Васильева О. С., Филатов Ф. Р


Концепция устойчивых социокультурных эталонов здоровья: предварительные замечания



страница3/31
Дата01.05.2016
Размер5.59 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

2. Концепция устойчивых социокультурных эталонов здоровья: предварительные замечания


Согласно нашей концепции, различные представления о здоровье и здоровой личности, фигурирующие как в научной литературе, так и в обыденном сознании, предполагают устойчивый образец (своего рода первообраз”), или эталонное основание”, т. е. самую общую схему, в соответствии с которой эти представления структурируются. Весьма вероятно, что указанные “первообразы” имеют древнее социокультурное происхождение и выступают в качестве распространенных социокультурных эталонов здоровья.

Возможны два направления в исследовании социокультурных эталонов. Первое позволяет проникнуть в глубинные пласты человеческой психики и культуры, к наиболее глубоким уровням социокультурной детерминации здоровья и рассмотреть универсалии как индивидуального, так и коллективного опыта оздоровления. Предметом исследования в данном случае становятся те архетипы, которые определяют исконные представления человека о собственном благополучии, целостности и совершенстве, а также универсальные мотивы, вариативно проявляющиеся в различных формах оздоровительной практики — от приношения петуха в жертву Асклепию до ритуалов современной медицины. Образно говоря, перед исследователем стоит задача постичь общечеловеческую “мифологию здоровья и болезни”. Примером такого анализа универсальных социокультурных детерминант оздоровительной практики служит монография юнгианского аналитика А. Гуггенбюля-Крейга “Власть архетипа в психотерапии и медицине” [60].

Второе исследовательское направление не выявляет “узловые точки”, скрытые детерминанты и первоистоки, но скорее помогает прояснить общий культурный контекст, установить смысловые взаимосвязи и обозреть то дискурсивное поле, в котором формируются конкретные воззрения и модели. Исследуются уже сформировавшиеся типы дискурсивных практик, наиболее распространенные способы концептуализации, герменевтические традиции и т. д. В этой связи можно упомянуть предпринятую В. М. Розиным попытку разработать “диспозитивную дисциплину здоровья” [158]. Автор взял за основу понятие “диспозитива социальных явлений”, предложенное М. Фуко. Диспозитив (дословно — структура) представляет собой целостное, хотя и гетерогенное представление об объекте или схему описания этого объекта, выявляющую его внутреннюю структуру и вскрывающую определенные содержательные планы, измерения [158, с. 28]. По идее В. М. Розина, рассматривая здоровье как социальное явление, представляющее собой проекцию и объективацию сложной системы дискурсов, необходимо подвергнуть анализу данные дискурсы (как публичные, так и скрытые), а также реконструировать те сети властных отношений, которыми определяются ставшие объектами изучения дискурсивные практики (там же). То есть предполагается дискурсивный анализ структуры доминирующих представлений и концептуальных схем, которые регулируют оздоровительную практику индивидов, групп, культурных сообществ. (Огромный интерес в этом отношении представляет также фундаментальный труд К. Ясперса “Общая психопатология” [234], в котором не только систематизируются накопленные в течение столетий клинические данные, но помимо этого подвергаются философскому и культурологическому анализу различные аспекты медицинского и психиатрического дискурса.)

С нашей точки зрения, феноменология здоровья охватывает и архетипическое, и диспозитивное измерение. В анализе выявляются как универсальные, архетипические образы, мотив и идеи, относящиеся к проблематике здоровья, болезни, исцеления, так и конкретные констелляции — концептуальные конструкты, понимание которых требует прояснения формирующего их социального контекста. Эти две плоскости анализа располагаются как бы перпендикулярно по отношению друг к другу и являются взаимодополняющими. Важно учитывать оба направления и использовать в исследовании обе стратегии анализа: “углубление”, или обращение к социокультурным универсалиям, и “расширение”, или прояснение контекста. Словом, социокультурный эталон может быть непосредственно соотнесен с такими гипотетическими конструктами, как архетип и диспозитив здоровья.

В данной работе мы будем рассматривать социокультурные эталоны здоровья в их культурно-историческом контексте, преимущественно как концептуальные схемы или способы описания, возникшие в условиях конкретных социальных и дискурсивных практик. Исследуя социокультурные эталоны, мы стремимся понять внутреннюю структуру этих образований, проанализировать их специфические структурные компоненты.

В основе любого устоявшегося социокультурного эталона здоровья можно обнаружить более или менее четкую дефиницию, которая отражает самое общее понимание природы и специфики этого предмета познания. В дефинициях здоровья лаконично отражается своеобразие тех систем знания и культурного опыта, которые формируют определенные концепции и модели здорового, полноценного существования. Очевидно, что характер конкретного определения здоровья всегда зависит от более фундаментальных представлений о человеке, природе и космосе (миропорядке), которые сложились в ходе развития данной культуры. Выявление и анализ таких определений и созданных на их основе концепций позволяют осмыслить проблему здоровья как универсальный феномен человеческой культуры, значение которого остается непреходящим в любую культурно-историческую эпоху.

Уточним, что мы имеем в виду, когда говорим о дефиниции, концепции и эталоне здоровья. Это три уровня обобщения устоявшихся представлений о здоровье, составляющих своеобразную систему интерпретации данного феномена. Дефиниция представляет собой предельно обобщенное определение, в котором концентрируется самая общая идея и которое, как правило, обнаруживается в философской, медицинской или психологической литературе. Концепция разворачивает и детализирует исходное определение, соотнося его с другими категориями и реалиями опыта, более четко обозначая предметную область и упорядочивая относящиеся к этой области знания. Концепция здоровья далеко не всегда научно обоснована и часто присутствует в той или иной системе интерпретаций неявно, в виде разрозненных постулатов и положений, которые могут быть путем содержательного анализа выведены из различных текстов. Поэтому можно лишь с определенной долей условности говорить, например, об “античной концепции здоровья”. Что же касается эталона здоровья, то этот сложный социокультурный феномен проявляется двояко. С одной стороны, можно рассматривать эталоны формально, как относительно устойчивые формирующие матрицы, определяющие структуру нашего знания о здоровье и включающие набор константных характеристик. Как сказано выше, это упрощенные схемы, в соответствии с которыми формируются житейские понятия и социальные представления о здоровье, характерные для данной культуры. С другой стороны, любой эталон здоровья в содержательном плане представляет собой тот культурный осадок, который остается в массовом (обыденном) сознании и является непосредственным результатом использования конкретной концепции здоровья в реальной социальной практике (будь то образование или наука, оздоровление или врачевание). По своим формальным признакам (или структурно) эталон может оставаться неизменным, предопределяя характер научных или обыденных интерпретаций здоровья, тогда как его содержание достаточно вариативно и видоизменяется под влиянием различных социокультурных процессов. Например, такие формальные характеристики античного эталона здоровья, как внутренняя согласованность и соразмерность (оптимальное соотношение) элементов человеческой природы, достаточно константны, однако сами элементы, выступающие в таком оптимальном соотношении, у разных античных авторов могут существенно различаться: это могут быть жидкости организма, душевные состояния или элементы как физической, так и духовной природы.

Основная социокультурная и дискурсивная функция эталона здоровья заключается в структурировании научных и социальных представлений о здоровье. Социальные стереотипы (феномены обыденного сознания) и научные воззрения всегда помещены в определенную “культурную рамку”, которой определяется их структурное своеобразие.

В структуре социокультурного эталона здоровья могут быть выделены следующие компоненты:

наиболее общее представление о феномене здоровья (как правило, лаконично выраженное в дефиниции);

эталонный образ здоровой личности, предполагающий набор устойчивых личностных характеристик;

устоявшиеся представления об основных условиях и принципах здорового существования;

информация о путях или способах оздоровления личности, отражающая культурно-исторический опыт различных сообществ.

Кроме того, любому социокультурному эталону здоровья соответствует определенный тип интерпретации болезни.

В отличие от расхожих представлений, модель здорового существования или здоровой личности более дифференцирована, поскольку призвана служить ориентировочной основой в специализированной деятельности, связанной с укреплением здоровья, например, в медицине или психотерапии. Модель затрагивает не столько сферу обыденного сознания, сколько специфическую область более строгих научных и профессиональных представлений о здоровье. Впрочем, как и расхожие социальные представления, научные модели всегда предполагают определенное “эталонное основание” и могут быть непосредственно соотнесены с тем или иным социокультурным эталоном здоровья.

Закрепление тех или иных моделей в социальной практике является результатом идеологической борьбы, так как, по удачному замечанию С. Московичи, любое научное сообщество одержимо стремлением к интеллектуальному доминированию, власти, к “обладанию территорией” [256]. “Ученые такие же люди, как и другие, и их склонность исповедовать традиции и нормы своего сообщества, пользоваться одними групповыми средствами познания, игнорируя другие, нередко приводит их к взаимному непониманию, пренебрежению и конфронтации” [там же]. Подобно простому обывателю, ученый чаще всего получает знания не из материнских рук Природы, но из системы коллективных представлений [129, с. 7]. Хотя научные и обыденные суждения принято противопоставлять друг другу как обоснованные, достоверные и предвзятые, искаженные, следует отметить, что при существенном различии в принципах построения они подчиняются тождественным социальным закономерностям. Научные сообщества и социальные группы, далекие от науки, следуют различным традициям познания и истолкования реальности; тем не менее и закоренелость стереотипов массового сознания, и убежденность ученого в корректности, если не истинности, его научного подхода отражают один и тот же социокультурный феномен — гипнотическое воздействие эталона, силу господствующего дискурса, власть архетипа. Как обыденные, так и научные представления являются продуктами дискурсивных практик и атрибутами или функциями тех групп, которые вовлечены в эти практики.

Между системами научного и обыденного знания происходит постоянный взаимообмен, способствующий распространению и внедрению в широкую социальную (оздоровительную) практику определенных типов интерпретации здоровья. Так, например, массовая вакцинация способствует закреплению в обыденном сознании представления об иммунитете, а распространение психоаналитической терапии приводит к тому, что сугубо научное понятие комплекса становится расхожим шаблоном (“у него много комплексов”, “он закомплексован”). Как правило, научные понятия в отрыве от своего теоретического контекста значительно искажаются и принимают новые, часто гротескные формы употребления и значения. Это объясняется интерференцией социальных и культурных влияний.

В аналогичный процесс социальной (массовой) обработки вовлекаются и философские воззрения на природу здоровья и болезни. Примером того, как философское воззрение превратилось в содержание обыденного сознания, может служить знаменитая пословица “В здоровом теле — здоровый дух”, отражающая античное представление о здоровье как гармоничном единстве души и тела. Вместе с тем распространенный вариант этой пословицы “В здоровом теле — здоровый дух, но чаще бывает одно из двух” показывает, как массовое сознание, следуя собственным законам, искажает исходную философскую идею — ведь для античного мышления здоровье души было просто невозможно без здоровья тела, и наоборот. Еще больше курьезов связано с внедрением в систему коллективных представлений интерпретации болезни как выражения всеобщего закона Кармы. Часто представления, возникшие на основе одних эталонов и дискурсивных моделей, видоизменяются под влиянием других.

Упомянутые социальные феномены обуславливают путаницу и эклектизм, которые царят в современных представлениях о здоровье и болезни и могут быть устранены посредством анализа эталонных оснований этих представлений.

Мы еще вернемся к обсуждению данной проблематики, но сначала рассмотрим конкретные эталоны здоровья, стремясь понять их специфику.



Каталог: book -> common psychology
common psychology -> Церебральный
common psychology -> Юридическая психология
common psychology -> Хомская Е. Д., Батова Н. Я. Мозг и эмоции печатается по изданию
common psychology -> Юрий Викторович Щербатых Общая психология введение учебный предмет «Общая психология»
common psychology -> Келвин С. Холл, Гарднер Линдсей теории личности
common psychology -> Тамара Ивановна Гусева Психология личности Личность и индивидуальность
common psychology -> Учебное пособие предназначено для студентов и преподавателей
common psychology -> Игорь Александрович Кельмансон Перинатология и перинатальная психология
common psychology -> Скотт Лилиенфельд Стивен Линн Джон Русио Барри Бейерстайн 50 великих мифов популярной психологии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница