Стихи Веры Полозковой разных лет



Скачать 273.96 Kb.
страница5/14
Дата01.05.2016
Размер273.96 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
      3/06/05
      @@@
      С утра позвонил кто-то жизнерадостный и сказал - я через час буду в центре. Хорошо, - сказала я и заснула обратно. Через час кто-то позвонил опять и сказал - я сижу в Джусто в Камергерском, я бородатый, мне сорок пять, я тебя жду. Я на Маяковке, я высокая, говорю, с длинными волосами, я скоро буду.
 
      В Камергерском шла какая-то русская ярмарка, и девушка-скоромох, явно тяжело и безнадежно обдолбанная, в горло орала со сцены - Яааармаркааа! Хараввоооды водим! Камергееерский гуляааает! В Джусто кто-то жизнерадостный, бородатый и в темных очках вручил мне диск незнакомой украинской группы и отправил восвояси.
 
      Я меломан просто.
 
      Хотя украинские мужчины реально завораживают меня. Я специально не еду в Киев - я там останусь.
 
      Группа оказалась такой прекрасной, что не жалко ради нее никакого раннего субботнего утра. Жаль, я в упор не понимаю, о чем они поют, но фигурирует бета-каротин, Ямайка, богема и смайлы по асе - и значит, свои люди.
      11/06/05
      @@@
      Что-то клинит в одной из схем.
      Происходит программный сбой.
      И не хочется жить ни с кем,
      И в особенности с собой.
 
      Просто срезать у пяток тень.
      Притяжение превозмочь.
      После - будет все время день.
      Или лучше все время ночь.
 
      ***
      Больно и связкам, и челюстным суставам:
      - Не приходи ко мне со своим уставом,
      Не приноси продуктов, проблем и денег –
      Да, мама, я, наверное, неврастеник,
      Эгоцентрист и злая лесная нежить –
      Только не надо холить меня и нежить,
      Плакать и благодарности ждать годами –
      Быть искрящими проводами,
      В руки врезавшимися туго.
      Мы хорошие, да – но мы
      Детонируем друг от друга
      Как две Черные Фатимы.
 
      - Я пойду тогда. – Ну пока что ль.
      И в подъезде через момент
      Ее каторжный грянет кашель
      Как единственный аргумент.
 
      ***
      О, швыряемся так неловко мы –
      - Заработаю я! Найду! –
      Всеми жалкими сторублевками,
      Что одолжены на еду,
 
      Всеми крошечными заначками,
      Что со вздохом отдал сосед –
      Потому что зачем иначе мы
      Вообще рождены на свет,
 
      Потому что мы золоченая,
      Но трущобная молодежь.
      Потому что мы все ученые
      И большие поэты сплошь.
 
      Пропадешь,
      Коли попадешь в нее –
      Ведь она у нас еще та –
      Наша вечная, безнадежная,
      Неизбывная нищета.
 
      ***
      Уж лучше думать, что ты злодей,
      Чем знать, что ты заурядней пня.
      Я перестала любить людей, -
      И люди стали любить меня.
 
      Вот странно – в драной ходи джинсе
      И рявкай в трубку, как на котят –
      И о тебе сразу вспомнят все,
      И тут же все тебя захотят.
 
      Ты независим и горд, как слон –
      Пройдет по телу приятный зуд.
      Гиены верят, что ты силен –
      А после горло перегрызут.
 
      ***
      Я совсем не давлю на жалость –
      Само нажалось.
      Половодьем накрыло веки, не удержалось.
      Я большая-большая куча своих пожалуйст –
      Подожгу их и маяком освещу пути.
 
      Так уютнее – будто с козырем в рукаве.
      С тополиной опухолью в листве;
      - Я остаюсь летовать в Москве.
      - Значит, лети.
      Лети.
 
 
      17 июня 2005 года.
      @@@
      Ты умело сбиваешь спесь –
      Но я справлюсь, куда деваться;
      Ночью хочется напиваться,
      Утром хочется быть не здесь.
 
      Свален в кучу и гнил на треть,
      Мир подобен бесхозным сливам;
      Чтобы сделать Тебя счастливым,
      Нужно вовремя умереть.
 
      Оступиться, шагая по
      Нерву – hey, am I really gonna
      Die? – не освобождать вагона,
      Когда поезд пойдет в депо.
 
      В землю падаль педалью вжать,
      Чтоб не радовалась гиенья
      Свора пакостная; гниенья
      Коллективного избежать.
 
      И другим, кто упруг и свеж,
      Объяснить все как можно четче;
      Я уже поспеваю, Отче.
      Забери меня в рай и съешь.
 
 
      Ночь с 25 на 26 июня 2005 года.
      @@@
      И не то чтоб прямо играла кровь
      Или в пальцах затвердевал свинец,
      Но она дугой выгибает бровь
      И смеется, как сорванец.
 
      Да еще умна, как Гертруда Стайн,
      И поется джазом, как этот стих.
      Но у нас не будет с ней общих тайн –
      Мы останемся при своих.
 
      Я устану пить и возьмусь за ум,
      Университет и карьерный рост,
      И мой голос в трубке, зевая к двум,
      Будет с нею игрив и прост.
 
      Ведь прозрачен взор ее как коньяк
      И приветлив, словно гранатомет –
      Так что если что-то пойдет не так,
      То она, боюсь, не поймет.
 
      Да, ее черты выражают блюз
      Или босса-нову, когда пьяна;
      Если я случайно в нее влюблюсь –
      Это будет моя вина.
 
      Я боюсь совсем не успеть того,
      Что имеет вес и оставит след,
      А она прожектором ПВО
      Излучает упрямый свет.
 
      Этот свет никак не дает уснуть,
      Не дает себя оправдать ни в чем,
      Но зато он целится прямо в суть
      Кареглазым своим лучом.
 
 
 
      Ночь 28-29 июня 2005 года.
      @@@
      Идем, под тяжелым веком несем пески
      И медленными сердцами тихонько стынем мы;
      Горбы маскируем скромно под рюкзаки –
      Нас ждут в оазисах, далеки,
      Круглосуточные ларьки
      За асфальтовыми пустынями.
 
      Еще нам, верблюдам, требуется матрас,
      Кофеин и – ушко игольное.
      Кстати, солнце, когда мы в последний раз
      Пили что-то безалкогольное?
 
 
      8 июля 2005 года.
      @@@
      Мир это диск, как некогда Терри Пратчетт
      Верно подметил; в трещинах и пиратский.
      Каждую ночь приходится упираться
      В то, что вино не лечит, а мама плачет,
      Секс ничего не значит, а босс тупит;
      И под конец мыслительных операций
      Думать: за что же, братцы? –
      И жать repeat.
 
      Утро по швам, как куртку, распорет веки,
      Сунет под воду, чтобы ты был свежее;
      Мы производим строки, совсем как греки,
      Но в двадцать первом треке – у самых шей
      Время клубится, жарким песком рыжея,
      Плюс ко всему, никто не видал Диджея
      И неизвестно, есть ли вообще Диджей.
 
      И мы мстительны, как Монтекки,
      И смеемся почти садистски –
      А ведь где-то другие деки.
      И стоят в них другие диски.
 
      Там ладони зеркально гладки –
      Все живут только настоящим,
      Там любовь продают в палатке
      По четыре копейки ящик;
      Солнце прячет живот под полог
      Океана – и всходит снова;
      Пляж безлюден, и вечер долог,
      Льется тихая босса-нова,
      И прибой обнимает ноги,
      Как веселый щенок цунами,
      И под легкими нет тревоги,
      И никто не следит за нами;
      Просто пена щекочет пятки
      И играют в бильярд словами,
      В такт покачивают мулатки
      Облакастыми головами;
      Эта музыка не калечит,
      Болевой вызывая шок –
      Она легче –
      Её на плечи
      И несешь за собой, как шелк.
 
      Мы же бежим, белки закатив, как белки,
      Кутаемся в родной пессимизм и косность;
      Воздух без пыли, копоти и побелки
      Бьет под ребро как финка и жжет нутро.
 
      …Новое утро смотрит на нас, раскосых,
      Солнечной пятерней тонет в наших космах
      И из дверей роняет в открытый космос,
      Если пойти тебя провожать к метро.
 
 
 
      25 июля 2005 года.
      @@@
      В освещении лунном мутненьком,
      Проникающем сквозь окно,
      Небольшим орбитальным спутником
      Бог снимает про нас кино.
 
      Из Его кружевного вымысла
      Получился сплошной макабр.
 
      Я такая большая выросла,
      Что едва помещаюсь в кадр.
 
 
 
      Ночь 28-29 июля 2005 года.
      @@@
      Свобода - это когда можно не перезванивать.
      31/07/05
      @@@
      Анечка любит сосачки; Эдам
      Любит Ив; Честер любит Читос.
 
      Меня не любит никто - и в этом
      Даже некая нарочитость.
 
 
 
      7 августа 2005 года.
      @@@
      Карьерный дрозд
      - И что же ты думаешь делать?
 
      - Я не хочу больше заниматься никакой журналистикой; однако на запрос, что еще мне было бы интересно, внутренняя поисковая система выдает только три варианта.
 
      - Мм?
 
      - Дельфинарий. Детский сад. И косметический магазин.
      8/08/05
      @@@
      И еще пару слов о мухах:
      Пусть все мухи подохнут в муках.
 
      ***
 
      [Братья Грим - это даже хуже, чем братья Макияж.]
 
      Хлопай эсминцами и всплывай?
 
      Хлопай мизинцами - и гудбай?
 
      Хлопай гостинцами - наливай?
 
      Хлопай кубинцами - мир-труд-май?
 
      Хлопай границами - и в Китай!
      Мало делаю, много вешу.
      Плохо с кожей, но нравлюсь массам.
      Я гибрид между Кэри Брэдшоу
      И Фантомасом.
 
 
      12 августа 2005 года.
      @@@
      Доктор, как хорошо, что Вы появились.
      Доктор, а я волнуюсь, куда ж Вы делись.
      Доктор, такое чувство, что кто-то вылез
      И по лицу сползает из слезных желез.
 
      Доктор, как Вы живете, как Ваши дети?
      Крепко ли спите, сильно ли устаете?
      Кресло тут в кабинете, Господь свидетель,
      Прямо такое точно, как в самолете.
 
      Доктор, тут к Вам приходят все словно к Будде.
      Доктор, у Вас в газете – все на иврите?
 
      Доктор, прошу Вас, просто со мной побудьте.
      Просто со мной немножко поговорите.
 
      ***
      Что меня беспокоит? На-ка вот:
      Я хочу, чтоб на Рождество
      Сделал Бог меня одинаковой,
      Чтоб не чувствовать ничего.
 
      Острый локоть –
      В грудную мякоть:
      Чтоб не ёкать
      И чтоб не плакать;
      Чтоб не сохнуть
      И чтоб не вякать –
      Чтобы охнуть
      И рухнуть в слякоть.
 
      Лечь, лопатки впечатать в дно
      И закутаться в ил, древнея.
      Вот тогда станет все равно.
      А со временем – все равнее.
 
      ***
      Что молчите, не отвечая мне?
      И качаете головой?
      Может, чая мне? от отчаянья?
      С трын-травой?
 
      У меня, может, побываете?
      Перейдем на другой тариф мы?
      Запретите слагать слова эти
      В эти рифмы?
 
      Приласкаете? Отругаете?
      Может, сразу удочерите?
      Доктор, что Вы мне предлагаете?
      Говорите!
 
      В дверь толкнешься на нервной почве к Вам -
      Руки свяжут, как два ремня!..
      Что Вы пишете птичьим почерком?
      Вы выписываетеменя?..
 
 
 
      Ночь 13-14 августа 2005 года.
      @@@
      Вдыхай через нос,
      Выдыхай через рот.
      И будешь здоровый
      Моральный урод.
 
      17 августа 2005 года.
      @@@
      Ну давай, давай, поиграй со мной в это снова.
      Чтобы сладко, потом бессильно, потом хреново;
      Чтобы – как же, я не хотел ничего дурного;
      Чтоб рычаг, чтобы три семерки – и звон монет.
 
      Ну давай, давай, заводи меня, трогай, двигай;
      Делай форвардом, дамкой, козырем, высшей лигой;
      Я на старте, я пахну свежей раскрытой книгой;
      Ставки сделаны, господа, ставок больше нет.
 
      Раз охотник – ищи овцу, как у Мураками;
      Кулаками – бумага, ножницы или камень –
      Провоцируй, блефуй, пытай меня не-звонками;
      Позвонками моими перебирай в горсти.
 
      Раз ты вода – так догони меня и осаль, но
      Эй, без сальностей! - пусть потери и колоссальны,
      Мы, игрушечные солдаты, универсальны.
      Пока не умираем, выхрипев «отпусти».
 
      Пока нет на экране баллов, рекордов, блесток;
      Пока взгляд твой мне жарит спину, лазурен, жёсток;
      Пока ты мое сердце держишь в руке, как джойстик,
      Пока ты никого на смену не присмотрел;
 
      Фишка; пешечка-партизан; были мы лихими,
      Стали тихими; привыкать к добровольной схиме,
      И ладони, глаза и ружья держать сухими;
      От Е2-Е4 в сторону шаг – расстрел.
 
      Я твой меч; или автомат; дулом в теплый бок –
      Как губами; я твой прицел; я иду по краю,
      Как сапер, проверяю кожей дорогу к раю
      На руке у тебя – и если я проиграю,
      То тебя самого в коробку уложит – Бог.
 
 
 
      27 августа 2005 года.
      @@@
      Просыпаешься – а в груди горячо и густо.
      Все как прежде – но вот внутри раскаленный воск.
      И из каждой розетки снова бежит искусство –
      В том числе и из тех, где раньше включался мозг.
 
      Ты становишься будто с дом: чуешь каждый атом,
      Дышишь тысячью легких; в поры пускаешь свет.
      И когда я привыкну, черт? Но к ручным гранатам –
      Почему-то не возникает иммунитет.
 
      Мне с тобой во сто крат отчаяннее и чище;
      Стиснешь руку – а под венец или под конвой, -
      Разве важно? Граната служит приправой к пище –
      Ты простой механизм себя ощущать живой.
 
      ***
      И родинки, что стоят, как проба,
      На этой шее, и соус чили –
      Опять придется любить до гроба.
 
      А по-другому нас не учили.
 
      ***
      Я твой щен: я скулю, я тычусь в плечо незряче,
      Рвусь на звук поцелуя, тембр – что мглы бездонней;
      Я твой глупый п ингвин – я робко прячу
      Свое тело в утесах теплых твоих ладоней;
 
      Я картограф твой: глаз – Атлантикой, скулу – степью,
      А затылок – полярным кругом: там льды; that’s it.
      Я ученый: мне инфицировали бестебье.
      Тебядефицит.
 
      Ты встаешь рыбной костью в горле моем – мол, вот он я.
      Рвешь сетчатку мне – как брусчатку молотит взвод.
      И – надцатого мартобря – я опять животное,
      Кем-то подло раненное в живот.
 
 
      Ночь с17 на 18 сентября 2005 года.
      @@@
      У меня просто сейчас период такой, болезненный; потерпите немножко.
 
      Да, я дом теперь, пожилая пятиэтажка.
      Пыль, панельные перекрытия, провода.
      Ты не хочешь здесь жить, и мне иногда так тяжко,
      Что из круглой трубы по стенам течет вода.
 
      Дождь вчера налетел – прорвался и вдруг потек на
      Губы старых балконов; бил в водосточный нос.
      Я все жду тебя, на дорогу таращу окна,
      Вот, и кровь в батареях стынет; и снится снос.
 
      ***
 
      Мальчик мой, как ты, сколько минуло чисел?
      Вуза не бросил? Скорости не превысил?
      Хватит наличных денег, машинных масел?
      Шторы развесил? Волосы перекрасил?
      Мальчик мой, что с тобой, почему не весел?
      Свет моей жизни, жар моих бедных чресел!
      Бросил! – меня тут мучают скрипом кресел,
      Сверлят, ломают; негде нажать cancel;
      В связке ключей ты душу мою носил –
      И не вернул; и все; не осталось сил.
 
      ***
 
      Выйдешь, куртку закинешь на спину и уйдешь.
      И отключится все, и повылетают пробки.
      И останется грохотать в черепной коробке
      Жестяной барабан стиральный машины Бош:
 
      Он ворочает мысли скомканные – все те,
      Что обычно; с садистской тщательностью немецкой.
      И тревога, как пульс, вибрирует в животе –
      Бесконечной неоткрываемой эсэмэской.
 
 
 
      20 сентября 2005 года.
      @@@
      Октябрь таков, что хочется лечь звездой
      Трамваю на круп, пока контролер за мздой
      Крадется; сражен твоей верховой ездой,
      Бог скалится самолетною бороздой.
 
      Октябрь таков, что самба звенит в ушах,
      И нет ни гроша, хоть счастье и не в грошах.
      Лежишь себе на трамвае и шепчешь - ах,
      Бог, видишь, я еду в город, как падишах!
 
      ***
 
      Как у него дела? Сочиняешь повод
      И набираешь номер; не так давно вот
      Встретились, покатались, поулыбались.
      Просто забудь о том, что из пальца в палец
      Льется чугун при мысли о нем - и стынет;
      Нет ничего: ни дрожи, ни темноты нет
      Перед глазами; смейся, смотри на город,
      Взглядом не тычься в шею-ключицы-ворот,
      Губы-ухмылку-лунки ногтей-ресницы -
      Это потом коснется, потом приснится;
      Двигайся, говори; будет тихо ёкать
      Пульс где-то там, где держишь его под локоть;
      Пой; провоцируй; метко остри - но добро.
      Слушай, как сердце перерастает ребра,
      Тестом срывает крышки, течет в груди,
      Если обнять. Пора уже, все, иди.
 
      И вот потом - отхлынуло, завершилось,
      Кожа приобретает былой оттенок -
      Знай: им ты проверяешь себя на вшивость.
      Жизнеспособность. Крепость сердечных стенок.
      Ты им себя вытесываешь, как резчик:
      Делаешь совершеннее, тоньше, резче;
      Он твой пропеллер, двигатель - или дрожжи
      Вот потому и нету его дороже;
      С ним ты живая женщина, а не голем;
      Плачь теперь, заливай его алкоголем,
      Бейся, болей, стихами рви - жаркий лоб же,
      Ты ведь из глины, он - твой горячий обжиг;
      Кайся, лечи ошпаренное нутро.
      Чтобы потом - спокойная, как ведро, -
      "Здравствуй, я здесь, я жду тебя у метро".
 
      ***
 
      Схватить этот мир, взболтать, заглотать винтом,
      Почувствовать, как лавина втекает ртом, -
      Ликующая, осенняя, огневая;
 
      Октябрь таков - спасибо ему на том -
      А Тот, Кто уже придумал мое "потом", -
      Коснулся щекой спины моего трамвая.
 
 
      Ночь с 4 на 5 октября 2005 года
      @@@
      Вера любит корчить буку,
      Деньги, листья пожелтей,
      Вера любит пить самбуку,
      Целоваться и детей,
      Вера любит спать подольше,
      Любит локти класть на стол,
      Но всего на свете больше
      Вера любит проебол.
 
      Предлагали Вере с жаром
      Политическим пиаром
      Заниматься, как назло –
      За безумное бабло.
      Только дело не пошло –
      Стало Вере западло.
 
      Предлагали Вере песен
      Написать, и даже арий,
      Заказали ей сценарий,
      Перед нею разостлав
      Горизонты, много глав
      Для романа попросили –
      Прямо бросились стремглав,
      Льстили, в офис пригласили –
      Вера говорит: «Все в силе!»
      И живет себе, как граф,
      Дрыхнет сутками, не парясь,
      Не ударив пальцем палец.
 
      Перспективы роста – хлеще!
      Встречу, сессию, тетрадь –
      Удивительные вещи
      Вера может проебать!
 
      Вера локти искусала
      И утратила покой.
      Ведь сама она не знала,
      Что талантище такой.
 
      Прямо вот души не чает
      В Вере мыслящий народ:
      Все, что ей ни поручают –
      Непременно проебет!
 
      С блеском, хоть и молодая
      И здоровая вполне,
      Тихо, не надоедая
      Ни подругам, ни родне!
 
      Трав не курит, водк не глушит,
      Исполнительная клуша
      Белым днем, одной ногой –
      Все проебывает лучше,
      Чем специалист какой!
 
      Вере голодно и голо.
      Что обиднее всего -
      Вера кроме проебола
      Не умеет ничего.
 
      В локоть уронивши нос,
      Плачет Вера-виртуоз.
 
      «Вот какое я говно!» –
      Думает она давно
      Дома, в парке и в кино.
 
      Раз заходит к Вере в сквер
      Юный Костя-пионер
      И так молвит нежно: - Вер, -
      Ей рукавчик теребя, -
      Не грусти, убей себя.
      Хочешь, я достану, Вер,
      Смит-и-вессон револьвер?
      Хочешь вот, веревки эти?
      Или мыло? Или нож?
      А не то ведь все на свете
      Все на свете
      Проебешь!
 
 
      14 октября 2005 года.
      @@@
      Все, что сейчас нам, в общем, похуй -
      Потомки назовут эпохой.
 
      16 октября 2005 года.
      @@@
      Я обещала курить к октябрю – и вот
      Ночь мокрым носом тычется мне в живот,
      Смотрит глазами, влажными от огней,
      Джаз сигаретным дымом струится в ней,
      И все дожить не чаешь – а черта с два:
      Где-то в апреле только вздремнешь едва –
      Осень.
      И ты в ней – как никогда, жива.
 
      Где-то в апреле выдохнешься, устанешь,
      Снимешь тебя, сдерешь, через плечи стянешь,
      Скомкаешь в угол – а к октябрю опять:
      Кроме тебя и нечего надевать.
 
      Мысли уйдут под стекла и станут вновь
      Бабочками, наколотыми на бровь
      Вскинутую твою – не выдернешь, не ослабишь.
 
      Замкнутый круг, так было, ты помнишь – как бишь? -
      Каждый день хоронить любовь –
      Это просто не хватит кладбищ.
 
      Так вот и я здесь, спрятанная под рамы,
      Угол урбанистической панорамы,
      (Друг называл меня Королевой Драмы)
      В сутки теряю целые килограммы
      Строк – прямо вот выплескиваю на лист;
      Руки пусты, беспомощны, нерадивы;
      Летом здорова, осенью – рецидивы;
      Осень – рецидивист.
 
      Как ты там, солнце, с кем ты там, воздух тепел,
      Много ли думал, видел, не все ли пропил,
      Сыплется ли к ногам твоим терпкий пепел,
      Вьется у губ, щекочет тебе ноздрю?
      Сыплется? – ну так вот, это я курю,
      Прямо под джаз, в такт этому октябрю,
      Фильтром сжигая пальцы себе, - uh, damn it! –
      Вот, я курю,
      Люблю тебя,
      Говорю –
      И ни черта не знаю,
      Что с этим делать.
 
 
      Ночь с 17 на 18 октября.


Скачать 273.96 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница