Валентин Красногоров Рыцарские страсти



страница1/4
Дата01.05.2016
Размер248 Kb.
  1   2   3   4

Валентин Красногоров

Рыцарские страсти
Мюзикл в двух частях

ВНИМАНИЕ! Все авторские права на пьесу защищены законами России, международным законодательством, и принадлежат автору. Запрещается ее издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, помещение спектаклей по ней в интернет, экранизация, перевод на иностранные языки, внесение изменений в текст пьесы при постановке (в том числе изменение названия) без письменного разрешения автора.


Полные тексты всех пьес, рецензии, список постановок
См. также мой сайт:

http://krasnogorov.com/
Контакты:

Тел. 8-812-699-3701;

7-951-689-3-689 (моб.)

e-mail: valentin.krasnogorov@gmail.com



Примечание:

Эта комедия играется как в музыкальных, так и в драматических театрах. Данный вариант предназначен для театров, владеющих жанром мюзикла. Для драматических театров может быть предложен вариант с меньшим количеством пения и танца.


Предисловие автора
Это современная пьеса о любви, несмотря на то, что она облечена в форму веселой испанской комедии «плаща и шпаги» с ее интригами, роскошными костюмами, дуэлями, серенадами, похищениями и приключениями. Но на самом деле это пьеса о настоящей и не всегда настоящей любви (тема, которой сегодня так не хватает в театре, особенно, в произведениях для молодежи). Композитор В. Плешак написал к этой пьесе яркую музыку. У пьесы счастливая театральная судьба. Под разными названиями она поставлена в 25 драматических и музыкальных театрах и остается в репертуаре по много лет.
Режиссер Владимир Филимонов: «Два враждующих старинных рода и молодые влюбленные, вражду эту преодолевающие. Почти шекспировские страсти. Но: как философски заметил классик, - все в мире повторяется - один раз в виде трагедии, второй - в виде фарса. Нашему театру по жанру все же ближе фарс, а потому мы и поставили пьесу В. Красногорова, а не Шекспира - получилась замечательная музыкальная комедия. У авторов текста и музыки хорошее чувство юмора, поэтому спектакль наполнен шутками, веселыми неожиданностями, забавной интригой и, конечно же, имеет счастливый конец. Этот спектакль идет на сцене нашего театра уже более 17 лет с постоянным успехом у зрителей».

Действующие лица:



Барон

Амаранта, его дочь

Графиня

Дон Фелис, ее сын

Дон Родриго

Педро, его слуга

Монах

Элиса, служанка Амаранты

Слуга Барона

Архивариус

Капитан стражников

Стражники

Слуги

Служанки

Замки, дуэли, гитары, пиры, менестрели,

Шпаги, рапиры, турниры - то явь или бред?

Башни, мечи, палачи, соловьиные трели –

Было ль все это взаправду иль нет?
Грешники, ведьмы, колдуньи, кинжалы, кольчуги,

Стражники, плахи, монахи – то явь или бред?

Гордые графы, сеньоры, лукавые слуги –

Было ль все это взаправду иль нет?


Тайны, плащи, серенады, проклятья, признанья,

Маски, решетки, красотки – то явь или бред?

Бегства, погони, осады, лобзанья, свиданья –

Было ль все это взаправду иль нет?



Часть первая


Сад перед замком Барона, обнесенный крепостной стеной. У ворот и шлагбаумов стоят бдительные часовые. Под мужественную мелодию марша Капитан стражи разводит караулы. Появляется Барон, озабоченный и встревоженный. Стражники салютуют ему. Барон тщательно проверяет посты.

Барон. Эй, капитан!

Капитан стражи. (Подскакивая к Барону и вытягиваясь в струнку.) Да, господин барон?

Барон. Все ли выходы охраняются?

Капитан стражи. Так точно, господин барон. В замок не проникнет даже мышь.

Барон. Я жду одну особу. Пропустите ее по предъявлении моего письма.

Капитан стражи. Слушаюсь. (Уходит.)

Барон продолжает проверять укрепления. Входит Слуга.

Слуга. Господин барон, к вам пожаловала дама.

Барон. Проси. Проси немедленно.

Слуга вводит женщину и уходит. Лицо дамы прикрыто вуалью. Барон встречает ее с изысканной церемонностью.

Барон. (Ведя в танце Графиню.)

Графиня милая, прошу, добро пожаловать,

Боитесь вы меня визитами избаловать,

Но вы пришли, как солнце, в замок мой, и, стало быть,

Я не напрасно с нетерпением ждал вас.

Графиня.

Благодарю, барон, я вас увидеть счастлива,

Вы настоящий рыцарь, мне поверьте на слово,

И недостойна я приема столь прекрасного,

Я говорю вам это просто, без прикрас.

Барон.

Графиня, я солдат и не привык к любезностям

И равнодушен был всегда к телячьим нежностям,

Но чтобы чувств моих узнали неизменность вы,

Позвольте просто вам букет преподнести.

Вручает графине роскошный букет роз.

Графиня.

Вы так приветливы, барон, и так внимательны,

И комплименты ваши столь очаровательны,

Боюсь, меня вы покорили окончательно…

Но не пора ли нам и к делу перейти?

Барон. (Оживляясь и теряя чопорность.) К делу? С удовольствием! Будем говорить откровенно или со всякими фигли-миглями?

Графиня. Только откровенно.

Барон. Прекрасно.

Я ненавижу, ненавижу, ненавижу вас,

И делом эту ненависть я доказал не раз,

И с радостью бы вышвырнул отсюда вас тотчас,

Когда бы мог один беду предотвратить.

Графиня.

Угрозы ваши и глупы, и безответственны,

Боюсь, от старости и пьянства впали в детство вы.

Легко глумиться вам над беззащитной женщиной,

Будь я мужчиной, я б сумела отомстить.

Танец.

Барон.

Мы направленье разговора взяли ложное,

А положение и так чертовски сложное,

Вам предлагаю разногласья спрятать в ножны я

И перемирие на время заключить.

Графиня.

Вы правы, надо прочь отбросить все сомнения

И дружно действовать для общего спасения,

Опасность нам грозит, - и мы без промедления



Свои усилия должны объединить.

Барон. Совершенно верно, графиня. Я не напрасно надеялся на вашу мудрость. Мы с вами уже не молоды (Графиня откидывает вуаль), кровь наша холодна, и мы способны спокойно взвесить… (Взглянув на Графиню.) Черт возьми, кто вы такая?

Графиня. Я вас не понимаю

Барон. Я приглашал сюда графиню де Маравилья, а вы кто?

Графиня. Я и есть графиня.

Барон. (Швыряя ей книгу.) Клянитесь в этом на Евангелии.

Графиня. (Оскорбленная, встает.) Я лучше вернусь в свой замок.

Барон. (Преграждая ей дорогу.) Клянитесь, вам говорят!

Графиня. (Дрожащим голосом.) Именем всемогущего бога клянусь в том, что я действительно являюсь графиней Юлией де Маравилья лас Вегас де Альпухара лос Кастильос, маркизой де Кастро де Сан Себастьян.

Барон. Аминь. (Отшвыривает евангелие сапогом в сторону.)

Графиня. Однако вы недоверчивы.

Барон. Я ведь никогда вас не видел, даже издали.

Графиня. Неужели я выгляжу обманщицей?

Барон. Вы выглядите девчонкой, и я не понимаю, как это может быть. Ведь у вас уже взрослый сын, причина всех наших несчастий.

Графиня. Когда я вышла замуж за покойного графа, мне не было еще и семнадцати.

Барон. Вы и сейчас выглядите немногим старше… Но к делу, сеньора.

Графиня. К делу, барон.

Барон. Ваш сын и моя дочь полюбили друг друга. Наш долг их разлучить.

Графиня. Ненависть, которая разделяет наши семьи, делает их союз невозможным. Я отсылала сына в долгое путешествие, но разлука не помогла.

Барон. Увы. Моя дочь еще сильнее тоскует по молодому графу. Я мог бы, конечно, выдать Амаранту за кого-нибудь силой, но боюсь, что это ее угробит.

Графиня. Будьте тверже – ведь вы отец и мужчина. Меня в свое время никто не спрашивал, хочу ли я замуж за графа.

Барон. Не успел ваш сын вернуться, как снова начались послания и серенады. Я дал слово повесить каждого, кто передает записки, но даже страх виселицы не останавливает этих проходимцев.

Графиня. Неужели положение так серьезно?

Барон. Я не удивлюсь, если дон Фелис завтра ее похитит. (Зовет.) Эй, кто там! (Вошедшему Слуге.) Скажи капитану, пусть проверит, все ли часовые на местах. Отлучившихся – повесить.

Слуга. Слушаюсь. (Уходит.)

Барон. (В отчаянии.) Я чувствую себя, как в осажденной крепости. Вместо того, чтобы охотиться с моими любимыми псами, я дни и ночи торчу в замке, ожидая самого худшего. (Помявшись.) Графиня, собственно говоря, я пригласил вас для того, чтобы… Одним словом, я прошу вас поселиться временно здесь под видом моей кузины.

Графиня. Мне? В доме врага? Ни за что! И моя репутация…

Барон. Они что-то замышляют, я это чувствую, но не могу понять, что. А вы женщина и лучше меня подберете ключ к тайнам Амаранты.

Я на коленях умоляю вас о помощи,

Иначе может ведь случиться и не то еще,

Должны вы бросить круг, когда вас молит тонущий,

И день-другой здесь дочь мою посторожить.

Графиня.

Ах, предложенье ваше, право, неожиданно,

Под крышей жить одной с врагом, - где это видано.

И что я - дама, упустили вы из вида… Но,



Пожалуй, я согласна буду уступить.

Барон. Спасибо, графиня, вы самоотверженная женщина.

Графиня. Любящая мать пойдет на все, чтобы спасти сына от женитьбы. Вы уверены, что никто из слуг меня не знает?

Барон. Абсолютно. Разве что Алонсо… Но это легко исправить. (Хлопает в ладоши.)

Слуга. (Мгновенно появляясь.) Да, сеньор?

Барон. Скажи, чтобы повесили Алонсо.

Графиня. Барон, это слишком. Я же всего на день-два…

Барон. Ну хорошо. Замуруйте его живьем в стену. Только дня через три не забудьте выпустить.

Слуга. Слушаюсь. (Выходит.)

Графиня. Наметим план действий.

Барон. Я предлагаю посоветоваться с моим священником. Человек он дошлый. Эй, кто там! (Появляется Слуга.) Позовите сюда монаха!

Слуга. Слушаюсь. (Выходит.)

Графиня. Насколько мне известно, наши дети виделись всего два или три раза. Не понимаю, в чем причина их необыкновенной страсти.

Барон. Причина в том, что мы с вами единственные приличные семьи на сто миль вокруг. У них просто не было выбора.

Графиня. Но все-таки должна быть какая-то духовная близость…

Барон. Да при чем тут близость? Скольким из нас девушка казалась ангелом только потому, что платье хорошо облегало ее фигуру! Я и сам прельстился так в свое время покойной баронессой и на долгие годы был за это наказан. (Крестится.) Я решил попробовать, хоть и с запозданием, подсунуть Амаранте другого парня. Сегодня жених будет здесь.

Графиня. Он красив?

Барон. Не знаю. Последний раз я видел Родриго, когда ему было шесть лет. Его отец – мой старинный друг, можно сказать, брат.

Слуга. (Входя.) Ваша милость, какой-то шалопай пытался передать сеньорите письмо.

Барон. Немедленно сожгите.

Слуга. Невозможно. Негодяй успел его проглотить.

Барон. Тогда сожгите письмо вместе с этим бездельником.

Слуга. Слушаюсь. (Выходит.)

Входит Монах, толстый красноносый детина.

Монах. (Кланяясь.) Что угодно вашим милостям?

Барон. Какие ты знаешь средства от любви?

Монах. Я знаю их все.

Барон. Выкладывай по порядку.

Монах. Во-первых, надо постараться вспомнить недостатки вашей возлюбленной. Попробуйте как можно ярче представить себе ее толстоватые ноги, кривоватые зубы, маловатую грудь…

Барон. Стоп. Такое лекарство хорошо лишь для тех, кто сам желает излечиться. Мы же имеем обратный случай.

Монах. Ясно. Разлуку пробовали?

Графиня. Безуспешно.

Монах. (Осторожно.) А может, раз дело приняло такой оборот, обвенчать молодых людей, да и дело с концом?

Барон. «Обвенчать»? Разве не знаешь ты, жирный гусь, о непримиримой вражде наших семей и великой клятве не родниться с этими ублюдками?

Графиня. Барон, вы забываетесь!

Барон. Прошу прощения, кузина.

Монах. Тогда есть верный способ – клевета.

Графиня. Вы забыли еще одно средство, с которого надо было начать. Что может оказать большее влияние на молодую девушку, чем увещевания ее духовного наставника?

Монах. Увы, сеньора, молодежь не любит душеспасительных бесед. Она глуха к советам старших и полна нетерпения сама совершить свои собственные ошибки. Но если вашим милостям угодно, я приложу все свое красноречие.

Барон. Прекрасно. Эй, кто там! ( Вошедшему Слуге.) Пусть капитан стражи освободит Амаранту из-под стражи и доставит ее сюда.

Слуга. Слушаюсь. (Выходит.)

Монах. У меня что-то пересохло в горле. Разрешите перед беседой окропить его святой водой. (Уходит.)

Барон. Графиня, не будьте щепетильной. Клеветать – так клеветать. Я, со своей стороны, разрешаю - нет, черт побери, прошу! – наговорить вашему сыну об Амаранте как можно больше всяких гадостей.

Графиня. Но что я могу наговорить о девушке, которую даже в глаза видела?

Барон. Все, что угодно.

Графиня. Ну… тогда я скажу, что она вертлява, лицемерна…

Барон. Замечательно.

Графиня. Что она развратна…

Барон. Очень хорошо.

Графиня. …Что она низкого происхождения…

Барон. Сеньора! Вы забываетесь!

Графиня. Но ведь вы сами дали мне полную свободу слова.

Барон. И при полной свободе слова полагается молчать о многих вещах. Я прошу вас не касаться ничего, что позорило бы мой древний род. И даже наша непримиримая вражда не дает вам права…

Графиня. (Прерывая.) Кстати, барон. Вы не объясните заодно, в чем причина нашей непримиримой вражды?

Барон. Как, вы ничего об этом не знаете?!

Графиня. Мне неудобно в этом признаваться, но… Очевидно, ссора произошла еще до моего замужества.

Барон. (Укоризненно.) Задолго до него, сеньора. Вы меня просто удивляете. Неужели вам неизвестно, что наши семьи поссорились четыреста лет назад?

Графиня. Четыреста лет?!

Барон. Да, графиня. Четыре века вражды – это уже традиция. Ее надо оберегать. Итак, слушайте. Четыреста одиннадцать лет назад… (Считает по пальцам.) Или нет, четыреста двенадцать… М-да… И вот мой предок, барон… Или он был тогда маркиз? Барон или маркиз? Склероз. И вот, значит… Хоть убейте, но я все забыл.

Графиня. А может быть, мы вовсе и не в ссоре?

Барон. Нет, ссора была, это я помню точно. Эй, люди!

Слуга. (Мгновенно появляясь.) Что угодно, сеньор?

Барон. Позови архивариуса. Бегом!

Слуга. Слушаюсь. (Исчезает.)

Графиня. Как великолепно у вас вышколены слуги.

Барон. Естественный отбор, сеньора. Невеликолепную челядь я просто… (Делает движение рукой вокруг шеи.) …отправляю служить иному владыке.

Подобострастно кланяясь, входит Архивариус.

Архивариус. Вы меня звали, господин барон?

Барон. Скажи, архивариус, с каких пор и почему враждуют семьи графа и мои?

Архивариус. Мне трудно сразу ответить. Это было слишком давно.

Барон. Выясни немедленно. Перерой все архивы, не жалей ни сил, ни трудов. Чтобы сегодня же все было ясно.

Архивариус. Сегодня?

Барон. (Угрожающе.) Не то…

Архивариус. Слушаюсь, ваша милость. (Кланяясь, пятится к выходу.)

Входит Амаранта в сопровождении Слуги и стражников.

Барон. Амаранта, познакомься со своей тетушкой.

Амаранта делает реверанс.

(Слуге.) Проводите сеньору в ее покои.

Графиня в сопровождении Слуги уходит.

Амаранта, скоро к тебе пожалует в гости дон Родриго – молодой красавец, рыцарь и поэт. Слава о нем гремит по всей Испании.



Амаранта. Первый раз слышу. Должно быть, гром этот какой-то особый, беззвучный.

Барон. Ничего, еще услышишь. Чтобы развеселить тебя еще больше, могу объявить и другую новость: твоя охрана отменяется… Почти отменяется. (Делает знак стражникам. Они уходят.)

Амаранта. (Встревожено.) Что-нибудь случилось?

Барон. Нет, ничего. Просто дон Фелис… Гм…

Амаранта. Заболел? Уехал?

Барон. И то, и другое. К тому же, он собирается жениться.

Амаранта. (Пылко.) Куда бы он ни уехал, чем бы он ни болел, на ком бы ни женился, я буду принадлежать только ему!

Входит Монах.

Барон. Если ты не хочешь покориться родному отцу, выслушай, что скажет тебе отец духовный.

Монах. (Благочестиво.) Здравствуй, дитя мое. Неужели правда, что ты питаешь любовь к этому развратному, распущенному, развязному, разнузданному разгильдяю дону Фелису?

Амаранта. Неужели он так гнусен?

Монах. Я назову его пороки по алфавиту, а ты повторяй их за мной как «отче наш». (Поет.)

Дон Фелис алкоголик, бабник, волокита, глупец,

Дурак он, изувер, лицемер, растлитель, сквернослов,

Трус, упрямец, фанфарон, хам, циник, чревоугодник,

Шут, эгоист, юродивый, язычник!

Барон. Алфавит кончился, святой отец.

Монах. Уже! Но не кончились его пороки! Дон Фелис мстительный, мнительный, язвительный, раздражительный! Повторяй за мной: дон Фелис алкоголик…

Амаранта. Дон Фелис алкоголик…

Снова поют «Алфавит».

Монах. …Юродивый…

Амаранта. Юродивый…

Монах и Амаранта. …Язычник!

Барон. (Зевая.) Продолжайте, ваше преподобие, в том же духе. (Уходит.)

Монах. (Начинает снова.) Дон Фелис алкоголик, бабник, волокита, глупец…

Амаранта. Хватит, папа уже далеко.

Монах. (Оглядевшись.) Ну и слава богу.

Амаранта. Принес письмо?

Монах. А как же.

Амаранта. Так давай же его скорее!

Монах. А почтовый сбор?

Амаранта. Разве тебе не заплатили?

Монах. Не мне, а господу богу. Дон Фелис одаривает щедро, но я ведь рискую головой.

Амаранта. Держи. (Кидает ему кошелек и жадно читает письмо.) Ах, сегодня он будет здесь!

Монах. Сказать по правде, я восхищаюсь молодым графом. Он красив, щедр, смел… (Замечает входящую Графиню.) …труслив, скуп и уродлив. И потому я заклинаю тебя: забудь этого нечестивца дона Фелиса.

Графиня. Спасибо, святой отец. Идите с миром. (Вручает ему кошелек.)

Монах. (Радостно.) Пойду молиться за ваше здоровье. (Уходит, доставая на ходу флягу.)

Графиня. Дай мне рассмотреть тебя поближе. До чего же ты хороша!

Амаранта. Какое на вас чудное платье! Я так рада, что вы приехали, а то мне не с кем словом перемолвиться!

Графиня. А твой отец?

Амаранта. О чем взрослая дочь может говорить с отцом?

Графиня. А тебе есть о чем рассказать?

Амаранта. (Восторженно.) Ах, тетушка, если бы вы только знали!
Графиня. Мне кажется, я знаю, что случилось:

В один прекрасный день проснулась ты…



Амаранта. …И поняла – все в мире изменилось,

Все стало полным счастья и мечты.



Графиня. Загрезились неведомые дали,

И стало все особенным вокруг,

Не правда ли?

Амаранта. Но как вы угадали?

Графиня. Была и я ведь молода, мой друг.

Я вижу, вижу, что с тобой творится.



Амаранта. Ах, выдают меня мои глаза!

Графиня. И хочется твоей душе излиться

То в песне, то в веселье, то в слезах.



Амаранта. Теперь я знаю, что со мной творится!

Графиня. Ведь счастье светится в твоих глазах…

Амаранта. И хочется моей душе излиться

То в песне, то в веселье, то в слезах.



Вместе.

Графиня. Любовь и радость в грудь твою стучатся,

Она пришла к тебе – твоя весна!

Душа томится в ожиданьи счастья,

И сердце пробуждается от сна.


Амаранта. Любовь и радость в грудь мою стучатся,

Она пришла ко мне – моя весна!

Душа томится в ожиданьи счастья,

И сердце пробуждается от сна.


Амаранта. А папа вбил себе в голову, что наши семьи – злейшие враги.

Графиня. Разве это не так?

Амаранта. Подумайте сами – неужели я могу считать моего милого рыцаря врагом?

Графиня. Да, но его семья…

Амаранта. Да нет у него никого, кроме матери – такой доброй, умной, красивой. Я заранее обожаю ее всем сердцем. Ведь я выросла совсем одна, без материнской ласки… Я буду графине как дочь.

Обе женщины вытирают слезы.

Графиня. Ты часто с ним видишься?

Амаранта. Очень редко. Мне приходится дарить капитану стражи драгоценный перстень, чтобы побыть с доном Фелисом хотя бы десять минут. (Пылко.) Это такое счастье – быть вдвоем! За него я бы не пожалела всех сокровищ мира!

Графиня. (Вспомнив о своей задаче.) А знаешь ли ты, что твой дон Фелис обольстил уже дюжину благородных девиц?

Амаранта. Я верю – ведь он такой красивый.

Графиня. Милая, против красоты устоять легко. Значительно труднее не поддаться обещанию жениться.

Амаранта. А разве он кому-нибудь обещал?

Графиня. Налево и направо. А также вверх, вниз, вперед и назад. Так что ты будешь не первой в его бурной жизни.

Амаранта. Умная женщина и не стремится быть у мужчины первой. Важно быть последней. Впрочем, я вам не верю. Если бы вы видели его письма…

Графиня. Дорогая, не мог он писать тебе никаких писем – ведь он неграмотный.

Амаранта. Да? А что вы на это скажете? (Помахивает письмом.) Только сейчас получила.

Графиня. Каким образом?

Амаранта. Монах передает. Правда, мы ловко придумали?


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница