишься разговаривать со мной? Ведь тебе это, кажется, запретили.

ЗОЛУШКА. Откуда вы знаете, тетушка? Неужели вы слышали?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Да. У меня очень хороший слух. Я слышу все, что хочу услышать, а чего не хочу, того и не слышу.

ЗОЛУШКА. Присядьте, тетушка Мелюзина. Вы, наверно, устали? Не принести ли вам чего-нибудь поесть?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Но ведь тебя прогонят из дому, если узнают, что я у тебя была.

ЗОЛУШКА. Ну и пусть прогонят! Я и вчера звала вас из окошка. А вы не вернулись. Мне было так грустно!..

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Я это знала. Потому и решила навестить тебя сегодня. Ну, покажись, покажись, девочка. Как ты похожа на свою мать! Те же глаза, те же волосы. (Гладит её по голове.) Отчего же ты опять плачешь?

ЗОЛУШКА. С тех пор как умерла матушка, меня никто не гладил по голове. Вы будете часто приходить ко мне? Только как бы они вас не обидели... И подумать страшно! Лучше приходите, когда их не будет дома. Постучитесь в маленькое окошко справа от двери – там у нас кухня – и позовите: «Золушка!» Я и выбегу.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Хорошо, Золушка. Мы теперь часто будем видеться. Только ведь тебе, пожалуй, будет скучно со мной, старухой.

ЗОЛУШКА. Что вы, тетушка Мелюзина!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Нет, нет, я знаю, что говорю. Ты мне, конечно, очень рада. Но ведь тебе шестнадцать лет, а мне девяносто девять.

ЗОЛУШКА. Неужели девяносто девять? Никто не даст вам этих лет, тетушка!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. По меньшей мере девяносто девять. По правде сказать, мне гораздо больше. Но я давно уже решила не начинать второй сотни. Так я себя чувствую бодрее и моложе. Но дело не в моем возрасте, а в твоем.Тебе шестнадцать лет, и тыдолжна встречаться со своими сверстниками, плясать, веселиться. Хочешь сегодня на бал, Золушка?

ЗОЛУШКА. На какой?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. На королевский.

ЗОЛУШКА. Мне ехать на королевский бал?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Ну да. Садись и поезжай.

ЗОЛУШКА. На чем же?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. А у вас в кладовой есть тыква?

ЗОЛУШКА. Тыква? Есть. Только очень старая. Она вся высохла.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Тем лучше.

ЗОЛУШКА. А зачем тыква?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Принеси – узнаешь.

Золушка убегает и через мгновение возвращается с большой тыквой в руках. Фея постукивает по корке тыквы палочкой.

Да, хорошая тыква. Это как раз то, что нам нужно. Раз, два, три! (Бросает тыкву в камин и говорит громко и повелительно.)

Тыква желтая, пустая,

С высохшими зернами,

Будь карета золотая

С дверцами узорными,

С четырьмя окошками,

С легкими подножками!

Тыква превращается в золотую карету.

ЗОЛУШКА. Ах, что за карета! Я думаю, у самой королевы нет такой.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Конечно, нет. Откуда же королеве взять такую карету! Теперь нам с тобой нужна только шестерка лошадей.

ЗОЛУШКА. У нас никогда и не было шестерки... В нашей конюшне всего две вороные лошадки, но матушка и сестрицы уехали на них во дворец.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Я не люблю вороных лошадей. Серые, по-моему, гораздо красивее... Твоя мачеха, кажется, сказала, что у вас в доме много мышей?

ЗОЛУШКА. Очень много.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Прекрасно! (достает из кармана серебряную дудочку и начинает играть на ней.)

На зов дудочки из темного угла за камином выбегают шесть резвых мышей.

Славные у вас мыши – веселые, гладкие! Сразу видно, что живут в богатом доме. Ну, подпольные жители, придется вам сегодня поработать. Раз, два, три! (Взмахивает палочкой.)

Мыши одна за другой прыгают в камин.

(Подняв свою волшебную палочку, она провожает их напутствием.)

Ну-ка, мачехины мыши,

Станьте больше, станьте выше!

Обрастите гривою –

Пышною, красивою.

Шею выгните дугой,

В землю топните ногой!

Мыши превращаются в шестерку прекрасных коней серо-мышиной масти.

ЗОЛУШКА. Ах, какие великолепные лошади! Должно быть, у самого короля нет таких!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Ни у короля, ни у принца, ни у турецкого султана... А есть у вас кучер, Золушка?

ЗОЛУШКА. Есть. Но он повез на бал матушку и сестриц.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Ничего, мы найдем другого. Где мой бархатный мешок?

ЗОЛУШКА. Вон там на кресле, в уголке...

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Да, вижу, вижу. Карабас, где же вы? Проснитесь, мой друг!

Откуда-то раздается хриплое, отрывистое мяуканье.

ЗОЛУШКА. Что это? Словно кошка мяукнула... У нас нет кошек.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Зато у меня есть. (Вытаскивает из мешка большого черного кота, гладит его, чешет между ушами.) Это знаменитый ловчий кот, по прозвищу Карабас, дитя мое. Он мой старый друг и преданный слуга. Выспались, Карабас! Очень хорошо. Нынче вам придется сослужить нам службу. Эти кони еще недавно боялись ваших когтей, – они будут слушаться ваших вожжей. (Поднимает палочку.) Раз, два, три!

Сядь на козлы в добрый час,

Старый, умный Карабас!

Высоко хлыстом взмахни,

Крепче вожжи натяни,

Погоняй своих коней,

Серогривых не жалей!

Стань у самого крыльца

Королевского дворца!

(Бросает кота в камин.)

ЗОЛУШКА (в ужасе закрывает глаза руками). Ах, тетушка! Что вы сделали! Ведь он же сгорит...

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Не беспокойся, мой друг. Это очень умный кот – он и в огне не горит, и в воде не тонет.

Пламя на минуту вспыхивает, переливаясь разными цветами – алым, голубым, лиловым. Из камина вырываются клубы дыма, столбы искр. Когда языки пламени опадают, рядом с каретой и конями оказывается важный кучер в бархатном кафтане, в галунах, пряжках и перьях.

ЗОЛУШКА. Ах, тетушка, да вы настоящая волшебница! Я и глазам своим поверить не могу!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Что же тебя так удивляет?

ЗОЛУШКА. Да ведь как же?.. Неужели этот важный кучер весь в золоте и серебре всего минуту назад был старым черным котом?

Кучер смущенно покашливает.

Ах, простите, сударь! Я, кажется, вас обидела? Уверяю вас, я не хотела...

КУЧЕР. Ничего, сударыня, не беспокойтесь. Пожалуйте в карету!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. В самом деле, Золушка, тебе пора ехать.

ЗОЛУШКА. В этом платье? В этих башмаках?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Нет, в холщовом переднике и в деревянных башмаках на балы не ездят.

ЗОЛУШКА. У меня ничего другого нет.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Подожди немножко – будет. Но скажи мне сначала, что тебе нравится больше: цветы или облака?

ЗОЛУШКА. Пожалуй, цветы, тетушка. Облака я видела только издали.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Ну что ж, у всякого свой вкус. Цветы – так цветы! Что это там стоит у вас на окошке?

ЗОЛУШКА (снимает с подоконника два цветочных горшка). Это отводок жасмина, тетушка. А тут я посадила луковицу нарцисса. Но им еще не скоро цвести.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. А вот мы их поторопим. Опусти-ка цветы на пол, дитя мое. (Пододвигает горшки с цветами к ногам Золушки.) Так. Хорошо. Раз, два, три!

Из цветов могу соткать я

Шелк для праздничного платья!

Из нарциссов – рукава.

Из жасмина – кружева!

(Взмахивает палочкой.)

Повинуясь её повелительному движению, из горшков поднимаются кусты белых цветов. Ветки и стебли их на мгновение скрывают Золушку. Когда они снова раздвигаются, её едва можно узнать в пышном белоснежном наряде.

ЗОЛУШКА (оглядывая себя). Ах, какое платье! Оно белес снега. Ни у одной принцессы нет такого платья!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Конечно, нет. Откуда же обыкновенной принцессе взять такое платье! А ты погляделась в зеркало?

ЗОЛУШКА. Нет еще.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Так поглядись!

ЗОЛУШКА (робко подходит к зеркалу). Неужели это я?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. А кто же? Это платье так пристало тебе, словно ты век не носила другого. (Прячет в мешок свою палочку.)

ЗОЛУШКА (оборачивается и в тревоге всплескивает руками). Тетушка!..

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Что случилось, дитя мое? Почему ты так испугалась?

ЗОЛУШКА. Тетушка, а где же ваша волшебная палочка?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Я её убрала. Она нам больше не нужна. А что?

ЗОЛУШКА. Мы забыли про башмачки, тетушка. Я так и осталась в деревянных башмаках.

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Не беспокойся. У меня правило: всякое дело делать до конца. (Достает из своего мешка пару башмачков.) Вот тебе башмачки.

ЗОЛУШКА. Хрустальные! Ах, тетушка Мелюзина, все это как будто во сне!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Пожалуй. Только смотри не проспи своего счастья. Времени у тебя не так уж много.

Обе подходят к камину. Фея грозит пальцем коням.

Ну, серогривые, смотрите у меня: сегодня до полуночи вы не мыши, а чистокровные арабские кони. Можете ржать, можете мотать гривами, а пищать по-мышиному и точить стены нельзя! И вы, Карабас, не забудьте: ни зубком, ни коготком, а только кнутом! Порядочные кучера не кусают лошадей.

КАРАБАС. Что вы, сударыня! Разве я сам не понимаю? Даже слушать обидно!..

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. То-то! Я на вас надеюсь.

КАРАБАС. Будьте покойны. Не впервой. Тпррр, мышастые!

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Ну, садись же скореё в карету, дитя мое, поезжай. Танцуй, веселись, но почаще поглядывай на часы. Чуть только они пробьют двенадцать раз, твоя карета опять станет тыквою, кони – мышами, а мой верный Карабас снова натянет свою кошачью шубу. И платье твое поблекнет и увянет, как лепестки цветов, из которых оно соткано... Уезжай домой до полуночи. Не забудешь?

ЗОЛУШКА. Нет, тетушка Мелюзина. Ни одного вашего слова не забуду. А вы разве не поедете со мной?

ФЕЯ МЕЛЮЗИНА. Нет, дружок. В моем возрасте на балы не ездят. Да и в карете меня, пожалуй, растрясет. Мне удобнее и спокойнее летать на моем старом коврике. Прощай, дитя мое! (Обнимает её, усаживает в карету и делает знак кучеру.) Трогай!

Кучер щелкает бичом, и карета исчезает в глубине озаренного золотисто-алым светом камина.



ДЕИСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Картина четвертая

Пышный, ярко освещенный зал в королевском дворце. Он полон гостей. Справа и слева – две тяжелые занавеси. Одна из них отдернута, и видна маленькая гостиная. В гостиной разговаривают: король, королева и принц. У ног их сидит шут. Пока в гостиной идет разговор, гости в зале сидят почти неподвижно и только изредка обмениваются церемонными поклонами или молча оглядывают друг друга. Среди гостей – мачеха, Гортензия и Жавотта.

КОРОЛЬ. Ну, мой сын, ступайте к гостям. Веселитесь, танцуйте, но и среди веселья не забывайте, что у вас есть важное дело.

КОРОЛЕВА. Да, очень, очень важное! Выбрать невесту не так-то просто.

ШУТ (хлопал принца по плечу). Ну, на это особого ума не требуется. Ведь вот даже ваш батюшка – и тот выбрал себе когда-то невесту.

КОРОЛЬ. Что ты там болтаешь? Молчи, дурак!

ШУТ. Только и слышу от всех: молчи да молчи! А если я и вправду попробую помолчать три дня, так меня, чего доброго, и кормить не станут. Да уж ладно, я на этот раз помолчу, а вы поучите сына, как умные люди невест выбирают.

КОРОЛЬ. Нет, нет, мы не хотим ему ничего советовать.

КОРОЛЕВА. Пусть выбирает по своему вкусу.

КОРОЛЬ. Разумеётся, по своему. Только смотрите, мой сын, чтобы она была хороша собою.

КОРОЛЕВА. И любезна.

КОРОЛЬ. Но не со всеми.

КОРОЛЕВА. И чтоб умела говорить на всех языках.

КОРОЛЬ. А еще лучше, чтоб она умела молчать на всех языках.

КОРОЛЕВА. Это было бы скучно.

КОРОЛЬ. Но зато прилично.

ШУТ. А больше вы ничего не хотите посоветовать вашему совершеннолетнему сыну?

КОРОЛЬ. А мы ничего и не советуем.

ШУТ. Разве? А все-таки главное посоветовать вы позабыли.

КОРОЛЬ. Что же именно?

ШУТ. Дайте пряник – скажу.

КОРОЛЬ (достает из кармана пряник и дает ему.) Говори, дурак!

ШУТ. Я-то дурак, а вы умные, да забыли, что невеста должна быть умна.

КОРОЛЬ. А ведь и в самом деле забыли!

КОРОЛЕВА. Пустое! Я знала многих принцесс и даже королев, которые вовсе и не слыхали, что такое ум.

ШУТ. Я тоже знал одну... (Принцу.) Вот что, братец, если тебе еще не надоело слушать чужие советы, я тебе тоже кое-что посоветую. Возьми меня с собою на бал. Я тебе помогу выбрать хорошую невесту.

ПРИНЦ. Как же ты мне поможешь?

ШУТ. Посмотрю на тебя и скажу.

ПРИНЦ. На меня или на неё?

ШУТ. На тебя.

ПРИНЦ. Что же ты увидишь, если посмотришь на меня?

ШУТ. Увижу, нравится тебе девушка, с которой ты танцуешь, или нет.

ПРИНЦ. Это-то я узнаю и без тебя.

ШУТ. Ну, а если узнаешь, так зачем ты нас всех слушаешь? Иди и выбирай невесту. Но на твоем месте я бы все-таки взял с собой дурака. Он никому не позволит тебя одурачить.

КОРОЛЬ. Это правда. Возьмите его с собой на всякий случай. А теперь, королева, дайте мне вашу руку. Мы с вами заглянем в зал, скажем гостям что-нибудь приятное и пойдем играть в домино. Когда принц выберет невесту, он приведет её показать нам. Да, кстати, сын мой, не забудьте спросить у ваших невест, играют ли они в домино. На старости лет эта игра доставит вам большое удовольствие.

Король, королева и принц идут в зал. Они обходят всех гостей и приветствуют их. Гости низко кланяются. Один только шут задерживается на несколько минут на авансцене. Аккомпанируя себе на гитаре, он поет песенку.

ШУТ.

Наш милый принц устроил бал,



Чтобы найти жену.

Он сто девиц сюда созвал,

А выберет одну.

Все гостьи хороши собой,

Уродов не видать.

Есть недостатки у любой,

Но как их угадать?

Одна прекрасна, но глупа,

Другая не добра,

А третья, может быть, скупа

Иль чересчур щедра.

С четвертой от тоски помрешь,

У пятой нос велик,

А у десятой нос хорош,

Но длинноват язык.

(Закончив песню, делает пируэт и опрометью догоняет короля, королеву и принца.)

КОРОЛЬ (медленно двигаясь вдоль ряда гостей). Мы рады видеть вас в нашем скромном доме...

КОРОЛЕВА. Надеюсь, вы не будете скучать у нас.

Гости кланяются.

КОРОЛЬ (так же). Мы рады видеть вас в нашем скромном доме...

КОРОЛЕВА. Надеюсь, вы не будете скучать у нас.

ШУТ. И я надеюсь... Мы с принцем не дадим вам соскучиться. Принц будет выбирать себе невесту, а я себе – бабушку.

КОРОЛЬ. Молчи, дурак!

ШУТ. Дай пряник – замолчу.

КОРОЛЬ (дает ему пряник). А теперь, дорогие гости, мы просим у вас прощения. Важные государственные дела не позволяют нам с королевой веселиться вместе с вами. Мы должны вас покинуть.

КОРОЛЕВА. Вместо себя мы оставляем вам нашего сына.

ШУТ. И меня!

Король и королева уходят. В гостиной слева они усаживаются и принимаются играть в домино.

ЖАВОТТА (Гортензии). А знаешь, Гортензия, принц мне очень нравится. Он молодой и красивый. Ты заметила – он сейчас посмотрел в мою сторону.

ГОРТЕНЗИЯ. В твою?Ну, это потому, что рядом с тобою сижу я.

ЖАВОТТА. Как бы не так!

МАЧЕХА. Не ссорьтесь, девочки, вы не дома!

ЖАВОТТА. Поглядите, поглядите! С кем это принц разговаривает?

ГОРТЕНЗИЯ. Не знаю. С какой-то лягушкой в зеленом.

ЖАВОТТА. А теперь с кем?

ГОРТЕНЗИЯ. С какой-то индюшкой в розовом.

МАЧЕХА. Тише! Вас могут услышать.

ЖАВОТТА. Гортензия! Гортензия! Теперь-то уж принц идет ко мне.

ГОРТЕНЗИЯ. Да нет же! Ко мне! Скорей, матушка, расправьте мне оборки. Ах, он совсем не к нам идет... Нет, к нам!..

ЖАВОТТА. Нет, не к нам.

ПРИНЦ. (Подходит к Гортензии). Играете ли вы в домино, сударыня?

МАЧЕХА. О, моя дочь играет во все игры, наше высочество.

ГОРТЕНЗИЯ. И в домино, и в лото, и в шахматы, и в шашки, и в кегли, и в бирюльки... И никогда не проигрываю, ваше высочество.

ШУТ. Это, наверно, потому, что вы можете левым глазом смотреть в свои карты, а правым – в карты соседа. (Принцу, тихо.) Разве ты не видишь, братец, что она косая? Идем-ка, дальше!

ПРИНЦ. Желаю вам счастливой игры, (Подходит к Жавотте.) Вы танцуете, сударыня?

МАЧЕХА. Скажу без ложной скромности, ваше высочество, моя дочь танцует даже лучше, чем поет.

ПРИНЦ. Ах, она и поет!

МАЧЕХА. Я сама этого не говорю, но те, кто слышал её, говорят, что она поет, как соловей.

ПРИНЦ. В таком случае, не споете ли вы нам что-нибудь, сударыня?

МАЧЕХА. Спой, дитя мое!

ЖАВОТТА (приседает, выпрямляется и начинает петь. Ей вторят музыканты и шут на гитаре).

Несется жаворонка трель,

Ля-ля, ля-ля, ля-ля.

А ей в ответ поет свирель,

Ля-ля, ля-ля, ля-ля.

Барашки пляшут на лугах,

Ля-ля, ля-ля, ля-ля.

У них ромашки на рогах,

Ля-ля, ля-ля, ля-ля.

Ля-ля!


Ля-ля!

Ля-ля, ля-ля, ля-ля, ля-ля,

Ля-ля, ля-ля, ля-ля.

(Пронзительно визжит.)

Принц с ужасом смотрит ей в рот, откуда вырываются какие-то замысловатые фиоритуры. Шут машет рукой.

ГОРТЕНЗИЯ. Ну, теперь мы пропали...

ШУТ. Успокойтесь, сударыня!

ЖАВОТТА.


Ля-ля, ля-ля, ля-ля, ля-ля,

Ля-ля, ля-ля, ля-ля...

ШУТ (мачехе). Похлопайте её по спине!

ЖАВОТТА.


Ля-ля!

Ля-ля!


ШУТ. Вот тебе и на! У неё, кажется, испортилась какая-то пружинка.

ЖАВОТТА. Ля-ля... (Внезапно умолкает.)

ШУТ. Ну, вот и прошло. Идемте дальше, ваше высочество,пока её опятьне схватило.

Принц быстро кланяется и отходит.

ГОРТЕНЗИЯ (Жавотте). Ну что, спела, соловушка?

ЖАВОТТА. А ты, кажется проиграла, картежница? Отпугнула принца, косоглазая ведьма!..

ГОРТЕНЗИЯ. Нет, это ты его отпугнула, рыжее чучело!

ЖАВОТТА. Нет, ты!

ГОРТЕНЗИЯ. Нет, ты!

Исподтишка щиплют друг дружку и обе тихо стонут.

МАЧЕХА. Опомнитесь, девочки! Вы же в королевском дворце! Вон и принц на вас смотрит...

ГОРТЕНЗИЯ. Да-а!.. Станет онна нас смотреть, когда мы хуже всех одеты!

ЖАВОТТА. А вы еще говорили, что мы будем на балу самые нарядные

ГОРТЕНЗИЯ. Не могли одеть дочек получше! Все танцуют, а мы сидим... Что такое? На когоэто все смотрят? Что там случилось?

ЖАВОТТА. Да ты погляди, какая красавица приехала!

МАЧЕХА. У нас в городе таких и нет. Это, наверно, какая-нибудь чужестранка.

ГОРТЕНЗИЯ. Ну, теперь мы пропали...

В зал входит Золушка. Все на мгновение замирают. Потом танцы возобновляются. Принц сажает на место свою даму и подзывает шута.

ПРИНЦ (шуту). Не знаешь ли ты, кто эта красавица в белом?

ШУТ. Как же! Знаю.

ПРИНЦ. Ну, кто же она? Говори скорей. Какая-нибудь принцесса?

ШУТ. Нет, невеста одного принца.

ПРИНЦ. Какого принца?

ШУТ. Нашего, если он не будет дураком и сумеет ей понравиться.

ПРИНЦ. Ах, я даже не смею заговорить с ней!

ШУТ. Ну, если не смеешь заговорить, так позови её танцевать, пока другие не позвали.

ПРИНЦ. Я никому не позволю опередить себя! (Подходит к Золушке и кланяется.) Я счастлив, сударыня, видеть вас у себя в доме. Позвольте мне пригласить вас на танец.

Золушка кланяется и подает ему руку. Они танцуют. Потом музыка умолкает. Принц отводит Золушку на место, усаживает в кресло, а сам остается подле неё. Гости заняты разговором, но искоса поглядывают на них. Принц не замечает никого, кроме Золушки.

Из какого королевства прибыли вы к нам, сударыня?

ЗОЛУШКА. Из вашего, принц.

ПРИНЦ. Из нашего? Почему же я до сих пор не знал вас?

ЗОЛУШКА. А разве вы знаете всех жителей вашего королевства?

ПРИНЦ. Нет, конечно, не всех. Но самых знатных, самых богатых и достойных я знаю.

ЗОЛУШКА. Почему же вы думаете, что я такая знатная, богатая, достойная?

ПРИНЦ. Как – почему? Это видно по вашему наряду, По вашим башмачкам...

ЗОЛУШКА. Наряд может обмануть, принц...

ПРИНЦ. Вы говорите загадками.

ЗОЛУШКА. Если бы вы знали разгадку, вы, может быть, не захотели бы танцевать со мной.

ПРИНЦ. О нет, какова бы ни была эта разгадка, я готов танцевать с вами до самого утра – и завтра и послезавтра – все три дня бала и еще целый год!

Музыка опять начинает играть. Принц с Золушкой танцуют.

ГОРТЕНЗИЯ. Жавотта! Жавотта! Ты погляди, какое у неё платье!

ЖАВОТТА. Что платье! Ты погляди, какиеу неё башмачки. хрустальные! Они так и сверкают, когда она пляшет.

ГОРТЕНЗИЯ. В таких башмачках и я бы плясала не хуже. Только разве нам купят!

МАЧЕХА (сердито). Да где же я возьму вам хрустальные башмаки? Таких и у принцесс не бывает. Вот спросите у неё, где она раздобыла свои, тогда и мы купим.

ЖАВОТТА. Так прямо и спросить, где раздобыла башмачки? Это невозможно! Я ни за что не решусь.

ГОРТЕНЗИЯ. А я спрошу.

Принц с Золушкой проходят мимо них.

ЖАВОТТА. Ну что, спросила?

ГОРТЕНЗИЯ. В другой раз спрошу.

Часы бьют половину двенадцатого.

ЗОЛУШКА. Ах, так поздно! Уже половина двенадцатого. Мне пора, принц. Прощайте!

ПРИНЦ. Что вы! Еще так рано! Никто из гостей и не думает ехать домой.

ЗОЛУШКА. А мне нельзя оставаться дольше. Будьте счастливы!

ПРИНЦ. Если вы приедете завтра, я буду счастлив.

Золушка делает реверанс и поспешно уходит. Принц смотрит ей вслед.

Просцениум

На середине просцениума стоит мачеха. Она уже причесана по-бальному, но еще в халате.

МАЧЕХА (кричит). Гортензия! Жавотта! Жавотта! Гортензия! Да проснитесь же! Мы опаздываем...

ГОРТЕНЗИЯ (полуодетая, в чепце, выходит, потягиваясь). Куда мы опаздываем?

МАЧЕХА Как это – куда? Во дворец, на бал!

ЖАВОТТА (появляется с другой стороны. Лицо у неё заспанное, волосы всклокочены. Громко зевает). На ба-ал? Очень надо! Сидеть – стенки подпирать...

ГОРТЕНЗИЯ. Хоть бы на смех кто-нибудь танцевать пригласил! Не поеду!

МАЧЕХА. Да ведь не в танцах дело! Может быть, принцу как раз и понравится, что вы такие скромные и даже не танцуете. Он подумает, подумает, да и женится на вас.

ЖАВОТТА (зло). Как же! Да он на нас и не смотрел, этот ваш принц, а все только своей куклой в хрустальных башмаках любовался. И откуда она только взялась?..

ГОРТЕНЗИЯ. Откуда взялась, туда и убралась.

МАЧЕХА. Значит, не поедете? Ну, так я велю сказать, чтобы распрягали лошадей. (Кричит.) Золушка-а!

ЖАВОТТА. Постойте! Поехать, что ли?

ГОРТЕНЗИЯ. Поедем, пожалуй. Может, на наше счастье, её сегодня не будет, этой королевны заморской. (Кричит.) Золушка, одеваться!..

ЖАВОТТА. Золушка-а! Причесываться!



Картина пятая

Второй день бала.

Гости танцуют, Мачеха, Гортензия и Жавотта сидят у самой двери на лестницу. Их никто не приглашает. Принц не танцует. Он стоит вместе с шутом в противоположном конце зала и не отрываясь смотрит на дверь.

ЖАВОТТА (оглядываясь по сторонам). Кажется, её нет.

ГОРТЕНЗИЯ. И в самом деле – нет. Слава богу!

МАЧЕХА. Вот видите, девочки! А вы еще не хотели ехать. Принц только в вашу сторону и смотрит. Встаньте же! Встаньте! Он идет сюда! К вам!..

Гортензия и Жавотта вскакивают с места. Мачеха торопливо оправляет на них ленты и оборки. Принц идет все быстреё. Он почти бежит навстречу Золушке, которая в это мгновение появляется в дверях. Он сразу же приглашает её на танец. Обе сестры так и плюхаются на свои места.

ЖАВОТТА (вполголоса). Приехала! И уже танцует!..

ГОРТЕНЗИЯ (так же). Ах, хоть бы пол под ней провалился!

ШУТ (неожиданно появляясь рядом). Не надейтесь, красавицы мои! Полы у нас прочные – они даже вас выдержат, если вы вздумаете потанцевать. (Сгибается в три погибели в преувеличенно вежливом поклоне.) Не угодно ли, сударыни?

ГОРТЕНЗИЯ (высокомерно). Мы не танцуем.

ШУТ. Не танцуете? Я еще в прошлый раз это заметил. А вот наш принц такой танцор, такой плясун...

МАЧЕХА. (тихо). Слышите, девочки? (Шуту.) Ах, сударь, мои дочери тоже без ума от танцев.

ШУТ. Неужели от танцев? Что ж, попляшем? (Подхватив обеих сестриц, несется с ними по сцене в причудливой комической пляске.)

Все трое исчезают за кулисами. Принц и Золушка, окончив танец, выходят на авансцену.

ПРИНЦ. Вы и сегодня приехали совсем одна. Разве у вас нет ни родных, ни друзей?

ЗОЛУШКА. Родные есть, а друзей нет. Ах, я и забыла! Со вчерашнего вечера у меня появился один добрый друг. Если бы не он, мы бы с вами не встретились.

ПРИНЦ. Как я благодарен этому вашему другу! Но с нынешнего вечера, если вы позволите, у вас будет двое друзей. Можно мне навестить вас? Завтра утром?

ЗОЛУШКА. Вы не найдете меня.

ПРИНЦ. Я обойду весь город – все замки, все дома...

ЗОЛУШКА. Но вам и в голову не придет заглянуть туда, где буду я.

ПРИНЦ. Где бы вы ни спрятались, я найду вас.

ЗОЛУШКА. А если и найдете, так не узнаете.

ПРИНЦ. Этого не может быть.

ЗОЛУШКА. Может. Сегодня я и сама себя не узнаю. Но уже скоро двенадцать. Мне пора домой.

ПРИНЦ. Домой? А я ждал вас весь вечер! Вы опять приехали так поздно и уезжаете так рано! Разве вам не весело здесь?

ЗОЛУШКА. Мне еще никогда не было так весело, как нынче. Но я прошу вас – не удерживайте меня. Я должна спешить.

ПРИНЦ. Нет, я ни за что не отпущу вас. Я запру все двери, все ворота...

ЗОЛУШКА. Ах, если вы желаете мне добра, позвольте мне уйти!

ПРИНЦ. Один танец!

ЗОЛУШКА. Ну, последний!..

Принц с Золушкой танцуют. Часы бьют три четверти.

(Внезапно останавливается.) Что это? Без четверти двенадцать? Прощайте!

ПРИНЦ. Постойте! Не уходите! Ну, разрешите мне проводить вас до ворот.

ЗОЛУШКА. Если вы сделаете хоть один шаг, вы никогда больше не увидите меня.

ПРИНЦ. До завтра!

Золушка убегает.


Каталог: files
files -> Вопросы сертификационного экзамена для врачей по специальности «лфк и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа составлена в соответствии с Требованиями к содержанию дополнительных профессиональных образовательных программ
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Лечебная физкультура
files -> К рабочей программе дисциплины «Лечебная физкультура и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа учебной дисциплины «медицинская реабилитация» цикла Медицинская реабилитация для специальности 310501 «Лечебное дело» по специализации 310501 «Лечебное дело»
files -> Лекции (час) Семинары (час) Самост работа Всего баллов Модуль 1
files -> Влияние мобильного телефона на здоровье человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница