Васильева О. С., Филатов Ф. Р


“Зерно здоровья”. Первичные валеоустановки как интегрирующие структуры психики



страница28/31
Дата01.05.2016
Размер5.59 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31

3. “Зерно здоровья”. Первичные валеоустановки как интегрирующие структуры психики


Социальные представления о здоровье, обсуждению которых был посвящен предыдущий параграф, могут рассматриваться не только как репрезентации социальных групп, но и как изменчивые формы социально-психологической регуляции здоровья отдельной личности. Они образуют ту сферу или среду, в которой и рождаются всевозможные “исцеляющие вымыслы”, терапевтические мифы и оздоровительные практики. Эти представления могут быть схематичны и бедны или развернуты и конкретизированы — все зависит от уровня “культуры здоровья” конкретных групп населения. Но даже тогда, когда они недостаточно сформированы и дифференцированы, в них просматривается “эталонное основание” (в нашем случае “адаптационный эталон”).

Однако существует еще одна группа феноменов, обеспечивающих регуляцию здоровья, только уже на индивидуально-личностном уровне. В эту группу входят особые интегрирующие структуры психики, предназначение которых состоит в том, чтобы поддерживать внутреннюю согласованность личности, гармонизировать ее отношения с миром и обеспечивать условия личностного роста. Обозначим эти феномены как валеоустановки (от латинского valeo — “быть здоровым”). Это индивидуально-своеобразные побеги того изначального “зерна здоровья”, которое постепенно, с самого младенчества, прорастает в душе каждого человека.

“Всему живущему идти путем зерна”, — так писал Владислав Ходасевич. Но каждое отдельное зерно проходит свой индивидуальный путь развития.

В каждом человеке заложен потенциал здоровья. Однако подобно тому, как одно и то же зерно дает разные побеги в зависимости от того, в какую почву оно попадает (плодородную или истощенную), так и этот потенциал может быть реализован по-разному под влиянием индивидуальных особенностей и тех социальных условий, в которых формируется личность. Даже слабый побег свидетельствует не только о дурной почве, но и о зерне, давшем ему жизнь. Зная, что требуется зерну для благоприятного развития, человек может надлежащим образом возделывать почву.

Метафора “зерна здоровья” выражает идею о внутриличностной (интрапсихической) интегрирующей структуре наглядно-образным, символическим языком и далека от научной строгости. Переходя от интуитивного постижения проблемы к ее исследованию, сделаем следующее допущение: то, что заложено в человеке как потенция, может быть исследовано в своих конкретных проявлениях, т. е. в актуализированной форме; можно судить о “зерне” по его “побегам”. Любой человек в той или иной мере реализовал свой потенциал здоровья, причем характер этой реализации в значительной мере обусловлен социокультурным контекстом, в частности теми эталонами и социальными представлениями, которые составили предмет наших исследований.

В психике конкретного индивида могут быть обнаружены следующие компоненты, непосредственно связанные с психическим здоровьем:



              1. Представления о здоровье и болезни.

        1. Эмоциональное отношение к проблемам здоровья, их субъективная оценка и переживание, а также эмоциональный настрой, обусловленный общим самочувствием.

        2. Поведенческие стереотипы, направленные на преодоление болезни и поддержание здоровья.

Исходя из представления об этих трех взаимосвязанных составляющих, выделим три основные характеристики психических структур, отвечающих за состояние здоровья личности и получивших название “валеоустановок”:

              1. Сформированность представлений о здоровье и болезни.

  1. Наличие позитивного эмоционального настроя, связанного с осознанием своего потенциала здоровья, а также с отношениями к себе и к другим, к жизни вообще.

  2. Стратегии активного поведения по укреплению своего здоровья и преодолению болезней.

Первый компонент непосредственно связан с определенными социальными представлениями о здоровье, господствующими в конкретном сообществе. Второй предполагает использование внутриличностных ресурсов, доступ к которым может быть в силу различных причин затруднен. Третий компонент определяется характером включенности субъекта в социальную практику оздоровления.

Сочетание указанных трех компонентов и определяет структуру индивидуальной “установки быть здоровым”.

Эти три аспекта проблемы относятся соответственно к когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферам личности. Если в эмоциональном отношении к собственному здоровью и его ресурсам проявляется индивидуально-личностное своеобразие, субъективность, то когнитивный и поведенческий компоненты — это в значительной степени интерперсональные феномены, поскольку их форма и содержание определяется характером распространенных социальных представлений и выработанных культурой стратегий или практик оздоровления. Иными словами, культура, формируя эталонные представления о здоровье и оздоровительные техники, так или иначе определяет, как следует воспринимать состояние своего здоровья и что предпринимать для его укрепления, тогда как индивид выбирает свое индивидуальное отношение к этому. Основная задача исследования валеоустановок состоит в том, чтобы показать, какое положение занимает проблема здоровья в каждой из указанных 3-х сфер психической жизни, и определить, в какой степени здоровье человека обусловлено особенностями той конкретной социокультурной ситуации, в которой происходит становление индивида.

В первую очередь нас интересует роль семьи и внутрисемейных отношений в процессе формирования достаточно устойчивых структур, отвечающих за состояние здоровья конкретной личности. Очевидно, что характер внутрисемейных отношений и общий психологический климат в семье определяет, насколько благополучно (или болезненно) будет осуществляться первичная социализация ребенка. Соответственно, здоровое, полноценное развитие индивида и раскрытие (заложенного в нем самой природой) потенциала здоровья могут рассматриваться как функции социальной и психологической структуры семьи. Согласно нашей концепции, укоренившиеся в семье социальные представления, эмоционально-значимые отношения и поведенческие стереотипы в значительной мере детерминируют структуру и характер формирующейся в психике ребенка валеоустановки.

В качестве объекта исследования выбраны младшие школьники, так как полагаем, что в этом возрасте уже достаточно четко просматривается влияние установившейся в семье системы отношений на личность ребенка, тогда как осуществляемая школой социализация еще только начинает выступать ведущим фактором, детерминирующим формирование психики. Именно в семье выстраивается первичная структура интерперсональных связей, закладывается основание фундаментальных отношений человека к самому себе и к окружающему миру. Цель нашего исследования — выявление взаимосвязей между различными аспектами психического здоровья младшего школьника, с одной стороны, и особенностями его внутрисемейных отношений, с другой. Это требует решения следующих исследовательских задач:


              1. Исследование отдельных аспектов психического здоровья младших школьников (т.е. тех компонентов, которые, согласно нашей гипотезе, входят в состав валеоустановки).

        1. Выявление взаимосвязей между этими аспектами.

        2. Прояснение характера внутрисемейных отношений в каждом конкретном случае.

        3. Сопоставление характеристик психического здоровья с особенностями семейной обстановки.

Нами были сформированы 4 группы испытуемых, включающие учащихся 1—4 классов общей численностью 120 человек. При исследовании использовались следующие методики:

              1. Специально разработанный авторами рисуночный тест “Здоровье и болезнь”, позволяющий выявить как степень сформированности представлений младших школьников о здоровье и болезни, так и характер их эмоционального отношения к проблемам здоровья.

  1. Рисуночный тест “Моя семья”, диагностирующий характер внутрисемейных отношений.

  2. Рисуночный тест “Несуществующее животное”, позволяющий прояснить внутриличностные особенности и психологические проблемы ребенка.

  3. Структурированное интервью детей, включающее свободные рассуждения на темы “Что приносит мне радость?” и “Что мне нужно, чтобы почувствовать себя здоровым?”; анализ результатов этого интервью позволяет установить зависимость эмоционального настроя и самочувствия от внешних (окружение ребенка) или внутриличностных факторов.

В качестве вспомогательного тестового инструмента, для прояснения нюансов эмоционального состояния и самочувствия детей, использовался “Тест цветового выбора” М. Люшера.

Проводился также опрос педагогов и, в ряде случаев, беседы с родителями для уточнения данных о семьях детей и сбора анамнеза.

При обработке результатов с целью выявления зависимости между полученными показателями использовался корреляционный анализ для малых выборок.

Остановимся более подробно на предложенном нами рисуночном тесте “Здоровье и болезнь” (модификация “Здоровый и больной человек”)

Цель: определить степень сформированности представлений о здоровье и болезни и характер эмоционального отношения к проблемам здоровья.

Материалы: чистый лист бумаги, набор 7—10 цветных карандашей или набор красок.

Инструкция: “На одном листе, разделив его на две части, нарисуй Здоровье и болезнь, как ты их себе представляешь”.

Основные показатели.



              1. Степень детализации изображения (какая часть рисунка детализирована и прорисована более тщательно). Указывает на уровень дифференцированности и сложности представлений о здоровье и болезни, а также на степень их общей эмоциональной значимости для ребенка.

        1. Сюжетность и динамика рисунка (статичное изображение или развернутое изображение каких-либо действий). Выявляет активную или пассивную позицию по отношению к здоровью и болезни.

        2. Богатство цветовой гаммы, предпочтение определенных цветов. Позволяет определить характер эмоционального отношения к проблемам здоровья.

        3. Оригинальность (специфичность) изображения, использование особой символики. Позволяет выявить степень влияния устойчивых социальных представлений о здоровье на восприятие ребенка, которое может выражаться как в стереотипизации изображения (“красный крест”), так и в оригинальном символическом творчестве (“аллегорические изображения”, например, женская фигура с атрибутами целительства).

Анализ изображения предполагает обсуждение с ребенком отдельных деталей и уточняющие вопросы, ответы на которые фиксируются экспериментатором на отдельном листе бумаги.

При использовании проективной методики “Моя семья” мы опирались на следующие основные показатели:



              1. Расстояния между членами семьи (если изображен ребенок, то рассматривается расстояние между матерью и Я-фигурой ребенка), а также расположения фигур относительно друг друга (выше — ниже, в центре листа — на периферии).

        1. Соотношения размеров изображенных значимых фигур.

        2. Цветовая гамма рисунка.

        3. Локализация изображения на листе бумаги (верх—низ, право—лево).

        4. Мимика изображенных персонажей: выражения лица, улыбка, слезы, а также жесты (угроза, ласка и т. п.).

        5. Особенности изображения Я-фигуры, ее относительные размеры и цветовое решение, порядок изображения “автопортрета”:

а) в первую очередь — эгоцентризм;

б) после изображения наиболее значимой фигуры;

в) после изображения всех остальных членов;

г) отсутствие Я-фигуры на рисунке.



        1. Характер прорисовки отдельных деталей (интерьер, мебель, животные, растения, игрушки и т.п.), структурированность (или хаотичность) окружающего пространства, обведение контуров отдельных фигур и предметов, зачернения и т. п.

На основе анализа показателей теста “Моя семья”, а также опроса педагогов и родителей нами были выделены в каждой из трех групп младших школьников четыре типа семей согласно следующим критериям:

              1. Состав семьи — полная, неполная.

  1. Характер общности, сплоченность, сформированность “чувства мы” — сплоченная/гармоничная и конфликтная/дисгармоничная.

Соответственно определились следующие типы:

        1. Полная, гармоничная (сплоченная) — 18 детей.

  1. Полная, дисгармоничная (конфликтная) — 52.

  2. Неполная, гармоничная — 16.

  3. Неполная, дисгармоничная — 34.

Дополнительные данные и сведения о составе семьи были получены нами от педагогов, а характер общности диагностировался по рисуночному тесту “Моя семья”.

На рисунке члены сплоченной, гармоничной семьи группируются вместе и образуют единство, выполняют общее дело (или объединены трапезой), помещены в структурированное пространство (интерьер, ландшафт и т. п.) и вместе переживают позитивные эмоции, что отражается в их мимике и яркой цветовой гамме рисунка.

Члены дисгармоничных семей на рисунке держатся обособленно, пространство вокруг них недостаточно структурировано, часто они оттесняют друг друга к периферии листа; или родительские фигуры слишком экспансивны, оккупируют значительную часть пространства и “подавляют” Я-фигуру ребенка превосходящими размерами. Некоторые члены семьи могут оказаться не представленными на рисунке или ребенок забывает нарисовать себя.

Анализ рассуждений детей на темы “Что приносит мне радость?” и “Что мне нужно, чтобы чувствовать себя здоровым?” выявил интересные закономерности: дети, растущие в конфликтных, разобщенных семьях, демонстрируют зависимость позитивного эмоционального настроя, способствующего поддержанию здорового самочувствия (чувства комфорта, уверенности в себе и “радости жизни"), от различных внешних (по отношению к индивиду) факторов, прежде всего от поведения значимых других. Так, радость определяется по принципу “от противного”, через отрицание: как отсутствие наказаний, конфликтов, запрещающих действий или неприятных происшествий. Например, “Я радуюсь, когда мне задают мало заданий в школе”, “Когда папа не ругает меня за плохие оценки”, “Когда мама не сердится на меня из-за моего плохого поведения”, “Когда мне не запрещают играть столько, сколько я хочу” и т. п.

У детей из неполных конфликтных семей переживание радости жизни и здоровья в большинстве случаев носит дефицитарный характер, поскольку также требует выполнения определенных внешних условий. Это выражается в зависимости позитивного эмоционального настроя от исходящего извне позитивного подкрепления: радость зависит от подарков, приятных сюрпризов со стороны значимых близких, встреч с родителями, живущими вне семьи и от других факторов, связанных с проявлением повышенного внимания к ребенку, которого он лишен в обычных условиях. Дефицитарность у таких детей проявляется также в недостаточной осознанности собственных внутриличностных ресурсов, в неспособности довериться непосредственным впечатлениям и актуальным переживаниям, получать удовольствие от природы, спорта, собственной творческой активности.

У детей из неполных гармоничных семей чаще, чем у детей из других групп, наблюдается следующая особенность: переживание радости у них зависит от позитивных эмоций, переживаемых значимыми другими, чаще всего тем родителем, с которым ребенок проживает. Например, “Я радуюсь, когда мама улыбается” или “когда у мамы все хорошо”.

Таким образом, неполный состав семьи и конфликтный характер внутрисемейных взаимоотношений обуславливают зависимость позитивного самоощущения ребенка от событий внешнего плана, главным образом, от поведения значимых других (это либо отсутствие негативных и запрещающих действий, либо особое позитивное подкрепление, либо переживание значимым другим позитивных эмоций). Только у 10 % детей, которые живут в полных сплоченных семьях, позитивный эмоциональный настрой относительно независим от таких внешних факторов, как поведение значимых других, и определяется преимущественно внутриличностными факторами, связанными с активным образом жизни (удовольствия от спорта, игры и других любимых занятий, от ощущения собственной силы, от творческой активности, достижений и т. п.). Например, “Я радуюсь, когда занимаюсь своим любимым делом”, “когда добиваюсь своего”, “играю в любимую игру” и т. п.

Рисуночный тест “Здоровье и болезнь” позволил выявить особенности представлений младших школьников о здоровье и болезни. Обращает на себя внимание большая детализация и про-рисованность изображений болезни, нежели рисунков, символизирующих здоровье, у подавляющего большинства детей из неблагополучных (конфликтных и неполных) семей. Рисунки, изображающие болезнь, более сюжетны, на них разворачивается некоторая последовательность действий или сцена (например, обращение за помощью к врачу или уход родственников за больным человеком). В то же время изображения здоровья чаще всего статичны и представляют собой либо портреты улыбающихся людей, не совершающих никаких активных действий, либо символические объекты (солнце, сердце, цветок, красный крест), прорисованные менее тщательно и детально, чем символы болезни. Кроме того, изображение болезни, как правило, занимает большую часть листа. Это указывает на то, что у детей из семей 2, 3 и 4-го типа представления о „болезни более дифференцированы (лучше сформированы), чем представления о здоровье. Активное поведение ассоциируется у них скорее с преодолением болезни и дискомфорта, нежели с укреплением здоровья посредством активного образа жизни.

У большинства детей из неполных дисгармоничных семей пассивная позиция выявляется в обеих частях рисунка. Иными словами, можно предположить, что и здоровое и болезненное состояние они склонны переживать пассивно, без активизации интра-психических ресурсов, рассчитывая скорее на помощь или стимуляцию, исходящую извне. Следует отметить бедную цветовую гамму большинства рисунков, которая также позволяет судить о характере эмоционального отношения к проблемам здоровья. Часто преобладают цвета “негативной триады” — фиолетовый, коричневый и черный, а сочетания цветов на рисунках, согласно интерпретациям М. Люшера, указывают на подавленное состояние, фрустрацию базовых потребностей и влечений, неудовлетворенность актуальной жизненной ситуацией, хроническое напряжение и необходимость подчиняться гиперконтролю в большинстве случаев (что подтверждается данными дополнительного тестирования по методике М. Люшера). Бедная цветовая гамма рисунков у детей четко соотносится с тем, что описания радости в их сочинениях или вербальных ответах, как правило, бедны, стереотипны и тавтологичны (содержат множество повторов).

Показательно, что дети этой категории склонны ассоциировать понятие “здоровье” с медициной (“врачи”, “лечиться, чтобы быть здоровым”, “лекарство”, “аптека” и т.п.); это также подтверждает наше предположение о том, что представления о болезни и ее преодолении у них развиты и дифференцированы в большей степени, чем представления о здоровье и здоровом образе жизни. Таким гипертрофированным представлениям соответствует вполне определенное эмоционально-вегетативное состояние (или самочувствие), как можно судить по показателям цветового теста М. Люшера. Полученные в результате тестирования коэффициенты вегетативного тонуса указывают на преобладание у детей этой категории трофотропного тонуса, что предполагает перевозбуждение, повышенную утомляемость и потребность в покое. Иными словами, дефицитарность, недостаточность внутренних ресурсов проявляется как в когнитивной сфере (в представлениях о здоровье), так и на вегетативном уровне.

Лишь у незначительной части детей (около 10 % из общей численности испытуемых), подавляющее большинство из которых проживает в семьях 1-го типа, изображения здоровья характеризуются тщательной прорисовкой деталей, яркой цветовой гаммой и активностью действующих на них лиц. Как правило, понятие здоровья у таких детей ассоциируется с понятиями “радость”, “счастье”, “спорт”, “игра”, что выяснилось в ходе дополнительной беседы с этими детьми при обсуждении их рисунков. (Примеры: рисунок, изображающий прогулку в солнечную погоду; изображения футбола и других спортивных игр.) Согласно тесту Люшера, у авторов таких изображений наблюдается преобладание эрготропного тонуса, что выражается в доминировании потребности расходовать энергию организма и психики, т. е. активно использовать внутриличностные ресурсы.

Тест “Несуществующее животное” позволил соотнести полученные нами данные с личностными особенностями детей из семей 4-х описанных нами типов.

Для детей из полных дисгармоничных семей характерно сочетание в рисунке животного устрашающих, агрессивных и демонстративных деталей (угловатость контуров, острые зубы и когти, другие устрашающие детали; а также ресницы и элементы самоукрашения, свидетельствующие об демонстративно-истероидной манере поведения); кроме того, выявляется наличие защитных реакций, о чем свидетельствует тщательная прорисовка (обведение) контуров.

Дети из неполных дисгармоничных семей чаще изображают животных, размеры которых малы в сравнении с размерами листа бумаги. В их рисунках отчетливо видны проявления страха, тревоги и неуверенности, заниженная самооценка. Иногда изображались два “несуществующих животных”, одно из которых было меньше и слабее другого. В рисунках детей из неполных гармоничных семей можно встретить нечто вроде симбиотического союза двух существ, что указывает на эмоциональную зависимость таких детей от одного из родителей.

Для детей из семей 1-го типа характерны выраженные в рисунках удовлетворенность собственными действиями и тенденция активно преодолевать препятствия (голова повернута вправо, хвосты направлены вверх и т. п.). Иными словами, показатели теста “Несуществующее животное” также выявляют существенные качественные различия в самовосприятии и самоощущении детей из семей разных типов.

В ходе анализа данных мы пришли к выводу, что у исследуемых нами детей наблюдаются качественно различающиеся представления о здоровье и болезни, каждому из которых соответствует определенное эмоциональное отношение и определенный поведенческий стереотип. Эти наблюдения и позволили нам предположить наличие у младших школьников особого психического образования, которое мы обозначили выше как валеоустановку.

Мы использовали понятие “установка” в том исходном смысле, который оно приобрело в классических экспериментах Д. Н. Узнадзе. Исходя из данных своих опытов, Узнадзе определял установку как “целостное состояние Субъекта” [176, с. 148; 132], в противоположность изолированному и частичному содержанию сознания. Это состояние, не будучи сознательным, все же представляет “своеобразную тенденцию к определенным содержаниям сознания” [там же, с. 150]. Здесь имеет место не просто какое-нибудь из содержаний психической жизни, а “момент ее динамической определенности”, т. е. направленности на определенную активность [там же, с. 231; 177]. Соответственно, валеоустановка определяет личность в ее направленности на поддержание здоровья и преодоление болезни; она характеризуется готовностью к определенному способу восприятия, отношения и реагирования в ситуациях, затрагивающих здоровье Субъекта. Первичные валеоустановки, как показывает исследование, формируются под непосредственным влиянием родительской семьи и первичного окружения.

Соотношение характеристик валеоустановки с особенностями внутрисемейных отношений ребенка дало основание выявить корреляционную зависимость между ними, что подтвердилось в ходе корреляционного анализа (“Корреляционный анализ двухмерной статистической совокупности при малом числе наблюдений”).

На основании этих данных, безусловно, предварительных и требующих дальнейшего эмпирического подтверждения, мы определяем валеоустановку как психическое образование, включающее 3 компонента:

когнитивный — представления о здоровье (здоровом образе жизни) и о болезни;

эмоционально-оценочный — эмоциональное отношение к проблемам здоровья и болезни, их субъективная оценка;

поведенческий — стереотипы поведения, направленные на поддержание здоровья и преодоление болезни.

Структура валеоустановки аналогична структуре социальной установки (или аттитюда); она 3-компонентна и биполярна, так как включает два полярных аспекта:

установку по отношению к здоровью;

установку по отношению к болезни.

Мы выделили четыре типа валеоустановок:



Самодостаточный (ресурсный) тип валеоустановки — ориентация на самостоятельное поддержание здоровья и следование здоровому образу жизни.

Поддерживающий тип валеоустановки — здоровый образ жизни базируется на принципе поддержки и помощи одному из членов семьи.

Дефицитарный тип валеоустановки — ощущение недостаточности собственных ресурсов для обеспечения здорового образа жизни, обращение за помощью к другим людям или обвинение других в своих болезненных состояниях.

Манипулятивный тип валеоустановки — собственное самочувствие в данном случае выступает как инструмент манипуляции по типу: “Я себя плохо чувствую, поскольку ты со мной плохо обращаешься”, “Я болен, потому что родители меня не любили”, “Я заболел, чтобы не пойти в школу и заставить родителей заботиться обо мне”.

Каждому выделенному нами типу валеоустановок соответствует один их 4 типов семьи и определенный набор характеристик.



Самодостаточный тип валеоустановки чаще наблюдался нами у младших школьников из полных гармоничных семей. Когнитивный компонент этой валеоустановки характеризуется сформированностью представлений о здоровье и болезни, причем представления о здоровье (здоровом образе жизни) столь же развиты и дифференцированы, как и представления о болезненном состоянии. Эмоциональному компоненту соответствует позитивный эмоциональный настрой, связанный с переживаниями и ощущениями собственной активности, силы, творческих ресурсов, с наслаждением от спорта, игр, активного образа жизни, причем эмоциональное состояние относительно независимо от поведения значимых других, поскольку обуславливается не столько позитивной стимуляцией извне, сколько внутриличностными ресурсами ребенка. В поведенческом плане дети с развитой самодостаточной валеоустановкой отличаются активностью в преодолении болезни и поддержании (укреплении) своего здоровья. Их характерными личностными особенностями являются удовлетворенность собой (своими поступками и действиями), стремление активно преодолевать трудности и препятствия на пути к цели. Есть основания предположить, что у носителей валеоустановки этого типа будет наблюдаться стремление к созданию общей здоровой атмосферы в будущей семье с возможностью свободного самовыражения каждого члена семьи.

Дети из полных дисгармоничных семей отличаются сформированностью валеоустановки манипулятивного типа. У таких детей представления о болезни более дифференцированы, чем представления о здоровом образе жизни, поскольку болезнь используется как тонкая стратегия манипулятивного воздействия на взрослых (например, с целью пропустить занятия в школе). Позитивный эмоциональный настрой, в основном, зависит от регламентирующих (запрещающих или разрешающих) действий других значимых лиц (родителей, близких родственников, учителей и т.д.), а также имеет место пассивная позиция по отношению к своему здоровью и болезни. Можно предположить, что и в будущем болезнь будет использоваться обладателями такой установки как средство манипулятивных воздействий на значимых других (поведенческая стратегия “уход в болезнь”). Характерные личностные особенности в данном случае, как правило, следующие: наличие защитных реакций ,и агрессивных тенденций, демонстративно-истероидная манера поведения.

При дефицитарном типе валеоустановки, характерном для детей из неполных дисгармоничных семей, наряду с несформированностью представлений о здоровом образе жизни наблюдается зависимость эмоционального компонента от позитивной стимуляции со стороны значимых других (подарки, праздники, приятные сюрпризы), общая пассивность по отношению к здоровью и болезни (на поведенческом уровне), а также наличие страхов, повышенная тревожность, неуверенность в себе.

Основное отличие поддерживающей валеоустановки, наблюдающейся в неполных гармоничных семьях, от дефицитарной и манипулятивной состоит в том, что при ее сформированности позитивный эмоциональный настрой зависит от позитивного эмоционального состояния значимого “другого” (по отношению к которому ребенок испытывает эмоциональную зависимость или привязанность), а не от позитивного подкрепления или отсутствия негативных действий со стороны других. Как и в двух предыдущих случаях, наблюдается пассивность по отношению к своему здоровью и несформированность представлений о здоровом образе жизни, что подтверждается при расспросе. Можно допустить, что необходимость заботиться о другом становится в данном случае основным условием активизации ресурсов. Неполный состав родительской семьи проявляется в неполноте реализации собственного потенциала здоровья. Например, дочь, выросшая только с матерью (неполная семья), создав свою семью, на основе первичной валеоустановки будет с тревогой и беспокойством заботиться о здоровье другого члена семьи (ребенка), опекать его, игнорируя собственное самочувствие, или ее самочувствие будет зависеть от состояния здоровья ребенка по схеме “заболевание ребенка — неизбежная тревога и беспокойное поведение матери” (тип тревожной матери). Такая установка фрагментарна, фиксирована на другом и препятствует созданию общей здоровой атмосферы в семье. На подобные предположения наводят данные из практики семейного консультирования с использованием метода “Генограмма семьи”.

Итак, наше исследование позволило выявить особое интрапсихическое образование, названное нами валеоустановкой. Валеоустановка может быть определена как интегрирующая структура психики, отвечающая за состояние здоровья. Нами были выделены и исследованы четыре типа валеоустановок, и выявлена корреляционная зависимость между ними и четырьмя типами семьи.

Мы можем констатировать следующие разновидности валеоустановок:

установка на активизацию внутриличностных ресурсов; установка на компенсацию дефицита ресурсов; установка на манипуляцию с целью обеспечения внешнего подкрепления;

установка на оказание поддержки значимому другому в силу частичной или тотальной идентификации с ним.

Нам удалось показать специфическое влияние особенностей внутрисемейных отношений на всю систему представлений, переживаний и поведенческих стереотипов, связанных с проблемами здоровья у детей младшего школьного возраста.

Внутрисемейная атмосфера является наиболее значимым фактором в формировании первичной валеоустановки.

Наше исследование выявило у большинства детей:

несформированность (неразвитость) представлений о здоровом образе жизни;

преобладание негативных (связанных с болезнью) аспектов валеоустановки;

общую пассивность по отношению к проблемам здоровья и болезни, проявляющуюся на поведенческом уровне;

зависимость позитивного эмоционального настроя от внешних, ситуативных факторов, прежде всего от поведения значимых других.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что большая часть исследуемых валеоустановок оказалась деформирована под влиянием семейного неблагополучия (трудно не вспомнить классическую схему психоанализа!) Неполный состав семьи и ее конфликтный характер приводят к такому феномену, как дефицитарность в восприятии своего здоровья (зависимость от внешних факторов, недостаточность собственных внутриличностных ресурсов). Очевидно, представление о дефиците здоровья связано с дефицитом позитивных (“ресурсных”) переживаний и эмоционально-значимых отношений в первые годы жизни. Только наличие позитивной самодостаточной валеоустановки позволяет говорить о полноценной реализации изначально заложенного потенциала здоровья.

Если мы сопоставим когнитивные компоненты валеоустановок детей с характеристиками социальных представлений о здоровье, сформировавшихся в мире взрослых, то обнаружим определенное сходство. И установочный компонент представления, выделенный Московичи, и когнитивный компонент валеоустановки — это феномены одного ряда, хотя и по-разному регулирующие такие разные сферы, как социальные практики целых групп, и душевная жизнь отдельных индивидов. Деформированные установки напрямую связаны с ригидными и недифференцированными представлениями, поскольку и те, и другие выполняют аналогичные функции. Так, недифференцированные и шаблонные представления взрослых обуславливают формирование дефицитарных и манипулятивных валеоустановок у детей. Непрерывное порождение негативных представлений и установок напоминает порочный круг.

И все же достаточно вспомнить практики даосских алхимиков, развивавших в себе “зародыш подлинного и высшего Я”, чтобы столь безрадостный социальный детерминизм утратил свою гипнотическую власть. Человеку не дано выбирать семью, в которой он рождается, и общество, которое детерминирует его сознание, и тем не менее, осознавая и преобразуя свою первичную валеоустановку, он может стать более здоровым, зрелым и творческим существом. Только обратившись к себе, со всей ответственностью и заботой, человек способен осмысленно творить свое здоровье, что и соответствует описанной нами выше самодостаточной валеоустановке.



Каталог: book -> common psychology
common psychology -> Церебральный
common psychology -> Юридическая психология
common psychology -> Хомская Е. Д., Батова Н. Я. Мозг и эмоции печатается по изданию
common psychology -> Юрий Викторович Щербатых Общая психология введение учебный предмет «Общая психология»
common psychology -> Келвин С. Холл, Гарднер Линдсей теории личности
common psychology -> Тамара Ивановна Гусева Психология личности Личность и индивидуальность
common psychology -> Учебное пособие предназначено для студентов и преподавателей
common psychology -> Игорь Александрович Кельмансон Перинатология и перинатальная психология
common psychology -> Скотт Лилиенфельд Стивен Линн Джон Русио Барри Бейерстайн 50 великих мифов популярной психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   31




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница