Справочник по поведению собак Пойми Друга: Справочник по поведению собак / А. Санин, Л. Чебыкина


Можно ли отучить собаку подбирать отбросы?



страница39/70
Дата23.04.2016
Размер9.29 Mb.
ТипСправочник
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   70

Можно ли отучить собаку подбирать отбросы?

Предупредим сразу: отучить целиком и полностью – нет. Каждая собака, обученная и переобученная, обязательно где-нибудь да сорвется, польстившись на тухлую селедочную голову. Однако есть собаки, которые делают это время от времени, а есть такие, которые только тем на прогулках и занимаются, доводя своих хозяев до исступления, если, конечно, те не махнут на них рукой.



Самыми изощренными охотниками за отбросами из известных мне собак были лабрадор Салли и моя азиатка.

Мы с владелицей Салли обучали собаку курсу послушания. Лабрадор – мягкая, легко дрессируемая порода. Собака послушно ходила рядом, садилась, ложилась и вставала по команде. Когда ее отпускали погулять, охотно играла с другими собаками. Но основной целью ее прогулок были поиск и поедание отбросов. Салли не забывала об этом ни на секунду, даже во время игры с другими собаками она выкраивала минутку, чтобы сбегать к мусорному баку. Послушно и с виноватым видом возвращалась к хозяйке, торопливо заглатывая очередную шкурку от колбасы. Если подходящих партнеров для игры не было, то вся прогулка состояла из обшаривания помоек и шастанья под окнами домов. (Меня всегда поражало, зачем люди, имеющие мусоропровод, выбрасывают мусор в окно?! Но при этом не стесняются кричать на владельцев собак: «Идите гулять под свои окна и пачкайте там!») Честно скажу, поведение Салли поставило меня в тупик.

Несколько позднее, проанализировав его, я пришла к следующим выводам. Во-первых, следовало учесть особенности породы: поиск чего-либо относится к основным рабочим качествам лабрадоров. Во-вторых, хозяйка Салли завела лабрадора по желанию своей семьи, а сама, имея очень сильный характер, тяготела к караульной породе, способной защитить себя и своего хозяина. И Салли раздражала ее своим добродушием. Хозяйка ни в коем случае не обращалась с ней грубо и не наказывала ее. Напротив! Но Салли чувствовала какое-то напряжение во взаимоотношениях с хозяйкой и самоутверждалась единственно возможным для себя способом. Ведь догнать ее и отнять пищу вожак стаи не мог. В-третьих, общее послушание оказалось для собаки слишком легкой наукой. Лучше было бы занять ее более сложными навыками. Но, к сожалению, у ее владельцев не было на это времени.

Что касается среднеазиатской овчарки, то съесть каждый найденный кусок пищи было ее неотъемлемым правом. Специально, как Салли, она отбросов не искала. Но если ей попадалось что-нибудь съедобное, она быстро хватала это и отбегала от нас с Норной подальше, чтобы мы не могли отнять. И это ее поведение было, так сказать, наиестественнейшим. Только меня оно не устраивало. Наказывать собаку я не могла: она и так шарахалась от протянутых к ней рук, потому что подход к человеку был сорван у нее еще до того, как она попала ко мне. Тогда мы и начали делать то, что пригодилось бы Салли: целеустремленно обходили все помойки (при этом собака была на поводке), обнаруживали очередную кость или рыбью голову, я говорила «фу!», усаживала Равшан рядом и награждала за обнаружение чужой пищи нашим собственным лакомством. После того как собака, бегая без поводка, согласилась обменять крылышко вороны на кусочек сыра, я поняла, что дело сдвинулось с мертвой точки.

Какие приемы могут помочь отучить собаку от поедания отбросов?

– Отрабатывать отказ от найденной пищи следует начинать дома. Поставьте собаке миску с кормом и запретите есть командой «фу!». После нескольких секунд выдержки, сказав «хорошо», разрешите ей начать есть. С каждым разом увеличивайте выдержку, постепенно доводя до 10–15 минут.

– Специально разбросайте корм на улице и проведите собаку по этой зоне на поводке, дав команду «гуляй»; при попытках взять корм строго окрикните собаку, подкрепив окрик рывком за поводок. Когда собака научится спокойно пробегать мимо разбросанного корма, награждайте ее при выходе из зоны своим лакомством из кармана.

– Дайте собаке несколько кусочков лакомства с руки, потом уроните оставшиеся кусочки на землю и произнесите запрещение «фу!». В этом случае собака должна усвоить, что с земли ничего нельзя поднимать.

– Выпускайте собаку гулять без поводка, но в наморднике, затрудняющем хватание отбросов.

– При попытках поднять что-либо съестное с земли бросайте в собаку с крепкой нервной системой камушки, стреляйте в нее из рогатки. Причем делайте это так, чтобы она не поняла, что это ваших рук дело: камешек или строгий ошейник прилетел сам по себе, как НЛО.

– Можно использовать мышеловку со слабой пружиной (предварительно проверьте ее на собственных пальцах!): при попытке схватить корм собака получает щелчок по носу. Как прием это годится не более одного-двух раз, так как после злостные подбиратели с земли станут избегать мышеловки, но не свободно лежащего корма.

– Специально ищите вместе с собакой отбросы и награждайте лакомством их обнаружение, т. е. меняйте «чужое» на «свое».

– Если ничего не помогает – обратитесь за советом к опытному дрессировщику.

– Собака съедает дома полную миску, а потом все равно с жадностью поедает отбросы. При этом она худеет, ее периодически тошнит, понос (возможно, со слизью) сменяется запором, шерсть тусклая. Или собака отказывается от еды, предлагаемой дома, и значительно охотнее поедает на улице отбросы и фекалии. В этом случае у собаки может быть глистная инвазия или ей не хватает каких-либо витаминов и микроэлементов. Да мало ли что может быть! Обязательно обратитесь к ветеринару! В этом случае нужны его совет и помощь.




Глава 28 НОВОГОДНИЙ СИНДРОМ

Собака боится грома, выстрелов, салютов и фейерверков, полностью отравляя хозяевам все праздники, особенно Новый год.



Чего могут бояться или не бояться собаки?



Как-то раз, когда моему эрделю было около полугода и он, не ожидая ничего плохого, поедал из собственной миски положенную ему порцию, сверху на миску неожиданно свалилась разделочная доска. Гвоздик, на котором она висела, ни с того ни с сего выпал из стены, миска с грохотом перевернулась, а щенок пулей вылетел из кухни. С тех пор и до конца своей жизни пес боялся... кухни. К счастью, он не боялся ни миски, ни еды, ни подставки, на которой миска стояла, а только отказывался перейти порог кухни. Пришлось кормить его в коридоре. Если же его все-таки заманивали в страшное место с помощью особенно вкусного лакомства, Джой торопливо заглатывал его, опасливо поглядывая наверх, и спешил выскочить вон. Он совершенно спокойно заходил в незнакомые для него квартиры моих друзей, быстренько ориентировался, где находятся тамошние кухни (очевидно, определяя их по запаху), и неизменно отказывался иметь с ними дело.

Причем любые другие комнаты он посещал охотно, проявляя здоровую исследовательскую реакцию, с любопытством, не поджимая хвоста, обнюхивал все углы. К нашему счастью, кухни за собаками по улице не гоняются, поэтому его страхи нам не мешали. Ни выстрелов, ни грома, ни транспорта он не боялся.

В те времена я была близко знакома с владельцами еще двух эрделей. Они тоже чего-нибудь боялись. Вилли-Вест однажды ловил влетевшую в комнату муху, а поймал... осу. И она, естественно, ужалила его в язык. Псу стало так плохо, что пришлось оказывать ему ветеринарную помощь. С тех пор, если в комнату залетало нечто жужжащее, он прятался под кровать и не вылезал оттуда, пока зловредное насекомое не изгоняли из дома. На улице он не убегал от мух, ос, пчел и прочих крылатых тварей, а осторожненько обходил их стороной.

Джерри-Джерси пришлось хуже всех: во время семейного скандала собаку ударили дверью. Не намеренно, а нечаянно – все враждующие между собой стороны собаку-то как раз и любили. Но кто-то в сердцах хлопнул дверью, не заметив ее. С тех пор эрделька боялась... ходить по полу. Войдя в квартиру (все равно, свою или чужую), она мгновенно запрыгивала на кресло или кровать и пряталась в подушках. И даже пыталась перепрыгивать с мебели на мебель, чтобы не ступить на страшный пол.

Грету в Средней Азии ужалили сразу три осы-сколии, которых она пыталась поймать в помещении. Собаке стало плохо. Дело было в экспедиции, и мне самой пришлось оказывать ей первую помощь – делать инъекцию димедрола и отпаивать крепким сладким чаем для поддержания сердечной деятельности. Придя в себя, никаких выводов она не сделала, так и продолжала с прежним рвением охотиться на крупных жужжащих насекомых. В другой раз, на Кавказе, она прыгнула в пропасть, чтобы поймать ворона, который с издевательским карканьем пролетел рядом с нами. По счастливейшей случайности собака застряла в кусте, разросшемся на уступе.

Она смогла встать на задние лапы и зацепиться передними за край обрыва, после чего я вытащила ее наверх за ошейник. Предполагается, что чувство высоты у собак врожденное. Но очевидно, что выросшая в городе собака неправильно оценивает пространство и расстояние в горах. Что касается стрельбы, то во время обучения Грета быстро определяла источник звука и пыталась наброситься на человека, стрелявшего из стартового пистолета. Такая вот была собака...

Мойра до шести лет не боялась ни выстрелов (нормально сдала и общий курс дрессировки, и защитно-караульную службу), ни грома, ни взрывов петард. Но ее последняя беременность, осложнившаяся токсикозом, совпала с Новым годом. И какой-то внутренний дискомфорт совпал с громкими звуками. С тех пор – с шести лет и до двенадцати – она исправно выдавала настоящую фобию на все громкие звуки. Услышав любой хлопок, напоминающий выстрел, она опережала меня метров на пятьдесят, потом бежала обратно на полусогнутых ногах, дрожа всем телом и тяжело дыша при этом. Приходилось давать ей успокаивающие препараты. Ее дочь Норна смотрела на нее с удивлением: она как не боялась громких звуков в детстве, так и не стала их бояться в дальнейшем. Интересно, что страхи Мойры исчезли в последний год ее жизни, после того как ее прооперировали и удалили все органы «по женской части».

Среднеазиатская овчарка Равшан очень хорошо ориентировалась на пересеченной местности. Глубокие овраги ее не пугали, но и попыток свалиться в них она не делала. Впервые увидев качающийся подвесной мостик через российскую речку, она на мгновение растерялась, но, внимательно посмотрев, как мы переходим его с Норной, последовала за нами без особого страха, но с достаточной осторожностью. Что же касается ос, так она ловила и ела их без вреда для себя!

Это выяснилось на даче у знакомых. Собаку привязали на улице, рядом с террасой, куда на запах варенья устремлялись целые орды ос. Я заинтересовалась, почему собака заливается слюной: она сосредоточенно и целеустремленно ловила ос, потом выплевывала и некоторое время рассматривала, как полуутопленное в слюне насекомое вяло пытается ползти, и подбирала его снова. Внимательно осмотрев пасть собаки, ее губы и оттопыренные брыли, я не обнаружила ничего похожего на укусы. Вот так-то! Может быть, и в природных условиях среднеазиатские овчарки разбавляют свой рацион разными насекомыми, не брезгуя и жалящими?..

Что касается громких звуков, увы, Равшан оказалась представителем современного поколения собак, которые их боятся! Новый год собака с позором отсиживалась под столом. А на улицу выходила лишь на минуту – сделать свои дела – и тут же бежала обратно к двери подъезда. Она определяла то место, где недавно запускали праздничные фейерверки по запаху, и отказывалась туда идти. Более того, она угадывала намерения людей, пользуясь зрением! Так, однажды мы вместе с ней смотрели в окно (я живу на втором этаже), под которым стояли и разговаривали двое взрослых людей, мужчина и женщина. Вдруг собака опустила хвост и осторожненько попятилась под стол. Я ожидала взрыва петард от ребятишек, но не от этой пары!

А они возьми да и запусти ракету! Собака рассмотрела через мутное стекло предшествующие запуску движения и обо всем догадалась, а я – нет! Один раз мы с ней крепко влипли: отошли от дома на порядочное расстояние, а тут-то ребятишки и жахнули своей петардой. Равшан рванула к дому. Я никак не могла допустить, чтобы у нее выработался условный рефлекс, что я не способна ее удержать.

Заорав страшным голосом «лежать!», я повалила ее в снег и сама упала на нее, как при настоящем обстреле. Мы переждали пять взрывов метрах в десяти от нас. При этом я не переставала гладить собаку и разговаривать с ней. А потом, когда юные безобразники удалились, мы встали, отряхнулись и медленно – очень медленно! – двинулись к дому, причем я требовала от собаки неукоснительного выполнения команды «рядом».

На дрессировочной площадке выяснилось, что одиночных выстрелов из стартового пистолета собака не боится.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   70




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница