Терри Пратчетт. Опочтарение



страница15/16
Дата30.04.2016
Размер1.97 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Найди Даму, Найди Даму… в этой игре была даже некоторая научность. Конечно, если у тебя получалось припрятать три карты в рукаве, это сильно помогало делу; фактически, в этом-то и был ключ к успеху. Мокрист хорошо изучил все эти приемы, но чисто механические трюки он находил скучными, недостойными его способностей. Были и другие способы воздействия на людей – направить их по ложному пути, отвлечь, разозлить. Злость всегда срабатывала. Разозленный человек начинает делать ошибки.

В центре площади оставили свободное пространство, в нем стоял дилижанс, на козлах которого с гордым видом восседал "Труба" Джим. Лошади просто сияли, металлические детали кареты блестели в свете факелов. А вот группа людей, стоявшая вокруг кареты, блестела не так сильно.

Тут была пара представителей "Великого Пути", несколько волшебников и, конечно же, иконографист Отто Фскрик. Они обернулись и поприветствовали Мокриста, на их лицах читался полный спектр выражений – от глубокого облегчения до не менее глубокой подозрительности.

- Мы уже задумались о вашей дисквалификации, мистер Губвиг – строго сказал Чудакулли.

Мокрист отдал метлу мистеру Помпе.

- Я извиняюсь, Архиканцлер, - сказал он – я увлекся проверкой эскизов для новых марок и совершенно забыл о времени. О, добрый вечер, профессор Пелч.

Профессор Патологической Библиомансии широко ему улыбнулся и приподнял повыше банку, которую держал в руках.

- И профессор Зоб – добавил он. – Старичок решил, что хочет лично посмотреть, из-за чего поднялась такая суета.

- А это мистер Пони из "Великого Пути" – представил Чудакулли.

Мокрист пожал руку инженеру.

- Мистер Позолот не пришел с вами? – спросил он, подмигнув.

- Он, э, будет следить за событиями из своей кареты – ответил инженер, заметно нервничая.

- Ну что же, раз вы, наконец, оба здесь, мистер Стиббонс вручит каждому из вас копию послания – решил Архиканцлер – мистер Стиббонс?

Им были переданы два свертка. Мокрист развернул свой и расхохотался.

- Но это книга! – запротестовал мистер Пони – Кодировка займет всю ночь. А еще эти диаграммы!

"Ну что же, начнем" – решил Мокрист. Со скоростью кобры он рванулся вперед, выхватил книгу у мистера Пони, быстро открыл ее в середине, и под удивленный вдох толпы,

вырвал сразу столько страниц, сколько смог ухватить одной рукой.

- Ну вот, - сказал он, передавая страницы ошарашенному инженеру – Вот ваше сообщение! Страницы с 79-й по 128-ю. Мы доставим все остальное, и получатель сможет вклеить сюда ваши страницы, если они вообще дойдут! – он заметил, что профессор Пелч прожигает его взглядом, и поспешно добавил – я уверен, книгу можно будет снова склеить, очень аккуратно.

Это был глупый жест, но зато эффектный, ошеломляющий, забавный и немного жестокий – Мокрист прекрасно знал, как завладеть вниманием толпы. Мистер Пони попятился, сжимая в руках выдранную из книги главу.

- Я не имел в виду… - начал он, но был прерван Мокристом:

- В конце-то концов, у нас преимущество – такая большая карета для такой маленькой книги.

- Но все эти картинки потребуют кучу времени на кодировку… - запротестовал мистер Пони.

Он не привык к таким дискуссиям. Механизмы никогда не спорили с ним.

Мокрист правдоподобно изобразил на лице глубокую озабоченность.

- Да, это как-то нечестно – согласился он и повернулся к Помыслеру Стиббонсу – Вы тоже считаете, что это нечестно, мистер Стиббонс?

Волшебник выглядел озадаченным.

- Но ведь после того как они закодируют сообщение, оно долетит до Колении всего за пару часов! – заметил он.

- Все равно, я настаиваю – упорствовал Мокрист – Нам не нужны нечестные преимущества. Стой на месте, Джим – крикнул он, обращаясь к кучеру – Мы дадим семафорам фору.

Он повернулся к Помыслеру и мистеру Пони и с самым невинным выражением на лице спросил:

- Одного часа будет достаточно, как вы думаете, джентльмены?

Толпа разразилась криками и аплодисментами. "Боги, а я ведь чертовски хорош в своем деле – подумал Мокрист – Ах, если бы это мгновение длилось вечно…"

- Мистер Губвиг! – раздался голос.

Мокрист огляделся и заметил собеседника.

- А, мисс Сахарисса. Как ваш карандаш, наготове?

- Вы что, серьезно собираетесь ждать пока "Путь" подготовит сообщение к передаче? – спросила она, не сдерживая смеха.

- Конечно, ответил Мокрист, взявшись за лацканы своего блестящего костюма – Мы в Почте честные ребята. Кстати, можно воспользоваться моментом и рассказать вам о нашей новой марке "Зеленая Капуста"?

- Вы не слишком далеко заходите, мистер Губвиг?

- До самой Колении, моя дорогая леди! Я упоминал, что клей на нашей новой марке со вкусом капусты?

Мокрист не мог теперь остановиться, даже за кучу денег. Это было то, чем жила его душа: нестись, оседлав лавину, изменять мир, беседуя с людьми и меняя их взгляды. За такое он был готов отдать пригоршню алмазов: пусть карты летают в игре "Найди Даму", пусть он стоит, улыбаясь, перед клерками, проверяющими фальшивые счета. Это было ощущение, которого он страстно желал, чистое удовольствие пропихнуть конверт…

Взяткер Позолот шел сквозь толпу, как акула сквозь стаю мелкой рыбешки. Он бросил на Мокриста деланно-нейтральный взгляд и обратился к мистеру Пони.

- Какие-то проблемы, джентльмены? Уже поздно.

В тишине, нарушаемой только отдельными смешками из толпы, Пони попытался объяснить, что происходит, в той степени, в какой он это понимал к настоящему моменту.

- Ясно – сказал Позолот – Вам нравится насмехаться над нами, мистер Губвиг? Тогда позвольте заметить, что мы не поймем вас неправильно, если вы отправитесь прямо сейчас. Я думаю, мы можем дать вам пару часов, э?

- О, конечно – согласился Мокрист – если вам от этого станет легче.

- Разумеется, станет – мрачно заметил Позолот – Лучше всего, мистер Губвиг, если за это время вы постараетесь оказаться как можно дальше отсюда.

Мокрист понял намек, потому что ожидал чего-то подобного. Слова Позолота звучали разумно и учтиво, но его глаза были как серые стальные шарики, а в голосе слышались убийственные нотки. Позолот добавил:

- Надеюсь, мистер Грош в порядке, мистер Губвиг? Я был очень опечален, узнав о нападении на него.

- Нападении, мистер Позолот? Он был ранен упавшими балками. – возразил Мокрист.

Этот вопрос лишил Позолота всякого права на пощаду.

- Да? Значит, меня неверно информировали. – сказал Позолот – В будущем я буду аккуратнее относиться к слухам.

- Я передам ваши наилучшие пожелания мистеру Грошу.

Позолот приподнял шляпу.

- До свидания, мистер Губвиг. Желаю вам удачи в вашем смелом предприятии. Я слышал, на дорогах встречаются весьма опасные личности.

Мокрист в свою очередь приподнял шляпу и ответил:

- Я намерен очень скоро оставить их позади, мистер Позолот.

"Ну вот – подумал он – все сказано, и эта милая леди из газеты подумает, что мы с ним приятели, или, в худшем случае, всего лишь сухо-вежливые друг с другом конкуренты. Давай-ка подпортим впечатление".

- До свидания, леди и джентльмены – объявил он – Мистер Помпа, будьте любезны, положите метлу в карету.

- Метлу? – резко переспросил Позолот – Эту метлу? Со звездами? Вы берете с собой метлу?

- Да. Она может оказаться очень кстати, если карета сломается. – любезно ответил Мокрист.

- Я протестую, Архиканцлер! – воскликнул Позолот, резко обернувшись – Этот человек намерен долететь до Колении!

- И не собирался – возразил Мокрист - Я отвергаю это голословное обвинение!

- Вот почему вы так самоуверенны? – прорычал Позолот.

Это был рык, но в нем чувствовалась нотка неуверенности.

На метле можно лететь с такой скоростью, что тебе уши ветром оторвет. Метла может выиграть у "Пути", если сломается несколько башен, а ведь они частенько ломаются, видит небо, и, кроме того, метла может лететь прямо, не следуя извивам дороги для карет и "Великого Пути", чьи башни построены вдоль нее. Конечно, "Великому Пути" должно крупно не повезти, а человек на метле очень сильно замерзнет или даже вообще умрет, но теоретически метла может долететь от Анк-Морпорка до Колении за один день. Такое может сработать.

Лицо Позолота просветлело. Теперь-то он знал, что задумал Мокрист.

Крутится, крутится колесико, а где остановится, догадайся-ка…

Это основа любой аферы и мошенничества. Всегда поддерживай в другом игроке неуверенность, а если он все-таки в чем-то уверен, пусть будет уверен не в том, что происходит на самом деле.

- Я требую, чтобы в карете не было никаких метел! – заявил Позолот, обращаясь к Архиканцлеру, что, конечно, было ошибкой. От волшебников ничего не требуют. Их просят. – Если мистер Губвиг не уверен в надежности своего снаряжения, я предлагаю ему признать себя проигравшим прямо сейчас!

- Мы поедем одни по диким местам, поэтому метла может выручить нас, если что – запротестовал Мокрист.

- Тем не менее, я вынужден согласиться с этим… джентльменом – сказал Чудакулли с неприязнью в голосе – Брать с собой метлу на такую гонку неправильно, мистер Губвиг.

Мокрист взмахнул руками, как бы сдаваясь.

- Конечно, сэр, если вы так считаете. Хотя это удар для меня. Но могу ли я надеяться на беспристрастное отношение с вашей стороны?

- Что вы имеете в виду?

- В башнях есть лошади, на случай, если башня сломается. – объявил Мокрист.

- Это обычная практика! – резко возразил Позолот.

- Только в горных районах – спокойно ответил Мокрист – И даже там лошадей держали только в самых отдаленных башнях. Но сегодня, подозреваю, лошади есть в каждой башне. Хотя бы пони. Извините, мистер Пони. Они могут устроить эстафету, Архиканцлер, и легко обогнать нашу карету, не передав семафором ни единой буквы.

- Вы же не думаете, что мы отправим сообщение в Колению на лошадях! – запротестовал Позолот.

- Вы ведь думаете, что я туда полечу. – возразил Мокрист – Если мистер Позолот не уверен в надежности своего оборудования, Архиканцлер, я предлагаю ему признать себя проигравшим прямо сейчас!

Лицо Позолота омрачилось. Он был не просто раздражен, он погрузился в тихие, прозрачные воды полного внутреннего бешенства.

- Давайте согласимся на том, что это не гонка лошадей против метел. – предложил Мокрист – Это дилижанс против семафоров. Если карета сломается, мы чиним карету. Если башня сломается, вы чините башню.

- Звучит справедливо, должен признать – согласился Чудакулли - На том и решим. Тем не менее, позвольте мне забрать мистера Губвига на минуту, чтобы сказать ему пару слов предостережения.

Архиканцлер обнял Мокриста за плечи и завел его за карету. Затем он наклонился, так что их лица разделяло всего несколько дюймов.

- Вы ведь в курсе, что несколько звезд, нарисованных на рукоятке, не заставят метлу подняться в воздух? – спросил он.

Мокрист взглянул в молочно-голубые глаза, которые смотрели так невинно, как глаза ребенка, особенно ребенка, который пытается выглядеть невинным.

- Боги, она правда не взлетит? – поразился Мокрист.

Волшебник похлопал его по плечу.

- Чувствую, все надо оставить как есть – сказал он радостно.

Позолот улыбнулся Мокристу, когда они вернулись обратно.

Устоять перед искушением было невозможно, и Мокрист не устоял. Поднимай ставки. Всегда испытывай свою удачу, потому что никто этого не сделает за тебя.

- Как насчет небольшой личной ставки, мистер Позолот? – спросил он – Просто чтобы придать происходящему… пикантность?

Позолот воспринял этот выпад неплохо, по крайне мере, так казалось, если не видеть маленьких признаков…

- Великие небеса, мистер Губвиг, неужели боги одобряют азартные игры? – Позолот коротко рассмеялся.

- А что такое жизнь, как не игра, мистер Позолот? – возразил Мокрист – Ну скажем… сто тысяч долларов?

Укол достиг цели. Это была последняя капля. Он видел, как что-то сломалось внутри Взяткера Позолота.

- Сто тысяч? Да разве вы способны наложить руки на такую кучу денег, мистер Губвиг?

- Мне достаточно сложить их и помолиться, мистер Позолот. Это все знают, верно? – ответил Мокрист, ко всеобщему веселью. Он наградил председателя совета директоров своей самой высокомерной улыбкой. – А где вы наложите руки на сотню тысяч долларов?

- Ха. Я принимаю пари! Посмотрим, кто будет смеяться завтра. – резко ответил Позолот.

- Жду не дождусь – парировал Мокрист.

"Теперь ты у меня в руках – подумал Мокрист – У меня в руках. Ты в ярости. Ты совершаешь ошибки. Пора тебе самому прогуляться по доске, пират".

Он взобрался на козлы кареты и повернулся к толпе.

- Коления, леди и джентльмены! Коления или провал!

- Да уж, кто-то провалится! – раздался крик из толпы.

Мокрист поклонился, а потом выпрямился и взглянул прямо в лицо Ангелы Красоты Добросерд.

- Вы выйдете за меня замуж, мисс Добросерд? – крикнул он.

Из толпы раздалось дружное "Ооох", а Сахарисса насторожилась, как кошка, углядевшая новую мышку. Как жаль, что у газеты только одна первая полоса, э?

Мисс Добросерд выдохнула колечко дыма.

- Пока нет – спокойно ответила она.

Этот ответ вызвал новую порцию одобрительных возгласов, а также криков "бууу!"

Мокрист помахал толпе, уселся рядом с кучером и сказал:

- Вперед, Джим.

Джим щелкнул кнутом для острастки, и карета поехала вперед, посреди криков толпы. Мокрист бросил взгляд назад и заметил мистера Пони, который целеустремленно пробирался сквозь толпу в направлении Башни Холмика. Затем он снова уселся на скамью и стал разглядывать улицы в свете фонарей кареты.

Может, это золотой костюм так влиял на него. Он чувствовал, как что-то наполняет его изнутри, подобно туману. Взмахнув рукой, он определенно видел, как она оставляет за собой след из золотых искр. Он все еще летел.

- Джим, как я выгляжу?

- Да вас и не разглядишь в этой темнотище – ответил кучер – Можно задать вопрос?

- Давай, не стесняйся.

- Почему вы дали ублюдкам всего лишь несколько страниц из середины книги?

- Две причины, Джим. Во-первых, в результате мы выглядели молодцами, а они – как хнычущие дети. А во-вторых, дело в цветных картинках. Я слышал, кодировка каждой занимает целую вечность.

- Вы такой вострый, мистер Губвиг, смотрите, сами не порежьтесь! Э? Чертовски верно!

- Гони как ветер, Джим!

- О, я знаю, как произвести впечатление, сэр, можете положиться на меня! Хииийяя!

Снова щелкнул кнут, и цокот копыт запрыгал по улице, эхом отражаясь от зданий.

- Шестерка лошадей? – спросил Мокрист, когда они с грохотом выкатились на Бродвей.

- Ага, сэр. Это фирменный знак, как написать мое имя на карете.- ответил кучер.

- Притормози немного у старой башни волшебников, ладно? Я там сойду. Охрану взял с собой?

- Четверых, мистер Губвиг. – объявил Джим – Спрятались внутри. Люди честные и надежные. С детства их знаю: Обжора Гарри, Головолом Тапп, Скорбный Телом Хармсворт и Джой "Безносый" Тозер[119]. Они мои старые приятели, не беспокойтесь, сэр, и они очень хотят устроить себе небольшие каникулы в Колении.

- Ага, мы все прихватили свои ведерки и совочки[120] – прорычал голос из кареты.

- Я на них больше надеюсь, чем на дюжину стражников – радостно сказал Джим.

Карета катилась вперед, оставив позади пригороды. Дорога под колесами стала неровной, карета качалась и подпрыгивала на своих стальных рессорах.

- Когда я сойду, проедь еще немного, но можешь не спешить, Джим – сказал Мокрист чуть погодя.

В свете фонарей Мокрист увидел, как лицо Джима приняло хитрое выражение.

- Это ваш План, э, сэр?

- Отличный план, Джим! – ответил Мокрист.

"И я прослежу, чтобы он не сработал" – добавил Мокрист про себя.

Огни кареты исчезли вдали, оставив Мокриста в промозглой темноте. Вдали слабо мерцали дымы Анк-Морпорка, огромное грибообразное облако, заслонявшее звезды. Что-то шуршало в кустах, а ветер доносил с бесконечных полей запах капусты.

Мокрист подождал, пока глаза не привыкнут к темноте. Стала видна башня, тень в ночи, закрывшая звезды. Ему теперь предстояло найти путь сквозь заросший ежевикой старый лес со спутанными корнями…

Он издал крик совы. Поскольку Мокрист не был орнитологом, он просто крикнул "ву-ву".

Лес взорвался в ответ совиным уханьем, хотя это ухали совы, живущие на башне, которая сведет кого хочешь с ума всего лишь за сутки. На них проклятье, похоже, не подействовало, если не считать того, что они издавали звуки, какие могли издавать любые ныне живущие и даже вымершие твари. Определенно, в них слышался рев слона, вой гиены и отзвуки скрипа пружин старой кровати.

Когда шум поутих, где-то неподалеку раздался шепот:

- Хорошо, мистер Губвиг. Это я, Адриан. Хватайтесь за мою руку и пойдемте, пока остальные двое опять не передрались.

- Передрались? Из-за чего?

- Они друг друга довели до предела уже! Нащупали веревку? Держитесь? Хорошо. Быстренько идите к башне. Мы разведали удобный путь и обозначили его веревкой…

Они заспешили сквозь лес. Чтобы заметить слабый свет, струящийся из двери в основании башни, нужно было подойти к ней вплотную. Неопределенный Адриан прикрепил несколько своих маленьких холодных светильников к внутренней стене. Пока Мокрист взбирался наверх, под его ногами качались камни старой кладки. Он не обращал на это внимания, но бежал вверх по спиральной лестнице так быстро, что запыхался.

Безумный Ал обнял его за плечи.

- Не спешите, у нас еще десять минут до страта.

- Мы были бы готовы двадцать минут назад, если бы кое-кто не потерял молоток – пробормотал Разумный Алекс, потуже натягивая какую-то веревку.

- Что? Я положил его в ящик с инструментами! – запротестовал Безумный Ал.

- В отделение для гаечных ключей!

- Ну и что?

- Кто, будучи в здравом уме, станет искать молоток в отделении для ключей?

Внизу снова закричали совы.

- Послушайте – быстро прервал их Мокрист – Это сейчас не важно, ясно вам?

- Этот человек – объявил Разумный Алекс, обвиняющее указывая на коллегу – безумен!

- Не так безумен, как тот, кто аккуратно хранит винты рассортированными по баночкам из-под джема! – возразил Безумный Ал.

- Это считается разумным! – горячо заспорил Алекс.

- Но все же знают, что главное удовольствие – хорошенько покопаться в инструментах! Кроме того…

- Все готово – объявил Неопределенный Адриан.

Мокрист взглянул вверх. Семафорная башня "дымящего Гну" возвышалась здесь, как раньше она стояла на крыше Почтамта. Позади нее громоздилась еще более высокая Н-образная конструкция. Она выглядела как корабельная мачта, возможно, благодаря державшим ее растяжкам. Они слегка звенели на слабом ветру.

- Просто тебе необходимо взбесить кого-нибудь – продолжал бушевать Адриан, в то время как остальные двое немного успокоились. – Двадцать минут назад, лично Позолот отправил сообщение. Он сказал, что следом пойдет большое сообщение, в дуплексном режиме, и его ни в коем случае нельзя исказить, так что не должно быть никаких других сообщений, пока он не отдаст новый приказ, и что он лично уволит весь персонал той башни, которая не будет строго следовать его инструкциям.

- Да уж, это демонстрирует, как "Великий Путь" заботится о людях – сказал Мокрист.

Неопределенный Адриан и Безумный Ал подошли к большой конструкции и стали разматывать веревки.

"О, ну вот – подумал Мокрист – теперь пора…"

- Есть небольшое изменение в плане – сказал он и глубоко вздохнул – Мы не отправляем Дятла.

- О чем вы говорите? – воскликнул Адриан, роняя свою веревку – ведь это и был план!

- Это уничтожит "Путь" – сказал Мокрист.

- Да, ведь в этом план и состоял, верно? – возразил Ал – Позолот практически написал на своих штанах "пни меня!", разве нет? Послушаете, "Путь" все равно рано или поздно развалился бы сам по себе, окей? Он все равно был, по сути, экспериментом. Мы восстанови его потом, он будет работать даже быстрее и лучше!

- Как? – спросил Мокрист – Откуда вы возьмете деньги? Я знаю способ уничтожить компанию, но сохранить башни в целости. Их ведь украли у Добросердов и их партнеров. Я смогу вернуть "Путь" законным владельцам! Но единственный способ построить лучший "Путь" – сохранить нынешние башни неповрежденными. "Путь" должен зарабатывать деньги!

- Так мог бы сказать Позолот! – резко возразил Ал.

- Это верно – не стал спорить Мокрист – Алекс, ты же разумный, скажи им! "Путь" нужно поддерживать в рабочем состоянии, менять башни постепенно, продолжая передавать код! – он махнул рукой в темноту – Люди в башнях, они хотят гордиться тем, что делают, так? Это тяжелая работа, им мало платят, но они живут ради кода. Компания унизила их, но они продолжают передавать сообщения!

Адриан подергал свою веревку.

- Эй, парус застрял! – объявил он, ни к кому конкретно не обращаясь – Он наверное запутался, когда мы его сворачивали…

- О, я уверен, что Дятел сработает – Мокрист предпринял решающую попытку – Он даже сможет повредить достаточно башен на достаточно долгое время. Но Позолот выкрутится. Понимаете? Он начнет кричать о саботаже!

- Ну и что? – не понял Безумный Ал – Мы загрузим все это барахло в фургон за один час, и никто не будет знать, что мы тут были!

- Я взберусь наверх и распутаю парус – сказал неопределенный Адриан, дергая парусину.

- Я ведь сказал, что это не сработает! – повторил Мокрист, жестом одобряя его действия – Послушайте, мистер Ал, это дело не решить огнем, его можно решить только словами. Мы расскажем всему миру, что случилось с "Путем".

- Вы говорили об этом с Убийцей? – спросил Алекс.

- Да – сказал Мокрист.

- Но вы ничего не докажете – усомнился Алекс – мы слышали, что все было проделано законно.

- Сомневаюсь – сказал Мокрист – Но это не важно. Я и не собираюсь ничего доказывать. Я же сказал, тут дело в словах, и как вы играете ими, и как заставляете людей поверить в то, что вам нужно. Мы отправим свое собственное сообщение, и знаете что? Парни в башнях охотно доставят его, а потом люди, которые прочтут его, охотно в него поверят, потому что им хочется жить в мире, в котором эти слова будут правдой. Это будет мое слово против слова Позолота, а я лучше, чем он, управляюсь со словами. Я повергну его в прах одной фразой, мистер Безумный, а все башни останутся целы. И никто никогда не узнает, как все это было проделано…

Позади них раздалось краткое восклицание а потом звук очень быстро разматывающейся парусины.

- Доверьтесь мне – сказал Мокрист.

- У нас никогда не будет второго подобного шанса - сказал Безумный Ал.

- Именно! – воскликнул Мокрист.

- На каждые три башни уже погибло по одному человеку – сказал Безумный Ал – знаете вы об этом?

- А вы знаете, что они не совсем мертвы, пока жив "Путь". – возразил Мокрист. Это был выстрел вслепую, но он попал в цель, Мокрист чувствовал. Он бросился в атаку:

- "Путь" жив, пока передается код, и они живут в этом коде, всегда Отправляясь Домой. Хотите остановить это? Вы не можете! Вы не хотите! Но я могу остановить Позолота! Доверьтесь мне!

Ткань свисала как парус, как будто кто-то вознамерился отправить башню в плавание. Он был восемьдесят футов в высоту и тридцать футов в ширину, и слегка колыхался на ветру.

- Где Адриан? – спросил Мокрист.

Они посмотрели на парус. Потом бросились к краю башни. Посмотрели вниз, в темноту.

- Адриан? – неуверенно позвал Безумный Ал.

Голос снизу ответил:

- Да?


- Ты что делаешь?

- Ну, просто… завис тут ненадолго? И кстати мне на голову только что села сова.

Рядом с Мокристом раздался тихий звук. Разумный Алекс прорезал дыру в парусине.

- Пошло! – доложил он.

- Что? – переспросил Мокрист.

- Сообщение! Они отправляют его с башни №2! Взгляните – сказал Алекс, уступая место у дыры.

Мокрист уставился сквозь разрез в сторону города. В отдалении мигала башня.

Безумный Ал подбежал к пульту управления и взялся за рычаги.

- Ну ладно, мистер Губвиг, давайте послушаем ваш план – сказал он – Алекс, помоги мне! Адриан, просто… повиси там немного, ладно?

- Она пытается засунуть дохлую мышь мне в ухо – раздался снизу укоризненный голос.

Мокрист закрыл глаза, привел в порядок кипевшие последние несколько часов мысли, и начал говорить.

Высоко над ним, огромный парус полностью перекрывал видимость между соседними башнями. А прямо рядом с ним маленькая башенка "Дымящего Гну" была как раз подходящего размера, чтобы со следующей башни ее приняли за настоящую большую башню, расположенную вдвое дальше. Ведь все что видно ночью – это огни.

Стоящие дальше по линии башни задрожали от работы заслонок. Но теперь совсем другое сообщение неслось под ночными небесами…

В нем было всего лишь несколько сотен слов. Когда Мокрист закончил диктовать, башни вздрогнул еще несколько раз, передавая поселение буквы, и затихли.

Через некоторое время он спросил:

- Они передадут его дальше?

- О, да – ровным голосом ответил Безумный Ал – Передадут. Ты сидишь в башне среди гор, и вдруг получаешь такое? Ты отправишь его дальше так быстро, как только сможешь.

- Я даже не знаю, надо вам руку пожать или с башни сбросить – угрюмо заметил Разумный Алекс – Страшную штуку вы придумали.

- Да что же надо быть за человеком, чтобы измыслить такое? – спросил Безумный Ал.

- Мной. А теперь давайте поднимем Адриана, ладно? – быстро предложил Мокрист – А потом лучше будет поскорее убраться в город…

Омнископ был одним из самых мощных магических инструментов, и поэтому одним из самых бесполезных.

Он мог показать все что угодно, запросто. А вот заставить его показывать что-то было сложной магической задачей, потому что Всего Чего Угодно слишком много – включая то, что могло произойти, произойдет, происходит, произошло, должно произойти и лучше бы произошло во всех возможных вселенных – и поэтому что-то, особенно если это какое-то конкретное нужное вам что-то, с его помощью обнаружить крайне непросто. До того как Гекс научился контролировать магические вибрации, выполняя за день работу, которая раньше занимала у пятисот волшебников минимум десять лет, омнископы использовались в качестве простых зеркал, потому что показывали только потрясающую черноту. Как оказалось, это происходило потому, что вселенная состоит в основном из "смотреть не на что", так что многие поколения волшебников мирно подстригали себе бороды, глядя прямо в черное сердце космоса.

Омнископов, которые можно настраивать на то, что вам хотелось бы увидеть, в мире немного. Их очень трудно изготовить, а стоят они целую кучу денег. Волшебники не очень-то и стремились понаделать их побольше. Омнископы были нужны им, чтобы смотреть на вселенную, а вовсе не для того, чтобы вселенная глядела на их в ответ.

Да и кроме того, волшебники полагали, что не следует слишком уж облегчать жизнь людям. По крайней мере, тем людям, которые не волшебники. Короче говоря, омнископ был редким, дорогим и деликатным прибором.

Но сегодня был особый день, поэтому волшебники распахнули двери для самых богатых, чистых и гигиеничных слоев анк-морпоркского общества. Длинный стол был сервирован для Второго Чая. Никаких излишеств - несколько дюжин жареной дичи, парочка лососей, сто погонных футов салат-бара, гора булочек, пара бочонков пива и, разумеется, целый поезд тележек с маринадами, соусами и приправами, потому что одной тележки было бы явно недостаточно. Посетители наполняли тарелки и болтали, но в основном они выполняли главную функцию – Быть Здесь. Мокрист проскользнул внутрь, оставшись пока незамеченным, потому что все разглядывали самый большой университетский омнископ.

Архиканцлер Чудакулли ударил прибор по боку рукой, так что тот закачался.

- Эта штука все еще не работает, мистер Стиббонс! – проревел он - Опять в нем только этот чертов огромный огненный глаз[121]!

- Я уверен, что мы все правильно… - пробормотал Помыслер, что-то подкручивая на задней стенке большого диска.

- Это я, сэр, Отдаленс Коллабоун, сэр – раздался голос из омнископа. Огенный глаз уплыл куда-то в сторону и вместо него в поле зрения появился огромный огненный нос. – Я нахожусь в последней башне "Пути" в Колении, сэр. Извините за красноту, сэр. У меня аллергия на водоросли, сэр.

- Привет, мистер Коллабоун – заорал Чудакулли – Как вы там? Как ваши…

- …исследования устриц…- пробормотал Помыслер Стиббонс.

- …исследования устриц продвигаются?

- Не очень хорошо, честно говоря, сэр. Я подхватил ужасную…

- Хорошо, хорошо! Да ты счастливчик, парень! – прокричал Чудакулли, сложив ладони рупором, чтобы вышло погромче. – Я и сам не отказался бы побывать в Колении в это время года! Солнце, море, серфинг и пляжи, э?

- На самом деле сейчас сезон дождей, сэр, и меня немного беспокоят грибы, выросшие на омни…

- Чудесно! – крикнул Чудакулли – Но я не могут тут стоять и чесать с тобой языками весь день! Что-нибудь прибыло? Мы умираем от нетерпения!

- Вы не могли бы встать немного подальше от омнископа, мистер Коллабоун? – попросил Помыслер – А вам совсем не обязательно так… громко говорить, Архиканцлер.

- Но парень ведь чертовски далеко от нас! – запротестовал Чудакулли.

- Не совсем так, сэр – терпеливо ответил Помыслер – Очень хорошо, Коллабоун, продолжайте.

Толпа за спиной Архикнцлера подалась вперед. Мистер Коллабоун попятился назад. Это все было немного слишком для человека, который целыми днями ни с кем не общался, кроме двустворчатых.

- Э, я получил семафорное сообщение, сэр, но… - начал он.

- Ничего от Почты? – спросил Чудакулли.

- Нет, сэр. Ничего, сэр.

В толпе раздались радостные крики, "бууу!" и смех. Из своего угла Мокрист разглядел лорда Ветинари, стоявшего рядом с Архиканцлером. Он просканировал остальных присутствующих и обнаружил Взяткера Позолота, который стоял в сторонке и, что странно, не улыбался. А Позолот заметил его.

Одного взгляда хватило. Позолот был неуверен. Не совсем уверен.

"Добро пожаловать в страх" – мысленно приветствовал его Мокрист.

Это надежда, вывернутая наизнанку. Ты знаешь, что не мог ошибиться, ты уверен, что не ошибся…

А может, и ошибся.



Я достал тебя.

Отдаленс Коллабоун откашлялся.

- Э, но я не уверен, что это именно то сообщение, которое отправил Архиканцлер Чудакулли – сказал он писклявым от напряжения голосом.

- Почему ты так решил, парень?

- Потому что в нем так и сказано – дрожащим голосом объяснил Коллабоун – В нем сказано, оно от мертвецов…

- Имеешь в виду, это очень старое сообщение? – уточнил Чудакулли.

- Э, нет, сэр. Э… я лучше прочту его, ладно? Хотите, чтобы я его прочел?

- Парень, мы для этого и пришли!

Внутри большого стеклянного диска, Коллабоун откашлялся.

- "Кто послушает мертвых? Мы мертвы, так пусть эти слова летят и требуют правосудия за нас. Преступления совета директоров "Великого Пути" таковы: кража, растрата, злоупотребление доверием, корпоративное убийство…"

Глава 14


Освобождение

Лорд Ветинари Требует Тишины – Мистер Губвиг Прикидывается Дурачком – Мистер Помпа Удаляется – Никого Не Обманул, Кроме Себя – Птица – Конклюдиум – Свобода Выбора

В Большом Зале поднялся страшный шум. Большинство волшебников воспользовались моментом, чтобы собраться у оставленного другими гостями буфета. Если уж волшебники что-то ненавидят от всей души, так это ждать, пока стоящий перед ними в очереди человек размышляет, брать ли ему салат. Это же салат-бар, говорят они, и в нем всякие салаты, которые и должны тут быть, если бы он вас чем-то удивил, то это был бы уже не салат бар, и вы здесь не для того, чтобы разглядывать его содержимое. Что вы тут ожидали увидеть? Носорожье мясо? Маринованную латимерию?

Преподаватель Новейших Рун загрузил еще побольше кусочков бекона в свою миску для салата, емкость которой была увеличена примерно в пять раз благодаря мастерски возведенным конструкциям из сельдерея и фортификациям из капусты.

- Кто-нибудь из вас, коллеги, понимает, что тут происходит? – спросил он, перекрикивая общий шум. – Похоже, все сильно встревожены.

- Это все семафорные дела – ответил Председатель Неопределенных Наук – Никогда не доверял этим штукам. Бедняга Коллабоун. Честный парень, в своем роде. Хороший человек, но с прыщами. И, похоже, он теперь торчит тут как прыщ на ровном месте, вот уж попал в переделку…

Да уж, переделка была что надо. Отдаленс Коллабоун открывал и закрывал рот по ту сторону стекла, как рыба на берегу.

Прямо пред ним Наверн Чудакулли весь покраснел от гнева, это был его старый испытанный способ справляться с большинством проблем.

- … извините, сэр, но здесь так написано, и вы сами просили меня прочесть это – протестовал Коллабоун – оно так продолжается и дальше…

- Именно это тебе вручили семафорщики? – требовательно спросил Архиканцлер – ты уверен?

- Да, сэр. Они странно на меня посмотрели, но это, несомненно, оно. Да зачем мне выдумывать что-то, Архиканцлер? Я ведь провожу большую часть времени в баке, сэр. Скучном, скучном одиноком баке с устрицами, сэр.

- Ни слова больше – закричал Зеленомяс – Я запрещаю!

У него за спиной мистер Мускат поперхнулся и забрызгал несколько гостей.

- Извините? Вы запрещаете, сэр? – переспросил Чудакулли, в ярости оборачиваясь к нему – Сэр, я Декан этого колледжа! И мне никто, сэр, не будет указывать, что делать в моем университете! Если здесь что и будет запрещено, то я сделаю это! Спасибо! Продолжайте, мистер Коллабоун!

- Э, э, э… - задыхался Коллабоун, мечтавший умереть прямо сейчас.

- Я сказал, продолжайте!

- Э, э… да… "Нет безопасности. Нет чести. Только деньги. Все становится деньгами и деньги становятся всем. Деньги обращались с нами, как с бездушными вещами, и мы умирали…"

- Тут что, законы не действуют? Это же злостная клевета! – крикнул Спрятли – Это какой-то трюк!

- Чей трюк, сэр? – проревел Чудакулли – Вы что, утверждаете, что мистер Коллабоун, молодой человек великой честности, который делает великолепную работу со змеями…

- …устрицами… - пробормотал Помыслер Стиббонс.

- …устрицами, шутит с нами шутки? Да как вы смеете, сэр! Продолжайте, мистер Коллабоун!

- Я, я, я…

- Это приказ, доктор Коллабоун[122]!

- Э… "Механизмы башен "Великого Пути" смазывались кровью, кровью лояльных добровольцев, которые своими жизнями платили за преступную глупость Совета Директоров…"

Снова поднялся шум. Мокрист заметил, как взгляд лорда Ветинари, пересек комнату. Он не успел спрятаться. Взгляд Патриция прошел прямо сквозь него, устремляясь кто знает, куда. Бровь вопросительно приподнялась. Мокрист огляделся, высматривая Позолота.

Его не было.

В омнископе нос мистера Коллабоуна блестел, как бекон. Он боролся с собой, ронял страницы, чувствовал себя не в своей тарелке, но продолжал читать с мрачным упорством человека, который мог потратить целый день, глядя на устрицу.

- ...не более чем попытка очернить наши добрые имена перед лицом целого города! – протестовал Спрятли.

- "...не беспокоясь о страшной цене. Что мы можем сказать о людях, послуживших причиной всего этого, сидящих в комфорте вокруг своего стола и убивающих нас при помощи бездушных цифр? Эти..."

- Я засужу Университет! Я засужу Университет! – кричал Зеленомяс.

Он схватил стул и швырнул его в омнископ. Не долетев до стекла, стул превратился в маленькую стайку голубей, немедленно впавших в панику и взмывших под потолок.

- О, пожалуйста, подайте в суд на Университет! – взревел Чудакулли – У нас полный пруд бывших людей, пытавшихся засудить Университет…

- Тишина – сказал Ветинари.

Слово прозвучало не очень громко, но произвело эффект наподобие капли чернил, упавшей в стакан с чистой водой. Слово как будто выпустило завитки и усики, которые протянулись повсюду. Оно задушило шум.

Конечно, всегда найдется кто-нибудь, кто не обратит на происходящее внимания.

- И более того – продолжал Спрятли, в своем маленьком мирке праведного возмущения не заметивший наступившей тишины – совершенно ясно, что…

- Мне нужна тишина – объявил Ветинари.

Спрятли замолк на полуслове, огляделся и сник. Воцарилась тишина.

- Очень хорошо – тихо сказал Ветинари.

Он кивнул коммандеру Ваймсу из Стражи, который прошептал что-то своему человеку, тот кивнул и сквозь толпу направился к двери.

Ветинари повернулся к Чудакулли.

- Архиканцлер, я буду вам очень признателен, если вы велите своему студенту продолжать, пожалуйста – сказал он тем же спокойным тоном.

- Разумеется! Продолжайте, Профессор Коллабоун. Как вам будет удобнее.

- Э, э, э… тут говорится: "Эти люди получили контроль над "Путем" с помощью уловки известной как "двойной рычаг", используя деньги, доверенные им ничего не подозревающими клиентами, для того чтобы…"

- Прекратите читать! – закричал Зеленомяс – Это просто смешно! Тут клевета на клевете!

- Кажется, я требовал тишины, мистер Зеленомяс – напомнил Ветинари.

Зеленомяс затих.

- Хорошо. Спасибо – сказал Ветинари – Это, конечно, серьезные обвинения. Растрата? Убийство? Я уверен, что мистер… извините, Профессор Коллабоун, заслуживающий всяческого доверия… - в омнископе Отдаленс Коллабоун, свежеиспеченный Профессор Университета, отчаянно закивал - …всего лишь читает доставленное сообщение, так что, похоже, обвинения исходят изнутри вашей собственной компании. Серьезные обвинения, мистер Зеленомяс. Сделанные перед лицом всех этих людей. Вы что думаете, я должен отнестись к ним, словно к какой-то шутке? Весь город смотрит на нас, мистер Зеленомяс. О, мистеру Спрятли, кажется, плохо.

- Здесь не место для… - начал Зеленомяс, снова ощутивший, как под ним трещит лед.

- Здесь идеальное место – возразил Ветинари – Публичное. В данных обстоятельствах, учитывая природу обвинений, каждый потребует, я уверен, чтобы я вник в их суть как можно скорее, хотя бы для того, чтобы доказать их абсолютную беспочвенность.

Он огляделся. Раздался хор одобрительных возгласов. Даже сливки общества обожают шоу.

- Что вы сказали, мистер Зеленомяс? – переспросил Ветинари.

Зеленомяс не сказал ничего. Трещины змеились, лед трескался повсюду.

- Очень хорошо. – сказал Ветинари. Он повернулся к стоящему рядом с ним человеку. – Коммандер Ваймс, будь так любезны, направьте своих людей в офисы компаний "Великий Путь", Партнерство "Анк-Сто", Холдинг Равнин Сто, "Анк Фьючерз" и, в особенности, в здания Торгово-Кредитного Банка Анк-Морпорка. Проинформируйте менеджера, мистера Сырборо, что банк закрывается на аудит, и что я желаю видеть его у себя в офисе как можно скорее. Любой человек в любом из офисов банка, кто тронет хотя бы один листок бумаги до прибытия моих клерков, будет арестован и обвинен в соучастии в нарушении или нарушениях, которые вероятно будут обнаружены впоследствии. Пока выполняются мои приказы, никто из имеющих отношение к "Великому Пути" и никто из его сотрудников не должны покидать эту комнату.

- Вы не имеете права! – слабо запротестовал Зеленомяс, но его пыл уже угас. Мистер Спрятли сел прямо на пол, обхватив голову руками.

- Не имею? – удивился Ветинари – Я же тиран. Тираны всегда так поступают.

- Что происходит? Кто я? Где я? – стонал Спрятли, который, похоже, решил заняться упражнениями на полу.

- Нет доказательств! Это все ложь волшебников! Кого-то из них подкупили! – умолял Зеленомяс. Теперь не просто лед трескался. Он обанружил себя на льдине, в компании огромного голодного моржа.

- Мистер Зеленомяс – прервал его лорд Ветинари – еще одно слово без моего разрешения, и вы отправитесь в тюрьму. Надеюсь, это ясно?

- По какому обвинению? – спросил Зеленомяс, внезапно обнаруживший где-то внутри себя последние резервы высокомерия.

- Его и не потребуется! – черный плащ взметнулся как водоворот тьмы, когда Ветинари резко повернулся к омнископу, в котором Отдаленс Коллабоун внезапно почувствовал, что тысячи миль – это недостаточно далеко. – Продолжайте, профессор. Больше вас не будут перебивать.

Мокрист украдкой разглядывал присутствующих, пока Коллабоун, запинаясь и путаясь в словах, читал сообщение. Оно состояло скорее из общих слов, чем из конкретики, но были в нем кое-какие даты, имена, а также громогласные обвинения. Во всем этом не было ничего нового, ничего действительно, нового, но старые факты были ловко упакованы в красивые слова и к тому же доставлены мертвецами.

"Мы, те, кто умирал на темных башнях, требуем от вас…"

Он должен был бы устыдиться.

Одно дело, говорить от имени богов; жрецы постоянно так поступают. Но это, это зашло слишком далеко. Нужно быть настоящим ублюдком, чтобы придумать такое.

Он немного расслабился. Конечно, обычный честный гражданин никогда не пал бы столь низко, но он не получил бы эту работу, будь он обычным честным гражданином. Иногда для решения проблемы нужен простой честный молоток. А иногда – хитро закрученный штопор.

При некотором везении, он и сам мог бы поверить в это, если постараться.

Под вечер выпал снег, и ели вокруг башни 181 были укрыты его покрывалом, блестевшим под резким ярким светом зимних звезд.

Этой ночью в башне собрались все – Дедуля, Роджер, Большой Стив "ох!", Хрипун Половинс[123], гном, которому приходилось подкладывать на сиденье подушку, чтобы дотянуться до клавиш, и Принцесса.

Пока они передавали сообщение, раздалось несколько приглушенных восклицаний. Теперь настала тишина, нарушаемая только свистом ветра. Принцесса могла разглядеть их дыхание как облачка пара в морозном воздухе. Дедуля задумчиво барабанил пальцами по стене.

Наконец, Хрипун спросил:

- Это что, на самом деле было?

Облачка дыхания стали более плотными. Люди постепенно приходили в себя, возвращаясь в реальный мир.

- Ты видел, какие приказы мы получили – сказал, наконец, Дедуля, задумчиво глядя в темноту леса – Ничего не менять. Немедленно переслать. Так они сказали. Ну, вот мы и переслали его. Чертовски хорошо переслали!

- От кого оно было? – спросил Стив-"ох!"

- Не важно – ответил Дедуля – Сообщение приходит, сообщение уходит, сообщение в движении.

- Ага, но неужели оно и вправду от… - начал Стив-"ох!"

- Черт возьми, Стив-"ох!", ты, похоже, не понимаешь, когда лучше заткнуться? – рассердился Роджер.

- Ну, просто я слыхал про Башню 93, на которой операторы погибли и она сама по себе отправила сигнал о помощи – пробормотал Стив-"ох!".

Он ловко управлялся с клавишами, но неспособность вовремя замолчать была только одним из его многочисленных недостатков. В башне такое могло стоить тебе жизни.

- "Мертвецкий Рычаг" – объяснил Дедуля – тебе следовало бы знать об этом. Если при вставленном в панель личном ключе оператора 10 минут нет никакой активности, барабан сам выбирает нужную ленту, опускается противовес и башня автоматически передает сигнал бедствия.

Он произносил слова таким тоном, как будто читал инструкцию.

- Ага, но я слыхал, что в башне 93 лента застряла, и…

- О боже, как мне это надоело – пробормотал Дедуля – Роджер, давай снова вернемся к работе. У нас же есть еще сообщения для передачи?

- Конечно. Все уже заряжено в барабан. – ответил Роджер – Но Позолот приказал, чтобы мы не возобновляли работу, пока…

- Позолот может поцеловать меня в ж… - начал Дедуля, но, вспомнив о присутствующих, закончил - …жилетку. Вы же читали, что мы только что отправили! Думаете, после такого этот ублю… этот человек все еще руководит компанией?

Принцесса выглянула в окно вверх по линии.

- 182-я зажглась – объявила она.

- Верно! Давайте тоже зажжемся и начнем передавать код – прорычал Дедуля – Вот чем мы займемся! И кто нам помешает? Так, все кому нечего делать – выметайтесь. Мы начинаем!

Принцесса вышла из маленькой кабинки на открытую платформу, чтобы не путаться под ногами. Снег внизу блестел, как сахарная глазурь, а воздух резал легкие, будто ножом.

Когда она взглянула поверх гор в направлении, о котором привыкла думать как "вниз по линии", то заметила, что Башня 180 уже передает код. В ту же секунду она услышала глухой удар и щелчок, это, разбрасывая снег, открылись створки Башни 181. "Мы отправляем код – подумала она – Это наша работа".

Здесь, на башне, глядя как звездочки "Пути" мигают сквозь холодный прозрачный воздух, чувствуешь себя как будто в небесах.

Она гадала про себя, чего больше боялся Дедуля: того, что мертвые могут посылать сообщения, или того, что не могут.

Коллабоун закончил читать. Затем он достал носовой платок и попытался стереть какую-то гадость, уже начавшую расти на стекле омнископа. Раздался противный скрип.

Он нервно уставился на Архиканцлера сквозь размазанную грязь.

- Все в порядке, сэр? У меня не будет неприятностей? – спросил он – Как раз сейчас, когда я близок к расшифровке брачной песни гигантского моллюска…

- Спасибо, профессор Коллабоун; вы хорошо поработали. Это все – холодно сказал Архиканцлер Чудакулли – уберите омнископ, мистер Стиббонс.

Выражение глубочайшего облегчения промелькнуло на лице Коллабоуна перед тем, как экран омнископа потемнел.

- Мистер Пони, вы ведь главный инженер "Великого Пути", верно? – спросил Ветинари, прежде чем снова поднялся шум.

Инженер, внезапно оказавшийся в центре общего внимания, попятился назад, отчаянно размахивая руками.

- Пожалуйста, ваша светлость! Я всего лишь инженер, я ничего не знаю

- Успокойтесь, пожалуйста. Вы слышали, что души мертвых живут в "Пути"?

- О, да, ваша светлость.

- Это правда?

- Ну, э… - Пони загнанно огляделся. У него была куча розовых бумажек, которые доказывали, что он был всего лишь не более чем человеком, который пытался поддерживать все в рабочем состоянии, но прямо сейчас все, что он мог казать в свою защиту, была правда. И он решил найти убежище в ней. – Не знаю, как, но… иногда, когда вы один на башне, и заслонки стучат, и ветер свистит в оснастке, ну, можно вообразить, что это так и есть.

- Насколько мне известно, есть традиция, называемая "Отправка домой" – заметил лорд Ветинари.

Инженер выглядел удивленным.

- Ну, да, сэр, но… - Пони почувствовал, что как-то нужно вернуться к реальности, в которую он сейчас не очень-то верил – "Путь" был отключен перед посылкой этого сообщения, так что я не очень понимаю, как другое сообщение проникло…

- Если не рассматривать вариант, что оно отправлено мертвецами? – спросил лорд Ветинари – Мистер Пони, ради спокойствия вашей души и, не в последнюю очередь, вашего тела, вы прямо сейчас пойдете в Башню Холмика под эскортом одного из людей коммандера Ваймса, и отправите всем башням короткое сообщение. Вы соберете все записи, которые, как я слыхал, называются барабанными лентами, со всех башен "Великого Пути". Насколько мне известно, на них зафиксированы все сообщения, исходящие с башни, и подменить их нельзя?

- Это займет несколько недель, сэр! – запротестовал Пони.

- В таком случае, лучше будет начать с утра пораньше – заметил лорд Ветинари.

Мистер Пони, только что сообразивший, что оказаться подальше от Анк-Морпорка будет в настоящий момент весьма полезно для здоровья, кивнул и сказал:

- Как прикажете, сэр!

- На это время "Великий Путь" будет закрыт – добавил Ветинари.

- Это частная собственность! – запротестовал Зеленомяс.

- Я тиран, не забывайте – сказал Ветинари почти весело – Но я уверен, что аудит сможет пролить свет, по крайней мере, на некоторые аспекты тайны этого сообщения. Один из них, кстати, похоже, заключается в том, что мистер Позолот отсутствует в этой комнате.

Головы стали поворачиваться в поисках знакомой фигуры.

- Возможно, он внезапно вспомнил о назначенной встрече? – предположил Ветинари – Думаю, он ускользнул несколько минут назад.

До директоров "Великого Пути" внезапно дошло, что Позолот отсутствует, а вот они, что гораздо хуже, нет. Они сбились в кучку.

- Я думаю, гм, что нам лучше бы обсудить все с вами приватно, ваша светлость? – спросил Зеленомяс. – Взяткер человек непростой в общении, опасаюсь.

- Не командный игрок – выдохнул Мускат.

- Кто? – спросил Спрятли – Что это за место? Кто все эти люди?

- Он постоянно держал нас в неведении… - посетовал Зеленомяс.

- Ничего не помню… - сказал Спрятли – я не могу быть свидетелем, врач подтвердит…

- Думаю, я могу заявить от лица всех, что мы постоянно подозревали его…

- Ничего не помню. Ничего… как там насчет пальцев… кто я…

Ветинари разглядывал Совет Директоров на пять секунд дольше, чем это было необходимо, задумчиво постукивая себя по подбородку набалдашником трости. Потом слабо улыбнулся.

- Понятно – сказал он – Коммандер Ваймс, я думаю, задерживать далее этих джентльменов было бы жестоко – когда на их лицах появились улыбки полные надежды, величайшего из сокровищ, он добавил: - В камеры их, коммандер. Отдельные камеры, пожалуйста. Побеседую с ними утром. И если мистер Косой придет к вам от их имени, сообщите ему, пожалуйста, что с ним я тоже охотно поболтаю.

Это звучало… хорошо. Воспользовавшись поднявшейся суетой, Мокрист направился к двери, и уже почти дошел до нее, когда голос Ветинари прорезал толпу, как нож.

- Уже уходите, мистер Губвиг? Подождите минутку. Я подвезу вас до вашего знаменитого Почтамта.

На один момент, всего лишь на секунду, Мокрист подумал, что надо бежать. Но не стал. Какой смысл?

Толпа поспешно расступилась, пропуская Ветинари к двери, за ним сомкнулись ряды Стражи.

Превыше всего - свобода принимать последствия своих действий.

Патриций откинулся на кожаную обивку сиденья, его карета ехала прочь от Университета.

- Какой странный вечер, мистер Губвиг – сказал он – Да, очень странный.

Мокрист, как и несколько ранее внезапно впавший в крайнее расстройство мистер Спрятли, осознал, что его счастливое будущее полностью зависит от того, насколько мало он скажет.

- Да, сэр – сказал он.

- Интересно, обнаружит ли инженер доказательства, что странное сообщение было подброшено на "Путь" рукой человека?

- Не знаю, милорд.

- Не знаете?

- Нет, сэр.

- А – сказал Ветинари – Ну что ж, мертвые иногда говорят. Специальные доски с буквами, спиритические сеансы, и все такое. Кто сказал, что нельзя использовать семафоры в качестве медиума?

- Не я, сэр.

- Вы, похоже, вполне довольны своей новой карьерой, мистер Губвиг.

- Да, сэр.

- Хорошо. С понедельника в ваши обязанности будет входить управление "Великим Путем". Город забирает его.

О да, будущее счастье…

- Нет, милорд – сказал Мокрист.

Ветинари приподнял бровь.

- А какая у вас альтернатива, мистер Губвиг?

- Это действительно частная собственность, сэр. "Путь" принадлежит Добросердам и другим людям, тем, кто его создал.

- Боже мой, как любопытно все повернулось. – заметил Ветинари – Но проблема в том, видите ли, что они хорошо разбираются в механизмах, и совсем ничего не понимают в бизнесе. Иначе Позолот не обманул бы их. Свобода преуспеть идет рука об руку со свободой проиграть.

- Это был грабеж при помощи цифр – сказал Мокрист – "Найди даму" при помощи гроссбухов. У них не было ни единого шанса.

Ветинари вздохнул.

- Вы предлагаете мне невыгодную сделку, мистер Губвиг.

Мокрист, который и не подозревал, что предлагает какую-то сделку, счел за лучшее промолчать.

– Ох, ну ладно. Вопрос о собственности остается открытым, пока мы не разберемся во всех неприглядных деталях этой аферы. Но я хотел бы заметить, что жизнь очень многих людей зависит от "Пути". Мы должны предпринять что-нибудь, хотя бы из человеколюбия. Разберитесь с этим, Почтмейстер.

- Но у меня и с Почтой полно забот! – запротестовал Мокрист.

- Надеюсь. Но, судя по моему опыту, единственный способ сделать дело – поручить его очень занятому человеку. – сказал Ветинари.

- Ну раз так, я займусь "Великим Путем" – пообещал Мокрист.

- В память о погибших, возможно – сказал Ветинари – Да. Как пожелаете. А, вот и ваша остановка.

Когда кучер открыл дверь, лорд Ветинари склонился к Моркисту.

- О, кстати, я вам очень советую еще до рассвета убедиться, что все покинули старую башню волшебников – сказал он.

- Вы о чем, сэр? – удивился Мокрист.

Он знал, что его лицо ничего не выражало.

Ветинари откинулся на сиденье.

- Хорошая работа, мистер Губвиг.

У Почтамта собралась толпа, и когда Мокрист направился к дверям, раздались приветственные выкрики. Пошел дождь, серый, почерневший от сажи дождь, по сути, не более чем туман с легким избыточным весом.

Некоторые сотрудники ждали его внутри. Он понял, что они еще не слышали последних новостей. Даже сверхскоростные анк-морпоркские слухи не смогли обогнать его на пути из Университета.

- Что происходит, Почтмейстер? – спросил Грош, стискивая руки – Они победили?

- Нет – ответил Мокрист, но они почувствовали необычный тон его голоса.

- Тогда мы выиграли?

- Архиканцлер примет решение – сказал Мокрист – Думаю, мы не будем точно знать еще несколько недель. Хотя семафоры выключились. Извините, это все так сложно…

Он оставил их смотреть, как он тяжело топает к себе в кабинет, где в углу по-прежнему стоял мистер Помпа.

- Добрый Вечер, Мистер Губфиг – прогрохотал он.

Мокрист сел за стол и уронил голову в руки. Это была победа, но он этого не ощущал. Он ощущал смятение.

Ставки? Ну, если "Труба" доедет до Колении, можно будет объявить, что он победил, но Мокрист чувствовал, что ставки отменены. Это означало, что люди, по крайней мере, смогут получить свои деньги обратно.

Ему надо поддерживать работу "Пути", только боги знают, как. Он же обещал что-то такое "Гну", разве нет? Удивительно, как быстро люди привыкли полагаться на семафоры. Он не узнает как дела у "Трубы" еще несколько недель, и даже он уже привык к ежедневным новостям из Колении. Это как без пальца остаться. Но семафоры превратились в огромного, неуклюжего монстра, слишком много башен, слишком много людей, слишком много усилий. Доложен быть способ заставить их работать быстро, более гладко и более дешево… а может, эта система так велика, что вообще невозможно заставить ее приносить прибыль. Может, она как Почта, и выгода от ее работы достается всему обществу сразу.

Завтра он займется всем этим всерьез. Доставка почты. Гораздо больше персонала. Сотни неотложных дел, и сотни других дел, которые надо сделать раньше, чем неотложные. Веселье закончилось, некому больше натягивать нос, что бы это ни значило, нет больше огромного неповоротливого гиганта. Он выиграл, а теперь настало время собрать обломки и опять заставить все это работать. И завтра, и послезавтра, и снова, и опять.

Он не ожидал такого конца. Ты выигрываешь, забираешь денежки и уходишь. Так должна идти игра, разве нет?

Его взгляд упал на коробочку Ангхаммарада, все еще прикрепленную к перекрученной проржавевшей скобе, и он пожелал оказаться сейчас глубоко на дне моря.

- Мистер Губвиг?

Он поднял взгляд. В дверях стоял Барабантт, позади него виднелся еще один клерк.

- Да?


- Извините за беспокойство, сэр. – сказал клерк – Мы пришли повидать мистера Помпу. Просто небольшая настройка, если вы не против?

- Что? О. Отлично. Как хотите. Действуйте. – Мокрист неопределенно взмахнул рукой.

Два человека подошли к голему. Последовал тихий диалог, потом он встал на колени и они сняли крышку его черепа.

Мокрист в ужасе смотрел на происходящее. Он, конечно, знал, как все это делается, но знать и видеть – совсем разные вещи. Они покопались у голема в голове, а потом водрузили крышку на место со слабым глиняным стуком.

- Извините за беспокойство, сэр – сказал Барабантт, и клерки отбыли.

Мистер Помпа некоторое время стоял на коленях, а потом медленно поднялся. Красные глаза фокусировались на Мокристе, и голем протянул вперед руку.

- Я Не Знаю, Что Такое Удовольствие, Но Если Бы Знал, То Уверен, Что Рабтать С Вами – Это Было Оно. – объявил он – Теперь Я Должен Покинуть Вас. У Меня Новая Задача.

- Вы больше не мой, э, надзирающий офицер? – спросил потрясенный Мокрист.

- Верно.

- Постойте – сказал Мокрист, сообразив что-то – Ветинари посылает вас за Позолотом?

- Не Имею Права Говорить.

- Значит, я свободен?

- Не Имею Права Говорить. Доброй Ночи, Мистер Губфиг. – мистер Помпа помедлил в дверях – Я Также Не Уверен, Что Такое Счастье, Мистер Губфиг, Но Я Думаю… Да, Я Думаю, Что Был Счастлив Повстречать Вас.

И, пригнувшись в дверях, голем ушел.

"Остался только оборотень – быстро промелькнула мысль – А они ведь не очень-то хорошо умеют выслеживать корабли, особенно в океанах! Сейчас полночь, стражники бегают повсюду, как сумасшедшие, все заняты, у меня есть немного наличных, а также мое кольцо с бриллиантом и колода карт… кто заметит? Кому какое дело? Кто побеспокоится?"

Он мог отправиться куда угодно. Но это были не его мысли, это были… всего лишь несколько клеток мозга, сработавших на автомате. Некуда было идти, больше некуда.

Он подошел к большой дыре в стене и уставился вниз, в главный зал. Хоть кто-нибудь сегодня ушел домой? Новости уже разошлись по городу, и если вы хотели, чтобы хоть что-нибудь было доставлено адресату завтра, вам следовало немедленно отправиться на Почтамт. Он кипел жизнью, даже сейчас.

- Чашку чаю, мистер Губвиг? – раздался позади него голос Стэнли.

- Спасибо, Стэнли – сказал Мокрист, не оглядываясь. Внизу, в зале, мисс Маккалариат приколачивала что-то к стене, взобравшись на стул.

- Все говорят, мы выиграли, сэр, потому что семафоры закрыты и потому что их директора в тюрьме, сэр. Говорят, все, что осталось сделать мистеру Апрайту – просто доехать до места! Но мистер Грош говорит, букмекеры вряд ли заплатят, сэр! А еще король Ланкра желает, чтобы мы напечатали для него марки, но они получатся очень дорогими, сэр, потому что они там пишут хорошо если десяток писем в год. Но мы ведь показали им, да, сэр? Почта снова в деле!

- Это какой-то плакат – вслух заметил Мокрист.

- Извините, мистер Губвиг? – не понял Стэнли.

- Э… ничего. Спасибо, Стэнли. Иди, развлекайся с марками. Рад видеть тебя таким… гордо стоящим.

- Это как новая жизнь, сэр. – сказал Стэнли – Я лучше пойду, сэр, им надо помочь с сортировкой…

Плакат был грубо намалеван. На нем было написано: "Спасибо, Мистер Губвик!"

На Мокриста накатила депрессия. После победы всегда так бывало, но сейчас особенно тяжело. Несколько дней его мозг работал на пределе, и он чувствовал себя живым. Теперь пришло оцепенение. Они сделали такой трогательны плакат, а ведь он был всего лишь лжец и вор. Он обманул их всех, а они благодарили его за обман.

Тихий голос от дверей сказал:

- Безумный Ал и другие парни рассказали мне, что ты сделал.

- О – сказал Мокрист, не оборачиваясь.

"Она прикуривает сигарету" – подумал он.

- Не очень-то красиво ты поступил – продолжила Ангела Красота Добросерд тем же ровным тоном.

- Красивая хитрость не сработала бы – ответил Мокрист.

- Ты собираешься сказать мне, что идею тебе подал призрак моего брата? – спросила она.

- Нет. Я все это придумал сам – признался Мокрист.

- Хорошо. Если бы ты сболтнул такое, то хромал бы до конца жизни, поверь мне.

- Спасибо – мрачно поблагодарил Мокрист – Это была просто ложь, но я знал, что людям захочется поверить в нее. Просто ложь. Это был способ сохранить Почтамт и вырвать "Путь" из рук Позолота. Наверно, ты можешь получить его обратно, если захочешь. Ты и другие люди, которых обманул Позолот. Я помогу, чем смогу. Но я не хочу благодарностей.

Он почувствовал, что она приблизилась.

- Это не ложь – сказал она – Это то, что должно быть правдой. Маме понравилось.

- Она считает, что это правда?

- Она не хочет думать иначе.

Никто не хочет. "Я не вынесу" – подумал Мокрист.

- Послушай, я знаю, кто я. – сказал он – Я не тот, за кого меня принимают. Я просто хотел доказать себе, что я не такой, как Позолот. Больше, чем просто молоток, понимаешь? Но я все равно мошенник. Думаю, ты знаешь об этом. Я могу подделать искренность так ловко, что сам не могу отличить, где правда. Пудрю людям мозги…

- Ты не обманул никого, кроме себя – сказал мисс Добросерд и взяла его за руку.

Мокрист… стряхни ее руку, беги из здания, беги из города, вернись к прежней жизни, или жизням, всегда двигайся, продавай стекло за бриллианты, но каким-то образом так все обернулось, что это не сработает, талант утерян, веселье исчезло, даже карты перестали слушаться его, деньги ушли, и даже зима в безымянном отеле в трущобах, повернувшись лицом у стене…

И тут появился ангел.

- Что случилось? – спросила мисс Добросерд.

Может, ты получил второй шанс…

- Так, мысль одна – ответил Мокрист.

Он позволил разгореться золотому сиянию. Он обманул их, даже в этом. Но была и светлая сторона: он мог продолжать, он не мог остановиться. Все что ему оставалось, это напоминать себе каждые несколько месяцев, что он может бросить все в любой момент. Он мог, но никогда не сделает этого. И здесь была мисс Добросерд, без сигареты во рту, всего в футе от него. Он склонился к ней…

Позади них раздался громкий кашель. Это оказался мистер Грош, державший в руках большую коробку.

- Извините, что прерываю вас, сэр, но это только что принесли для вас – сказал он и неодобрительно шмыгнул носом – Курьер, не из наших. Я подумал, лучше сразу отнести ее вам, потому что там внутри что-то шевелится…

Так оно и было. И отверстия для воздуха, заметил Мокрист. Он открывал крышку очень осторожно, и поэтому успел отдернуть пальцы как раз вовремя.



- Двенадцать с половиной процентов! Двенадцать с половиной процентов! – закричал какаду и вспорхнул на шляпу Гроша.

Внутри не было никакой записки, и никаких надписей на коробке, за исключением адреса.

- Зачем кому-то посылать вам попугая? – спросил Грош, не рискуя поднять руку в пределы досягаемости кривого клюва.

- Это же попугай Позолота, верно? – заметила мисс Добросерд – Он подарил тебе птицу?

Мокрист улыбнулся.

- Да, похоже на то. Пиастры[124]!

- Двенадцать с половиной процентов! – снова завопил какаду.

- Заберите его, мистер Грош, ладно? – попросил Мокрист – научите его говорить… говорить…

- "Доверьтесь мне"? – подсказала мисс Добросерд.

- Отлично! – обрадовался Мокрист – Да, так и сделайте, мистер Грош.

Когда Грош удалился, с попугаем, счастливо устроившимся у него на плече, Мокрист снова повернулся к женщине.

- А завтра – сказал он – я наверняка верну наши люстры!

- Что? – рассмеялась мисс Добросерд – да здесь и крыши-то почти не осталось!

- Люстры важнее, начнем с них. Доверься мне! А потом, кто знает? Может быть, я даже смогу разыскать полированный прилавок! Нет пределов возможному!

И тут откуда-то из-под потолка наполненного суетой главного зала посыпались белые перья. Это могли быть перья ангела, хотя, скорее всего, они были просто перьями голубя, которого где-то на балке потрошил ястреб. Но, так или иначе, важно то, что они появились вовремя. Вопрос стиля.

Иногда правда открывается, если сложить вместе кучу мелкой лжи, а потом проанализировать все что известно.

Лорд Ветинари стоял наверху лестницы, ведущий в Главный зал его дворца и смотрел на своих клерков. Для этого Конклюдиума понадобилось занять весь огромный зал.

Повсюду на полу виднелись нарисованные мелом фигуры – квадраты, круги, треугольники. Внутри них аккуратными стопками опасно высоко громоздились бумаги и гроссбухи. А еще здесь были клерки. Некоторые работали внутри начерченных мелом фигур, другие же бесшумно перемещались между ними, важно неся в руках бумаги, как священные дары. Периодически появлялись клерки и стражники с новыми грудами папок и гроссбухов, которые торжественно принимались, оценивались и добавлялись к соответствующей стопке.

Повсюду щелкали счеты. Клерки сновали туда и сюда. Иногда они встречались в каком-нибудь треугольнике, и, склонив головы, тихо что-то обсуждали. В результате они отправлялись в новых направлениях, или, что происходило все чаще по мере того, как тянулась ночь, отходили в сторонку и рисовали на полу новую фигуру, которая немедленно начинала заполняться бумагами. Иногда фигура пустела, и ее стирали, а бумаги распределяли между другими фигурами на полу.

Ни один магический круг, ни одна мистическая мандала никогда не рисовались с такой болезненной тщательностью, как эти фигуры. Действо продолжалось час за часом, с терпением, которое поначалу внушало ужас, а потом скуку. Это была война клерков, которые разоряют врага при помощи папок с бумагами и колонок цифр. Мокрист умел читать слова, которых нет, а клерки умели находить цифры, которых нет; цифры, которые есть, но неправильные; и, наконец, цифры, которые без нужды повторяются дважды. Они не спешили. Отскреби ложь, и появится правда, голая и смущенная, и негде ей будет скрыться.

В три часа утра в спешке и в слезах прибыл мистер Сырборо, чтобы узнать, что его банк был не более чем пустая оболочка из бумаг. Он привел с собой своих собственных клерков, одетых в ночные сорочки, наспех заправленные в штаны, которые опустились на колени рядом с клерками Ветинари и разложили на полу еще больше бумаг, перепроверяя цифры в отчаянной надежде, что если посмотреть на них достаточно пристально, результат получится другой.

А потом появилась Стража и доставила маленькую красную тетрадь, и ее положили в отдельный круг, в окрестностях которого быстро выросла целая паутина новых линий…

Перед самым рассветом прибыли мрачные люди. Они были старше, толще и лучше прочих – но не напоказ, они никогда не одевались крикливо – и они двигались со степенностью больших денежных мешков. Это были тоже финансисты, более богатые, чем короли (хотя короли-то частенько бедны, как церковные мыши), но мало кто за пределами узкого круга знал их и мало кто узнал бы, встретив на улице. Они поговорили с мистером Сырборо тихо, как с человеком, понесшим тяжкую утрату, потом поговорили друг с другом, потом золотые ручки запорхали над аккуратными маленькими блокнотами, заставляя цифры танцевать и прыгать сквозь обручи. Затем решение было принято и скреплено рукопожатием, которое в этом узком кругу значило бесконечно больше, чем любой письменный договор. Первый камешек лавины не упал. Основы мира перестали трястись. Кредитный Банк откроется этим утром, и когда он откроется, счета будут оплачены, зарплаты выданы, город не пострадает.

С помощью золота они спасли город гораздо эффективнее, чем какой-нибудь герой с помощью стали. Хотя, по правде говоря, это было даже не золото, а скорее обещание золота, фантазия о золоте, чудесная мечта о том, что золото лежит где-то рядом, на том конце радуги, и будет и дальше там лежать, при том условии, естественно, что вам не взбредет в голову пойти туда и взглянуть на него лично.

Все это известно под названием Финансы.

Возвращаясь домой к своему незамысловатому завтраку, один из этих людей заглянул на минутку в Гильдию Убийц, просто чтобы засвидетельствовать почтение своему старинному другу лорду Злобни[125], в ходе визита текущие события были затронуты лишь вскользь. И с этого момента Взяткер Позолот, куда бы он не направился, стал самым большим страховым риском в мире. Люди, стерегущие радугу, терпеть не могут тех, кто заслоняет солнце.

Эпилог

Некоторое Время Спустя



У человека, сидевшего в кресле, не было длинных волос или повязки на глазу. Не было у него и бороды, точнее говоря, у него не было намерения носить бороду. Но он явно не брился несколько дней.

Человек застонал.

- А, мистер Позолот – сказал Ветинари, поднимая взгляд от игровой доски – Вижу, вы проснулись. Извините за способ, каким вас сюда доставили, но некоторые весьма богатые люди желают видеть вас мертвым, и я подумал, что неплохо будет повидать вас прежде, чем это сделают они.

- Не понимаю, о ком вы говорите – ответил человек – Меня зовут Рэндольф Стипплер, и у меня есть документы…

- И очень хорошие документы, мистер Позолот. Но довольно об этом. Теперь я желаю поговорить с вами об ангелах.

Взяткер Позолот, изредка морщась от болей, вызванных трехдневным путешествием на плече голема, со все возрастающим удивлением слушал ангельские теории лорда Ветинари.

- …что я хотел предложить, мистер Позолот. Королевскому Монетному двору требуется совершенно новый подход в управлении. Честно говоря, он уже фактически умирает, потому что представляет собой вовсе не то, что нам нужно в Столетии Анчоуса. Но и тут можно кое-что предпринять. В последние месяцы знаменитые марки мистера Губвига стали второй валютой в городе. Такие легкие, такие удобные, их даже можно по почте отправить! Поразительно, мистер Позолот. Наконец-то люди готовы расстаться с идеей, что деньги обязательно должны блестеть. Знаете ли вы, что однопенсовая марка в среднем около двадцати раз переходит из рук в руки, прежде чем будет наклеена на конверт и погашена? Монетному двору нужен человек, который понимает, что валюта это не более чем мечта. Вам будет положена зарплата и, насколько мне известно, шляпа.

- Вы предлагаете мне работу?

- Да, мистер Стипплер – подтвердил Ветинари – И чтобы подтвердить искренность моего предложения, позвольте мне указать на дверь, расположенную за вашей спиной. Если вы в любой момент нашего собеседования почувствуете желание уйти, вам достаточно просто шагнуть сквозь эту дверь, и вы больше никогда не услышите обо мне…
Через некоторое время в комнату мягко вошел клерк Барабантт. Лорд Ветинари читал доклад о состоявшемся минувшей ночью заседании внутреннего совета внутреннего совета Гильдии Воров.

Клерк быстро и тихо навел порядок в лотках для бумаг, а потом встал перед Ветинари.

- Ночью поступили десять новых семафорных сообщений, милорд – доложил он – хорошо, что семафоры снова работают.

- Конечно, хорошо – согласился Ветинари, не поднимая взгляда – Иначе как, ради всего святого, люди узнают, что мы хотим вложить в их умы? Есть заграничная почта?

- Обычные пакеты, сэр. Наиболее аккуратно вскрывали тот, что из Убервальда.

- Ах, милая леди Марголотта – сказал Ветинари, улыбаясь.

- Я взял на себя смелость отклеить с них марки, для коллекции моего племянника, милорд – продолжил Барабантт.

- Конечно – разрешил Ветинари, взмахнув рукой.

Барабантт осмотрел кабинет и задержал взгляд на каменной плите, где армии каменных фигурок вели бесконечную войну.

- А, я вижу, вы побеждаете, милорд. – заметил он.

- Да. Надо будет записать гамбит.

- А вот мистера Позолота, вижу, здесь нет…

Ветинари вздохнул.

- Это просто потрясающе: встретить человека, который действительно верит в свободу выбора – сказал патриций, глядя на открытую дверь – К сожалению, он не верил в ангелов.





[1] Anghammarad – прим. перев.

[2] clacksmen – работники, обслуживающие семафорные башни – прим.перев.

[3] linesman – семафорные башни стоят в линию через каждые 8 миль. Так что линейный – это то же самое что и семафорщик. – прим. перев.

[4] Moist von Lipwig – прим.перев.

[5] Albert Spangler – прим. Перев.

[6] Намек на "Матрицу"? Может быть  - прим.перев.

[7] Daniel "One Drop" Trooper – вообще-то trooper обычно обозначает солдата, кавалериста или парашютиста. Но я в данном случае решил оставить "трупер" потому что так гораздо смешнее на русском звучит – прим.перев.

[8] Пародия на собеседования при приеме на работу в крупных корпорациях. Там одно из условий так и звучит: "вы можете прервать собеседование и уйти в любой момент как только пожелаете" – прим. Перев.

[9] Drumknott – прив. перев.

[10] Ethel Snake – прим.перев.

[11] Bargain Box in Hobson’s Livery Stable – прим.перев.

[12] Hapley – прим.перев.

[13] Genua – прим.перев.

[14] Gnats – букв. "комары", "мошки". Прим.перев.

[15] 'It’s pronounced Lipvig, you moron,' he moaned. 'A v, not a w!' – прим.перев.


[16] По всей видимости, это игра "Бум" из одноименной книги Пратчетта. Перевод этой книги см. здесь, в моем ЖЖ: http://rem-lj.livejournal.com/profile – прим.перев.

[17] Малоизученный страшный континент Fourecks или XXXX – прим.перев.

[18] Один из законов робототехники Айзека Азимова – прим.перев.

[19] Groat – прим.перев.

[20] Dimwell Street – прим.перев.

[21] Дурнелловский Неритмичный Рифмованный Сленг. Известно множество рифмованных сленгов, они подарили миру такие сокровища словесности как: "волшебница-кудесница"(лестница), "дохлый червяк" (кабак), "пчелка летает медок собирает" (Общая теория относительности). Однако рифмованный сленг улицы Дурнелл уникален, потому что он, фактически, никакой не рифмованный. Почему так, не знает никто. К настоящему моменту разработаны три теории: 1) Он очень сложный и на самом деле следует каким-то своим скрытым правилам, 2) улицу Дурнел так назвали неспроста и 3) все это просто делается нарочно, чтобы позлить приезжих, что собственно и является целью большинства сленгов – прим. авт.


[22] Offler – крокодилообразное божество Плоского Мира – прим. перев.

[23] pinheads – слово богатое коннотациями. Обозначает и "булавочная головка", и "дурак". А кроме того так звали одного из жутких адских монстров в старом ужастике Hellriser. – прим.перев.

[24] Tiddles – прим.перев.

[25] Chief Postal Inspector Rumbelow – прим.перев.

[26] Ну, вы поняли, на что намек, да? – прим.перев.

[27] Antimony Parker – прим.перев.

[28] Lobbin Clout – прим.перев.

[29] Agnathea – прим.перев.

[30] Грош говорит Lipstick – букв. "губная помада" – прим.перев.

[31] Mutable – прим.перев.

[32] Octeday – восьмой день восьмидневной недели Диска – прим.перев.

[33] Bloody Stupid Johnson – печально знаменитый анк-морпоркский архитектор, который проделывал совершенно невероятные вещи с геометрией, притом, случайно – прим.перев.

[34] Acuphilia – от латинского acus (иголка), слово придуманное Пратчеттом по аналогии с филателией. – прим.перев.

[35] J. Lanugo Owlsbury – прим.перев.

[35] "$itfte!" – так написано в том тексте, что есть у меня. Может, искажение шрифта, а может намек на немецкое слово Stift (одно из значений "шип") – прим.перев.

[36] NO.1 A. PARKER & SON’S GREENGROCER’S
HIGH CLAS’S FRUIT AND VEGETABLE’S – тут нарочно неправильная грамматика и повсюду понатыканы апострофы, которые явно являются слабостью семейства Паркеров. И парой строчек ниже автор обыгрывает это, упоминая carrot's - прим.перев.


[37] S.W.A.L.K. - Sealed With A Loving Kiss – прим.перев.

[38] Goodbody – прим.перев.

[39] Market Street – прим.перев.

[40] Adora Belle Dearheart – прим.перев.

[41] Campaign for Equal Heights, не без намека на Equal Rights, общество которое борется с дискриминацией гномов – прим.перев.

[42] The Smoking Gnu – помимо антилопы гну не исключен намек на операционную систему GNU – прим.перев.

[43] Slunt –прим.перев.

[44] Reacher Gilt – прим.перев.

[45] Mr Greenyham of Ankh-Sto Associates, who is the Grand Trunk Company's treasurer, Mr Nutmeg of Sto Plains Holdings, Mr Horsefry of the Ankh-Morpork Mercantile Credit Bank, Mr Stowley of Ankh Futures (Financial Advisers) – прим.перев.

[46] Barbican, это старые укрепленные ворота в городе, однако в данном случае похоже имеется в виду Barbican Plaza, площадь у этих ворот, где можно побродить, поболтать и собрать информацию – прим.перев.

[47] ledger имеет два значения: "бухгалтерская книга" и "надгробная плита". Ветинари издевается над зомби, но как это перевести, ёлки-палки?! ;) – прим.перев.

[48] тут намек на "китайскую стену" – так действительно называется корпоративная практика, призванная исключить конфликт интересов, и Пратчетт жестоко над ней издевается - прим.перев.

[49] Однако не спешите судить по внешнему виду. Не смотря на выражение лица, напоминавшее поросенка, которому только что пришла светлая мысль, и манеру говорить, похожую на тявканье маленькой, хрипящей, невротичной и до смешного дорогостоящей собачонки, мистер Слеппень вполне мог оказаться добрым, щедрым и набожным человеком. Так же, например, человек, одетый в полосатую робу и черную маску, в большой спешке вылезающий из вашего окна, может оказаться заблудившимся участником маскарада, а человек в парике и мантии посреди зала судебных заседаний – просто трансвеститом, который случайно забрел туда, чтобы спрятаться от дождя. Поспешные суждения иногда ужасно несправедливы. – прим.авт.


[50] Потофю - тушеная в горшочке говядина с овощами – прим.перев.

[51] Bouffant – прим.перев.

[52] Freidegger – похоже на имя философа Хайдеггера. – прим.перев.

[53] Whobblebury – прим.перев.

[54] Sideburn – прим.перв.

[55] Josiah Doldrum – прим.перев.

[56] "See a pin and pick it up, and all day long you’ll have a pin" – это переделанный детский стишок: See a pin and pick it up, All the day you'll have good luck; See a pin and let it lay, Bad luck you'll have all the day – прим.перев.

[57] Любознательный читатель может почитать про семафорные башни в Википедии, отмечу лишь вкратце, что в башне два оператора, один принимает и передает сообщения с одной стороны, вниз по линии, а другой – вверх по линии. На Мертвый Час (когда при прежних владельцах "Великий Путь" заботился о техническом состоянии оборудования) башни видимо останавливались по три. Соотвественно у той, что в середине, освобождались оба оператора, а в остальных – по одному. – прим.перев.

[58] Званый вечер (фр.) – прим.перев.

[59] Cheeseborough – прим.перев.

[60] Gryle – прим.перев.



[61] В местности более лесистой и менее покрытой капустой, да и вообще не настолько зависимой от капустной индустрии, несомненно, сказали бы "под сенью дерев" – прим. Авт.

[62] Deacon – одно из значений: младший член масонской ложи – прим.перев.

[63] George Aggy – прим.перев.

[64] les buggeures risiblesэто написано "как бы по-французски". Risible – значит смехотворный, а buggeures явно образовано от английского ругательного bugger.

[65] The One – а вот вам и второй намек на "Матрицу", это, граждане, неспроста! – прим.перев.

[66] Enemy at the Gate – напоминает название голливудского фильма про битву за Сталинград, который как раз и шел у нас в прокате под названием "Враг у ворот". Ну и другое значение тут есть, Терри без этого не может ! Какое – поймете чуть позже – прим.перев.

[67] В секретных Орденах всегда почему-то серьезная нехватка женщин – прим.авт.



[68] Boult & Locke, Military and Ceremonial Outfitters, Peach Pie Street, A-M. Size: 7 ¼ - прим.перев.

[69] curs'ed – произнесено на французский манер, с ударением на "е". - прим.перев.

[70] 'Look, I’m not the One you’re looking for!' - Moist von Lipwig, at a time like this any One will do! – очень смешная и трудная в переводе шуточка. Обыгрывается The One – "избранный" и anyone – "кто угодно" – прим.перев.


[71] Cowerby – прим.перев.


[72] Teemer and Spools – прим.перев.

[73] Jimmy Tropes – прим.перев.


[74] Hide Park – видимо наме на лондонский Гайд-Парк (Hyde Park) – прим.перев.

[75] Doors 1, Saw 20, Campanile 2 – прим.перев.

[76] Каламбурчик. Horse de combat – искаженное hors de combat (фр.) что значит "выбыл из строя в результате ранения" – прим.перев.

[77] Well, they’d made an impression, at least. So had the bulldog. Тут тоже каламбур – impression означает и "произвести впечатление" и "оставить отпечаток (зубов)". – прим.перев.

[78] King Het Of Thut – тут по-моему важнее не значение, а просто созвучие – прим.перев.

[79] Chem – тот самый свиток в голове голема, на котором записаны его инструкции – прим.перев.

[80]

Каталог: public -> texts
public -> К проблеме cоматоформной дисфункции вегетативной нервной системы
public -> В. Н. Сгибов кандидат медицинских наук, главный психотерапевт Министерства здравоохранения и социального развития Пензенской области
public -> Учебное пособие «Теория государства и права в вопросах и ответах»
public -> Европейская академия естествознания администрация орловской области
texts -> Щербаков Михаил Константинович
texts -> Лорес Юрий Львович
texts -> Алекcандр Иванович Доронин Бизнес разведка


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница