Стихи Веры Полозковой разных лет



Скачать 273.96 Kb.
страница4/14
Дата01.05.2016
Размер273.96 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
СУЖЕНОЕ-РЯЖЕНОЕ
       Гадание
 
      Чуши не пороть.
      Пораскованней.
      - Дорогой Господь!
      Дай такого мне,
 
      Чтобы был свиреп,
      Был как небоскреб,
      Чтобы в горле рэп,
      А во взгляде стеб,
 
      Чтоб слепил глаза,
      Будто жестяной;
      Чтоб за ним как за
      Каменной стеной;
 
      Туже чтоб ремней,
      Крепче, чем броня:
      Чтобы был умней
      И сильней меня;
 
      Чтобы поддержал,
      Если я без сил,
      Чтобы не брюзжал,
      Чтобы не бесил,
 
      Чтобы был холен,
      Чтобы был упрям,
      Чтоб «У этой вон –
      Идеальный прям!»
 
      Чтобы, пыль вокруг
      Каблуком клубя,
      Он пришел и вдруг –
      «Я люблю тебя».
 
      ***
 
      По реке плывет топор.
      Вдоль села Валуева.
      Он не видит и в упор,
      Как же я люблю его.
 
      ***
 
      - Рассказать ему? – Бровь насупит.
      Да и делать-то будешь что потом?
      - А исчезнуть? Как он поступит?
      - Не умрет. Все приходит с опытом.
      - А не любит? – Ну значит – stupid,
      Пусть тогда пропадает пропадом.
 
      ***
 
      - Уходить от него. Динамить.
      Вся природа ж у них – дрянная.
      - У меня к нему, знаешь, память –
      Очень древняя, нутряная.
 
      - Значит, к черту, что тут карьера?
      Шансы выбиться к небожителям?
      - У меня в него, знаешь, вера;
      Он мне – ангелом-утешителем.
 
      - Завяжи с этим, есть же средства;
      Совершенно не тот мужчина.
      - У меня к нему, знаешь, – детство,
      Детство – это неизлечимо.
 
      ***
 
      Шалостью бризовой,
      Шелестью рисовой –
      Поговори со мной,
      Поговори со мной,
 
      Солнечной, лиственной
      Вязью осмысленной –
      Ну поделись со мной
      Тяжкими мыслями,
 
      Темными думами,
      Мрачной кручиною –
      Слушать угрюмыми
      Соснами чинными
 
      Буду; как рай земной
      Под кипарисами –
      Поумирай со мной,
      Поговори со мной,
 
      Слезы повылей чуть -
      Я ведь как оттепель,
      Я тебя вылечу,
      Станет легко тебе,
 
      Будто бы сызнова
      Встанешь из пламени,
      Только держись меня,
      Не оставляй меня.
 
      А коль решишь уйти,
      Вот те пророчество:
      Будешь искать пути,
      Да не воротишься.
 
 
      28-29 января 2005 года.
      @@@
      Целуемся хищно
      И думаем вещно;
      Внутри меня лично
      Ты будешь жить вечно,
 
      И в этой связи мы
      Единей скелета, -
      На долгие зимы,
      На многие лета;
 
      В нас ширится мощно
      Грудная геенна -
      И денно и нощно,
      И нощно и денно,
 
      Сиамское темя
      У двух иностранцев -
      Мы вместе на время.
      Но не на пространство.
 
      И да не возропщем,
      Пока не остынем.
      Найдемся по общим
      Подкожным пустыням.
 
 
      Ночь с 16 на 17 февраля 2005 года.
      @@@
      А где я? Я дома, в коме, зиме и яме.
      Мурлыкаю в ванной медленно Only you,
      Пишу себе планы, тут же на них плюю;
      А кожа сидит на креме как на клею
      И, если не мазать, сходит с тебя слоями.
 
      А он где? Никто не знает; по веществу ведь
      Он ветер; за гранью; без вести; вне игры.
      Пусть солнце бесстыдно лижет ему вихры,
      Пусть он устает от женщин и от жары, -
      Его, по большому счету, не существует.
 
      Ведь, собственно, проходимцы тем и бесценны.
      Он снится мне между часом и десятью;
      Хохочет с биллбордов; лезет ко мне в статью.
      Таджики – как саундтрек к моему нытью –
      В соседней квартире гулко ломают стены.
 
      Такая болезнь хоть раз, но бывает с каждым:
      Я думала: я забыла сказать о важном,
      Я вывернусь, я сбегу, полечу в багажном,
      Туда же, все с той же бирочкой на руке.
      Я думала: я ворвусь и скажу: porque?!..
 
      Но Отче грустит над очередью к реке,
      В которую никого не пускает дважды.
 
 
 
      Ночь с 18 на 19 феврале 2005 года.
      @@@
      ·         Про секс
 
      Если ты горяч и молод -
      Утоляй тактильный голод.
      ·         Про невзаимность
 
      Вот уже прошла зима -
      Он не пишет мне письма.
 
      Кто же пишет мне письмо?
      Исключительное чмо.
      ·         Про плохую связь
 
      Интернет-провайдер Рол
      Вдохновенье запорол.
      ·         Про кино
 
      Кто-кто?
      Кокто!
      ·         Про Джа
 
      Ну зачем так много думать,
      Если можно взять и дунуть.
 
      Гарантирует трава
      Все свободы и права.
      ·         Про беременность
 
      Двадцать пятое число.
      Слава Богу, пронесло.
      ·         Про русских в Египте
 
      Пьют, вопят, храпят под тентом.
      Хорошо быть импотентом!
      ·         И, наконец, про солидарность со Шнуром:
 
      И я день рожденья не буду справлять.
      Вот.
      @@@
      Мы найдемся, как на концерте, -
      Дело просто в моей ленце.
      Я подумываю о смерти –
      Смерть икает на том конце.
 
 
      Ночь с 27 на 28 февраля 2005 года.
      @@@
      И триединый святой спецназ
      Подпевает мне, чуть фальшивя.
 
      Все, что не убивает нас,
      Делает
      Нас
      Большими.
 
 
      9 марта 2005 года
      @@@
      - Все, - говорю, - нравится мне в моем будущем муже: и качество текстов, и уровень театральных проектов, которыми он занимается, и родители у него замечательные, и люди отличные, с которыми он работает в Москве - и этим людям я тоже нравлюсь, они звонят мне и говорят со мной нежным баритоном; и то, что он хрипотцой, формой бровей и общим мужикастым обаянием ужасно похож на Данильчука; и то, как он плачет, по-офицерски, стиснув зубы, отводя глаза, чтобы люди не видели слез; прекрасно, что он неамбициозен, но сверхуспешен за счет как раз вот такого ненапряжного подхода к жизни, что он может что-то придумать и забыть, и директора потом ходят и умоляют это найти и записать; что он молод, что у него татуировочка, еле заметная, я видела; и стрижка его мне нравится пионерская, и коллекция гитар, и когда он небрит, и когда гладко выбрит, и когда носит бородку-эспаньолочку; и голос его прекрасен, и форма ногтей, и даже национальность его меня завораживает совершенно.
 
      Только одно чуть-чуть напрягает - мы все еще незнакомы.
      11/03/05
      @@@
      В трубке грохот дороги, смех,
      «Я соскучился», Бьорк, метель.
      Я немного умнее тех,
      С кем он делит свою постель.
 
      В почте смайлики, списки тем,
      Фото, где я сижу в гостях;
      Мне чуть больше везет, чем тем,
      Кто снимается в новостях.
 
      В сумке книжка с недорогим
      Телефоном, медведь, тетрадь:
      Мне спокойнее, чем другим,
      Кому есть уже, что терять.
 
      В сердце вставлен ее альбом,
      Кровь толкается чуть быстрей.
      Там безлюдней вспотевших лбом
      Подворотен и пустырей.
 
 
      Ночь с 12 на 13 февраля 2005 года.
       @@@
      Мы найдемся, как на концерте, -
      Дело просто в моей ленце.
      Я подумываю о смерти –
      Смерть икает на том конце.
 
 
      Ночь с 27 на 28 февраля 2005 года.
      @@@
      От Кишинева и до Сент-Луиса
      Издевается шар земной:
      Я ненавижу, когда целуются,
      Если целуются не со мной.
 
      Ночь с 19 на 20 марта 2005 года.
      @@@
      Это он, это он,
      Старый псих Пигмалион.
      21/03/05
      @@@
      Три родинки как Бермудский архипелаг.
      Четыре кольца взамен одного кастета.
      А выглянешь из окна университета –
      Всё башенки, купола и трехцветный флаг.
 
      Михайло похож на шейха в тени чинар.
      Подруга пьет чай под лестницей, поджидая
      Родного короткостриженного джедая,
      С которым пойдет прогуливать семинар.
 
      Речь пряна и альма-матерна – по уму.
      Покурят – и по редакциям: сеять смуту
      В людских головах. Заглядываешь – в минуту
      Друзья тебя топят в едком густом дыму.
 
      Моргать – мерить кадры веками: вот, смотри.
      Улыбкой пугать как вспышкой; жить просто ради
      Момента, когда зажгутся на балюстраде
      Магические, как в Хогвартсе, фонари.
 
      Ты легкими врос: пыль, кофе, табак и мел,
      Парфюмы – как маячки, как густой в ночи след
      Фарного света; если тебя отчислят,
      Ты сдохнешь, как кит, что выбросился на мель.
 
 
 
      26 марта 2005 года.
      @@@
      Актриса и директор театра
      Увы, но он непоколебим
      И горд. Во взгляде его сердитом
      Читаю имя свое петитом
      И чуть заметное «мы скорбим».
 
      Мы снова жанрами не сошлись:
      Он чинит розги, глядит серьезней, -
      Но брюхом вниз из-за чьих-то козней
      На сцену рушится с бранью поздней
      И обрывает кусок кулис.
 
      Он зол, и мутны его белки.
      Он хочет к той, из отеля «Плаза».
      Она мила и голубоглаза
      И носит розовые чулки.
 
      А я должна быть поражена,
      Сидеть и плакать в рукав, конечно,
      Но я смотрю на него так нежно,
      Как смотрит будущая жена.
 
      Его – брюзглива, а зять прохвост
      И хам; из окон одни трущобы.
      Он ненавидит меня – еще бы –
      За отражение южных звезд
 
      В глазах, усмешку на уголок,
      То, что меня узнают без грима
      И то, что я, к сожаленью, прима
      И никогда не ношу чулок.
 
      Я ноль. Я дырочка в номерке.
      Но – буду профилем на монете.
      А он останется в кабинете
      С куском кулисы в одной руке.
 
 
 
      2-3 апреля 2005 года.
      @@@
      От богатых господ,
      Золотыми гостиными
      Уношу тебя под
      Ногтевыми пластинами,
 
      За подкладкой – как гаш,
      Мысли взглядами робкими
      Отсылая в багаж
      Черепными коробками;
 
      Мимо тех, кому лжем,
      Шефу, маме ли, Кате ли –
      Перочинным ножом
      Сквозь металлоискатели,
 
      Из-под острых ресниц
      Глядя, будто бы клад ища –
      Мимо старых гробниц
      Или нового кладбища;
 
      От срывающих куш -
      Или рвущихся в дебри те –
      Мимо грязных кликуш
      И холеных селебрити,
 
      Что галдят ни о чем –
      Каблучищами гордыми
      Льдом, песком, кирпичом,
      Мостовыми, биллбордами,
 
      Уношу, словно ком
      Снежный – в горле – не выстою –
      Как дитя под платком
      Уносила Пречистая;
 
      Вместо пуль и камней,
      Сквозь сердечную выжженность,
      Мимо тех, кто умней,
      Или, может быть, выше нас,
 
      Волочу, как босяк
      Ногу тащит опухшую.
      Мимо тех, кто иссяк,
      Или тех, кого слушаю,
 
      Посекундно платя –
      Обещая, что в пыль сотру.
      Уношу, словно стяг,
      Что полощется по ветру –
 
      Во весь дух. Во всю прыть –
      Как горючее кровь еще –
      Уношу, чтоб зарыть,
      Утопить, как сокровище,
 
      И доверить воде
      Бескорыстно, по-вдовьему:
      Чтоб на Страшном суде
      Бросить в чашу весов Ему.
 
      В банк? Проценты с него?
      Чтобы я – да тетрадь вела?..
 
      Отче, я ничего,
      Ничего не потратила.
 
 
 
      9 апреля 2005 года.
      @@@
      Первой истошной паникой по утрам –
      Как себя вынести,
      Выместить, вымести;
      Гениям чувство кем-то-любимости –
      Даже вот Богом при входе в храм –
      Дорого: смерть за грамм.
 
      Впрочем, любая доза для нас горька
      Ломками острыми;
      Странное чувство рожденных монстрами:
      Если не душит собственная строка –
      Изредка доживаем до сорока.
 
      Загнанно дышим; из пузырька драже
      Сыплем в ладонь, от ужаса обессилев.
      Лучший поэт из нынешних – Саш Васильев,
      И тому тридцать шесть уже.
 
      Впрочем, мы знаем каждый про свой черед –
      Кому из верности
      Нас через дверь нести;
      Общее чувство несоразмерности –
      Даже с Богом, который врет –
      Ад, данный наперед:
 
      Мощь-то близкого не спасла б
      Тенью хоть стань его.
 
      Нету смертельнее чувства титаньего,
      Тяжелей исполинских лап –
      Хоть ты раним и слаб.
 
      Масть Кинг-Конгова; дыбом шерсть.
      Что нам до Оскара,
      Мы – счет веков с кого;
      До Владимира Маяковского
      Мне – всего сантиметров шесть.
 
      Царь? Так живи один, не калечь ребят.
      Негде? Так ты прописан-то сразу в Вечность.
 
      Вот удивится тот, кто отправит в печь нас:
      Памятники! Смеются! И не горят!..
 
 
 
 
      Ночь с 18 на 19 апреля 2005 года.
      @@@
      Либо совесть приучишь к пятнам,
      Либо будешь ходить босой.
 
      Очень хочется быть понятным
      И при этом не быть попсой.
 
 
 
      23 апреля 2005 года.
      @@@
      Город, созданный для двоих,
      Фарами льет огонь.
      Мостовая у ног твоих –
      Это моя ладонь.
 
      Ночью дома ссутулятся.
      Медленно слижет дождь
      С теплой тарелки улицы
      След от твоих подошв.
 
      Припев.
      Видишь, я в каждом знамени.
      Слышишь, я в каждом гимне.
      Просто в толпе узнай меня
      И никогда не лги мне.
 
      Оглушителен и высок,
      А иногда и груб
      Голос мой – голос вывесок
      И водосточных труб.
 
      Вечер накроет скоро дом,
      Окнами свет дробя.
      Можно я буду городом,
      Чтобы обнять тебя?
 
      Припев.
      27/04/05
      @@@
      Я была Ромулом, ты был Ремом.
      Перемигнулись, создали Рим.
      Потом столкнула тебя в кювет.
      Привет.
      Я пахну тональным кремом.
      Ты разведен со своим гаремом.
      Мы вяло, медленно говорим.
 
      Кто сюзереном был, кто вассалом?
      Прошло как минимум пару эр.
      Друг другу, в общем, давно не снимся.
      Лоснимся.
      Статусом.
      Кожным салом.
      Ты пьешь Варштайнер, я пью пуэр.
 
      Цивилизацию в сталь одело
      И хром – докуда хватает глаз.
      И, губы для поцелуя скомкав,
      Мы не найдем тут родных обломков.
      Я плохо помню, как было дело –
      Прочти учебник за пятый класс.
 
      И, кстати, в целости самовластье.
      Там пара наших с тобой имен.
      Ты был мне – истинный царь и бог.
      Но стены Рима сжевал грибок,
      А впрочем, кажется, увлеклась я
      Усталым трепом в конце времен.
 
      Потомки высекли нас. В граните.
      Тысячелетьям дано на чай.
      Мы – как Джим Моррисон и Сед Вишез.
      Я выковыриваю, скривившись,
      Посредством нити
      В зубах завязнувшее «прощай».
      5/05/05
      @@@
      Автодорога
      Средь узких троп –
      Бог недотрога
      И мизантроп.
 
      Он там, где камни
      И где иврит.
      Он ни фига мне
      Не говорит.
 
      Мы так устали,
      Что жди беды.
      Я не из стали,
      А из воды.
 
      Велели сбацать
      Тексток опять.
      Мне девятнадцать –
      А им ноль пять
 
      И чипсов к пиву.
      И их орда.
      Я терпелива
      И не горда –
 
      Прав тот, кто платит.
      И двух купюр
      На ужин хватит
      И маникюр.
 
      Ведь что б эпоха
      Ни принесла –
      Талант подохнет
      Без ремесла.
 
      Я стану злее.
      Вот к октябрю.
      Повеселею
      И закурю –
 
      К беседе, к кофе ль,
      В полночный бред –
      Мой скучен профиль
      Без сигарет.
 
      Кувшинкой поздней
      Взойду со дна.
      Начну серьезнеть
      И жить одна.
 
      Скажу – I did it!
      И за версту
      Господь увидит,
      Как я расту.
 
      Большой, как солнце –
      In God We Trust –
      Он улыбнется
      И денег даст.
 
 
 
      Ночь с 12 на 13 мая 2005 года.
      @@@
      Пальцы щеткой
      Скрестите за меня:
      Пять зачетов
      И три экзамена.
 
 
      13 мая 2005 года.
      @@@
      В этой мгле ничего кромешного нет –
      Лишь подлей в нее молока.
      В чашке неба Господь размешивает
      Капучинные облака.
 
      В этом мае у женщин вечером
      Поиск: чье ж это я ребро?
      Я питаюсь копченым чечилом.
      Сыр – и белое серебро.
 
      Этот город асфальтом влагу ест
      Будто кожей. А впереди
      Тетя встала послушать благовест,
      Что грохочет в моей груди.
 
 
 
      Ночь с 14 на 15 мая 2005 года.
      @@@
      Мой друг Левинский Родион,
      По прозвищу Топор,
      Меня, почти Селин Дион,
      Не видит и в упор.
 
      Мой друг Топор, большой, как вол,
      Красивый, словно змей,
      Осуществляет произвол
      В больной душе моей.
 
      Его встречаю я в гостях,
      Со мной киряет он.
      Он трудится в "Ведомостях",
      Левинский Родион.
 
      Он смски ночью шлет
      И в аське мне язвит.
      Огромный, словно самолет,
      И мощный, как Давид.
 
      Он курит дурь, и оттого
      Он мудрый, как Плутарх.
      И девушка есть у него,
      И папа олигарх.
 
      Меня он манит, будто мед,
      И снится с давних пор.
      Когда-нибудь он все поймет,
      Мой добрый друг Топор.
 
      Подумает, и так и сяк
      Прикинет все в уме -
      Придет, закурит свой косяк,
      И женится на мне.
 
      16 мая 2005 года.
      @@@
      Шепоток во вселенском мраке:
      - Про любовь, детка, это враки.
      Счастье – просто программный сбой.
      Быть зачатыми нам в бараке,
      Состоять нам в тоскливом браке,
      В тихой драке
      С самим собой.
 
 
      21 мая 2005 года.
      @@@
      Ничего не жду, не думаю ни о ком.
      Потихоньку учусь не плакать и высыпаться.
      И луну в небеса подкинули медяком,
      Положив на ноготь большого пальца.
      24/05/05
      @@@
      Лето в городе, пыль столбом.
      Надо денег бы и грозу бы.
      Дни – как атомные грибы:
      Сил, накопленных для борьбы,
      Хватит, чтобы почистить зубы,
      В стену ванной уткнувшись лбом.
 
      Порастеряны прыть и стать.
      Пахнет зноем и свежим дёрном,
      Как за Крымским за перешейком.
      Мозг бессонницу тянет шейком –
      И о бритве как о снотворном
      Начинаешь почти мечтать.
 
      Как ты думаешь, не пора ль?
      Столько мучились, столько врали.
      Память вспухла уже, как вата –
      Или, может быть, рановато?
      Ты, наверное, ждешь морали.
      Но какая уж тут мораль.
 
 
 
      29 мая 2005 года.
      @@@
      А я, дорогие друзья, не хочу замуж за миллионера, не стремлюсь круто попасть на тиви, не разбираюсь в машинах, не ношу каблуков и от долгого шоппинга начинаю испытывать дикую тошноту.
 
      Шоу-бизнес и высшие круги прогнили и разложились так, что смрад проникает даже через экран.
 
      Я люблю хорошее кино, люблю, когда Соня хохочет и визжит от моей щекотки, люблю спать и смотреть многосерийные фантасмагории в качестве снов, люблю, когда на факультете мне делают качественный французский маникюр, люблю отдавать долги, люблю перездразнивать преподавателей, ездить в метро, слушать Нино, кушать булки с изюмом и сливочным маслом, ревновать собственные мысли, читая их у гениев, писать то, что у самой вызывало бы мурашки, и красивых, смуглых, ненапряжных мальчиков, которые сразу говорят "ты", закуривают, прищурясь и чуть склонив голову набок, держат за плечи, а не под руку, умеют решать за тебя и исчезают также внезапно, как появились.
 
      А что сверх того - то от лукавого.
      31/05/05
      @@@
      Опытные верочковеды знают, что у нее бывает всего три состояния: трагическое охуение, восторженное охуение и сон. Причем первое легко переходит во второе, если Верочку покормить или дать денег, - или сразу в третье, если покормить слишком обильно. Рычажок переключается также с помощью киносеанса, искрометного гэга, секса или дарения чего-нибудь нужного. Чтобы увидеть Верочку в состоянии трагического охуения, нужно просто ничего не трогать - в него она переходит автоматически, это скринсейвер.
 
      Очень простое устройство. Не приносит никакой практической пользы, но изрядно развлекает.
      2/06/05
      @@@
      С ним внутри я так быстро стану себе тесна,
      Что и ртами начнем смыкаться совсем как ранами.
      Расставаться сойдемся рано мы
      В нежилое пространство сна.
 
      Будет звон: вот слезами дань, вот глазами донь.
      Он словами засыплет пафосными, киношными.
      И заржавленно, будто ножнами
      Стиснет в пальцах мою ладонь.
 
      Развернусь, и толпа расступится впереди.
      И пойду, как по головешкам, почти без звука я –
      Руку сломанную баюкая,
      Как ребеночка, на груди.
 
 
      Ночь со 2 на 3 июня 2005 года.
      @@@
      Универсальное женское проклятие - чтоб тебе любимый позвонил сразу после маникюра в дорогом салоне, а телефон лежал на самом дне сумки!


Скачать 273.96 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница