Вэл Макдермид Песни сирен Тони Хилл/Кэрол Джордан – 1 Вэл Макдермид


Дискета 3,5, метка тома: Backup. 007; файл Любовь. 014



страница14/19
Дата30.04.2016
Размер0.67 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Дискета 3,5, метка тома: Backup. 007; файл Любовь. 014
Доставить Гэреса в Карлтон парк оказалось, вопреки моим ожиданиям, делом не таким уж легким. Разведка, по моему мнению, была проведена тщательно, и мне казалось, что я смогу проехать по подъездной дороге, которой пользуются рабочие парка. Единственное, что не было принято во внимание, это рождественские каникулы. Дорога была перегорожена двумя металлическими профилями, воткнутыми в асфальт и запертыми на тяжелые висячие замки. Можно было бы пробраться по обочине: джип безо всяких затруднений примял бы кустарник, росший вдоль дороги. Но тогда неизбежно остались бы следы шин и, возможно, мелкие кусочки краски. У меня не было никакого намерения потерять свободу из за Гэреса, так что этот путь был для меня закрыт.

Джип пришлось поставить позади сарая, где парковые рабочие хранили свои инструменты. Там по крайней мере меня не было видно ни с дороги, ни из парка. В два часа народу там было немного, но ради успеха стоит постараться.

Я выхожу из джипа и осматриваюсь. Сарай исключается – он на охране. Но теперь боги мне улыбаются. Сбоку от сарая стоит низкая деревянная тележка, вроде тех, которые возили по платформам носильщики, когда они еще существовали на железных дорогах. Садовники, вероятно, пользовались ею, чтобы развозить по парку растения. Подтолкнув ее к багажнику, я выгружаю туда обнаженное тело Гэреса. Подоткнув вокруг тела пару черных пластиковых мешков для мусора, я быстро распыляю по осям смазочное масло, чтобы избежать противного скрипа, а потом, крадучись, направляюсь к кустам.

И опять мне везет. Я никого не вижу. Я направляю тележку в объезд эстрады, к кустам, которыми порос крутой склон позади нее. На краю тропинки я подвожу тележку к поросшей травой обочине и к краю кустарника. Потом, опасаясь оставить следы на мягкой земле, я взбираюсь на тележку, подкатываю тело Гэреса к краю и сбрасываю в кусты. Отхожу и соскакиваю, волоку тележку за собой. Кусты выглядят чуть помятыми, но Гэреса совершенно не видно. Если повезет, его не найдут до тех пор, пока почтальон не доставит мое рождественское послание в БВСТ.

Через десять минут тележка снова стоит на месте, и я осторожно выезжаю через задний вход в парк на спокойную аллею напротив церковного Двора. Пусть возможность, что меня заметят, очень мала, я жду, пока не покажется главная магистраль, а потом включаю фары. В отличие от Темпл Филдз, это именно такое место, где какой нибудь любопытный, страдающий бессонницей, непременно отметит странность появления автомобиля в такую рань.

Еду домой и сплю двенадцать часов, просыпаюсь вовремя, чтобы успеть провести два интересных часа за компьютером, прежде чем пойти на работу. К счастью, ночь оказалась загруженной, так что у меня было достаточно сложных проблем, чтобы отвлечься от ожидания завтрашнего вьшуска «Сентинел Таймс».

Они заставили меня гордиться собой, несмотря на то, что провозились с моим посланием очень недолго. Они, верно, отправились прямиком к полицейским дуболомам и сумели убедить их отнестись к этому серьезно. Они посвятили мне первую полосу, дали фотографию моего послания, но ничего не сообщили о возможном авторстве.
Убийца поднимает БВСТ по тревоге!

Обнаженная изувеченная жертва убийцы извращенца была найдена в городском парке после странного сообщения, присланного в «Сентинел Таймс».

Убийца, подписавшийся «Санта Клаус», сообщил в этом жутком рождественском послании, что он выбросил тело в Карлтон парке.

Это чудовищное послание, судя по всему, написано кровью. Оно было нацарапано на рождественской открытке одной из ведущих юридических фирм города.

К ней была приложена любительская видеозапись, сделанная на месте, где убийца оставил тело, немедленно опознанное по эстраде на Парк Хилл.

Поднятая по тревоге репортеров БВСТа полиция выслала группу одетых в форму и гражданскую одежду полицейских на территорию парка, указанную в открытке.

После недолгих поисков в кустах, в стороне от дорожки и рядом с эстрадой, констебль нашел тело мужчины.

По сообщению нашего источника в полиции, обнаженное тело сильно изувечено, горло перерезано.

Перед смертью неизвестного истязали.

Хотя эта часть Карлтон парка известна как место встречи гомосексуалистов, ищущих там случайных партнеров и частенько грабящих их, полиция не связывает это убийство с убийствами двух молодых мужчин, чьи тела были выброшены в Темпл Филдз, городке геев, некоторое время тому назад.

Тело еще не опознано, и полиция не дала описания жертвы, возраст которой, предположительно, около тридцати лет.

Послание проштемпелевано в Брэдфилде в рождественский сочельник, доставлено в редакцию «Сентинел Таймс» с утренней почтой и адресовано редактору отдела новостей Мэтту Сметвику.

Мистер Сметвик сообщил нам следующее:

– Сначала я решил, что это чья то страшная и глупая шутка, ведь я знаком с одним из юристов этой фирмы.



Но потом я вспомнил, что мой друг уехал за границу, кататься на лыжах, на все рождественские каникулы, так что он никак не мог отправить мне это.

Я тут же позвонил в полицию, и, к счастью, они отнеслись ко всему очень серьезно.
Еще бы несерьезно. Мои действия никогда еще не были более серьезны. Что бы ни говорила полиция, мысль о том, что Гэрес – третий в серии, должна быстро прийти им в головы. Это, конечно, не ускользнуло от внимания журналистов, которые воспользовались последним открытием как предлогом, чтобы вернуться к материалам об убийстве Адама и Пола. К тому времени, когда последний выпуск газеты потрясет город, они даже найдут какого нибудь профессора «одолжите цитатку», чтобы он поразглагольствовал.
Внутри сознания убийцы

Человек, которого Министерство внутренних дел выбрало на роль наконечника копья в охоте на серийного убийцу, говорил вчера о последних убийствах, которые ужаснули городское сообщество геев.

Судебный психиатр Тони Хилл в течение года занимается важными исследованиями, финансируемыми правительством. Эти исследования приведут к формированию специального отделения полиции, которое будет заниматься созданием психологического профиля преступника, как это делают в ФБР ( sic – «Молчание ягнят»!).

Доктор Хилл, 34 года, был в последнее время главным клиническим психологом в Блейтерс хоспитал, предельно засекреченном психиатрическом отделении, где содержатся самые опасные преступники сумасшедшие, в том числе серийный убийца Дэвид Харни и серийный убийца Кейт Поунд, «псих с автотрассы».

Вот что заявил доктор Хилл:

– Меня не приглашали в полицию давать советы ни по одному из этих дел, так что я знаю о них не больше, чем ваши читатели.



Мне не хотелось бы делать скоропалительные выводы, но я бы сказал, что вполне возможно, что убийства Адама Скотта и Пола Джиббса были совершены одним и тем же лицом.

С виду, это последнее убийство выглядит похожим на предыдущие, но есть несколько принципиальных отличий. Во первых, тело было найдено в совершенно другом месте. Пусть даже Карлтон парк известен как место встреч геев, это совершенно другая среда по сравнению с Темпл Филдз.

Послание в «Сентинел Таймс» также являет собой значительное отличие. В предыдущих случаях не было ничего подобного, и убийца никак не упоминает о них.

Это наводит меня на мысль, что здесь мы имеем дело по крайней мере с двумя разными людьми.
И так далее, и тому подобное, и все в таком духе. Как будто кто то сообщает крупными неоновыми буквами: «У нас нет ни малейшего представления, откуда начинать поиски!» Не думаю, что беспокойство насчет доктора Тони Хилла не даст мне спать по ночам. Очевидно, пора дать властям пару уроков, которые они не забудут, как бы ни спешили.
14
Никто не обязан при встрече с убийцей прятать глаза, уши и разум в карманы брюк. Если он не пребывает в совершенно коматозном состоянии, то обязан увидеть, что с точки зрения хорошего вкуса один убийца всегда лучше или хуже другого. Убийцы наделены маленькими отличиями и достоинствами, как статуи, картины, оратории, камеи, геммы и тому подобное.
Тони лежал в ванне, поставив рядом с собой стакан бренди. Томный, расслабленный, изнуренный, он не помнил, когда в последний раз чувствовал себя так хорошо и радостно. Его разговоры с Анжеликой в сочетании с уверенностью, что он хорошо поработал над характеристикой, породили в нем новые надежды. Может быть, его неполноценность когда нибудь уйдет. Может, он сумеет присоединиться к остальному человечеству, к тем, кто управляет ходом вещей, усваивает прошлое и придает своему миру желанные очертания.

– Я могу изменить свою жизнь, – проговорил он.



Зазвонил радиотелефон. Медленным плавным движением Тони протянул к нему руку. Теперь его не ждут ужасы. Странно, как он дошел до того, чтобы радоваться, а не ужасаться звонкам Анжелики.

– Алло, – бодро проговорил он.

– Тони, это Джон Брендон. Я высылаю за вами машину. У нас еще один.

Тони сел, вода заплескалась, как при эксперименте в морской лаборатории.

– Вы уверены?

– Кэрол Джордан и Дон Меррик были на месте через пять минут после тревоги.

Тони крепко зажмурился.

– О, боже, – тяжело вздохнул он. – Где?

– Общественный туалет на улице Клифтон. Темпл Филдз.

Тони встал и вышел из ванны.

– Встретимся на месте, – уныло сказал он.

– Хорошо. Машина будет у вас через пять минут или около того.

– Буду готов.



Тони положил трубку и вышел из ванной, вытираясь на ходу. Мысли его мчались галопом, пока он надевал джинсы, футболку, рубашку, свитер и кожаный пиджак. Вспомнив, какой холодной была прошлая ночь, он натянул лишнюю пару носков. Когда он шнуровал ботинки, раздался звонок в дверь.

В полицейской машине напряженная атмосфера исключала всякую возможность мыслить конструктивно. Они мчались по ночным улицам, мерцающий свет мигалки сливался с искусственным оранжевым свечением фонарей. Его сопровождающие – мачо из дорожной полиции – замерли в молчаливой сосредоточенности, не располагавшей разговору. Шины взвизгнули, они вылетели на улицу Клифтон: при виде полицейского ограждения в центральной части улицы водитель нажал на тормоза.

Тони направился туда, где были припаркованы полицейские машины и «скорая». Подойдя ближе, он заметил вывеску общественного туалета на громоздко темном здании. Рядом со «скорой» маячила внушительная фигура Дона Меррика – его трудно было не узнать из за повязки на голове. Тони, на которого столпившиеся вокруг полицейские не обратили никакого внимания, протолкался к Меррику, говорившему по сотовому телефону. Он быстро махнул рукой в знак того, что видит Тони, и закончил разговор словами:

– Ладно, спасибо, простите за беспокойство.

– Сержант, – сказал Тони, – я ищу мистера Брендона. Или инспектора Джордан.

Меррик кивнул.

– Они оба внутри. Наверное, вы тоже хотите посмотреть.

– Кто нашел тело?

– Какая то уличная девка. Она утверждает, что все дамские туалеты были заняты, и поэтому она вошла в неработающую кабинку. Бьюсь об заклад, была с клиентом. При первых же признаках неприятностей тот дал деру.



Краешком глаза Тони увидел, как из туалета вышла Кэрол и направилась прямо к ним.

– Спасибо, что приехали, – сказала она.



Меррик отошел в сторону и занялся телефоном.

– Если я скажу, что не пропустил бы этого ни за что на свете, меня определенно неправильно поймут, – насмешливо ответил Тони. – Почему вы думаете, что это Хенди Энди?

– Жертва обнажена, горло перерезано. Человека явно привезли сюда в инвалидной коляске и вывалили на пол. На теле лежала первая страница вчерашнего вечернего выпуска «Сентинел Таймс», – ответила Кэрол. Голос звучал напряженно, глаза ввалились. – Мы спровоцировали его, да?

– Мы не провоцировали. Газета – вероятно, но не мы, – мрачно опроверг Тони. – Хотя я не думал, что он отреагирует так быстро.



Меррик вернулся к ним и бодро отрапортовал:

– Похоже, я выследил инвалидную коляску. Она проехала здесь не так давно, выехала ночью, из приемного отделения родильного дома. Будем надеяться, кто то ее видел.

– Хорошая работа, Дон, – сказала Кэрол. – Может, пойдем посмотрим? – спросила она у Тони.

Тот кивнул и пошел за ней. Она протиснулась через толпу полицейских ко входу в туалет. Тони медленно вошел, оглядываясь и делая мысленные заметки: пол из черных плиток, беспорядочный узор из серых и черных плиток на стене, граффити, холодный сырой воздух, запах дезинфекции, не перебивающий запах мочи. После предбанника туалет разделялся надвое – мужчины налево, женщины направо. Неработающая кабинка находилась слева, у самого входа в женский туалет. Брендон и Кевин Мэттьюз стояли в дверях, глядя внутрь через широкий дверной проем. Тони подошел и присоединился к их угрюмому молчаливому обществу. Фотограф стоял сразу за дверью, чуть в стороне, снимая сцену, которая потрясет до глубины души какой нибудь суд присяжных, если люди Брендона доставят им Хенди Энди. Через каждые несколько секунд резкий свет вспышки слепил сетчатку зрителей.

Тони пристально смотрел на лежащее на полу тело. Как и сказала Кэрол, оно было обнаженным и чистым: на коленях, локтях и одной лодыжке Тони заметил какие то темные маслянистые пятна. Еще на теле была кровь. Порез на горле был широкий, но, как решил Тони, недостаточно глубокий, чтобы стать причиной смерти. Насколько он мог рассмотреть, гениталии повреждены не были, но прямую кишку, анус и мягкие ткани вокруг кто то варварски удалил острым лезвием. Жаркая волна облегчения охватила его, заставив признаться себе в том, о чем он отказывался думать. Как и Кэрол, он тоже боялся, что его работа заставила Хенди Энди нарушить ритм и снова нанести удар. С той секунды, как раздался звонок Брендона, ужас сидел у Тони на плече, как злобная хищная птица.

Тони повернулся к Брендону и резко бросил:

– Это не он. Вы имеете дело с подражателем.


Том Кросс, подняв воротник, стоял в полумраке Дальнего конца улицы Клифтон среди любителей отвратительных зрелищ, которые как по волшебству появились на месте происшествия и теперь наблюдали за ритуальным действом – обследованием места убийства. Крепко сжав губы в улыбке, он отступил еще дальше в тень, вынул из внутреннего кармана записную книжку и открыл страничку для заметок. В тусклом свете уличных фонарей он написал: «Дорогой Кевин, ставлю шиллинг против золотых часов, что это сделал не Голубой убийца. Всего наилучшего, Том».

Происшествия в Сифорде сбили Кросса с толку и произвели на него болезненное впечатление, но он был не из тех, кто позволяет унижению сбить его с пути к цели. Он сложил записку вчетверо и надписал: «Детективу инспектору Кевину Мэттьюзу. Лично». Потом начал протискиваться сквозь толпу, пока не заметил за ограждением одного из констеблей.

– Ты ведь знаешь, кто я, да, парень? – спросил он.



Констебль нерешительно кивнул, воровато оглянулся по сторонам – не видит ли кто, что он говорит с изгоем.

Кросс протянул ему записку.

– Постарайся, чтобы инспектор Мэттьюз ее получил, он славный малый.

– Да, сэр! – Констебль зажал записку в кулаке, затянутом в перчатку, машинально подумав: «У кого это хватило пороху поставить Пучеглазу такой фингал?»

– Я тебя не забуду, когда вернусь, – бросил Кросс через плечо, проталкиваясь обратно.



Он вышел через переулок к «вольво», припаркованной перед пожарным входом ночного клуба. День не принес ему никакого удовлетворения, и утро не сулило улучшений. Но мысль в том, что он не ошибся, придавала Тому Кроссу сил, чтобы действовать дальше.
– Вскрытие покажет, что я прав, – упрямо повторил Тони. – Кто бы ни прикончил этого парня, это не наш убийца.

Боб Стенсфилд сердито посмотрел на него.

– Не понимаю, откуда такая уверенность. Из за нескольких пятен масла?

– Дело не в том, что тело не вымыли. – Тони начал загибать пальцы. – Он принадлежит к другой возрастной группе. Ему, наверное, и двадцати нет. Он совсем не скрывался, был хорошо известен среди геев. Вы установили его личность к трем часам утра.

Кевин Мэттьюз кивнул.

– Он хорошо известен отделу нравов. Зовут Чез Коллинз. Бывший педик проститутка, который работал в баре и любил мазохистский секс.

– Вот именно, – сказал Тони. – На гениталиях нет никаких повреждений, тогда как наш убийца обращается с этими органами все более жестоко. Все газеты писали, что жертвы были сексуально изувечены, но мы не сообщали, как именно. Этот убийца удалил всю анальную область. Подозреваю, он так поступил потому, что изнасиловал жертву и не хотел, чтобы экспертиза нашла следы его семени. – Тони помолчал, собираясь с мыслями, налил очередную чашку кофе из кофейника, который прислали из буфета на тележке вместе с завтраком, заказанным Джоном Брендоном для их утренней конференции.

– Инвалидная коляска, – вступила в разговор Кэрол. – Он сильно рисковал, украв ее из роддома. Не думаю, что это похоже на осторожное поведение, которое до сих пор высказывал наш убийца.

– И его не истязали, – добавил Кевин, набив рот едой. – А если и истязали, то не напоказ. – В кармане у Кевина лежала записка Кросса. Пусть Пучеглаз отстранен от работы, но Кевин в своем инстинкте не сомневается.

Боб Стенсфилд не сдавался.

– Ладно, а что, если он все сделал по другому, чтобы навести нас на мысль об имитаторе? Что, если он пытается запутать нас? В конце концов, вы не можете игнорировать подброшенную газету. И характеристика доктора Хилла предупреждает, что он может нарушить график под влиянием неосторожности газеты.



Тони старательно готовил себе сандвич с яйцом и колбасой. Он выдавил из тюбика соус, завинтил крышечку и сказал:

– Теоретически, здесь нет ничего невозможного. Вероятно, он мог убить, только чтобы щегольнуть своим мастерством, ничего не планируя заранее, так что выбор жертвы мог происходить иначе. Но основная схема осталась бы той же.

– Но ведь так оно и есть, – настаивал Стенсфилд. – У этого парнишки перерезано горло, – как и у остальных. А во что его превратил этот ублюдок? Как можно говорить, что его не истязали, если учесть состояние его задницы?

– Если бы я любил пари, то поставил бы сотню против доллара, что Чез Коллинз умер не от того, что ему перерезали горло. Я бы поспорил, что его били руками, а горло перерезали потом, чтобы все было как у жертвы серийного убийцы. Думаю, произошло вот что: жестокий секс вышел из под контроля. Чез сопротивлялся, когда его насиловали, партнер схватил его за горло и заставил успокоиться. В неистовстве оргазма он слишком крепко сжал ему шею и получил труп. Тогда он решил, что единственный шанс – изобразить все так, будто это дело рук серийного убийцы. На тот случай, если мы не поймем намека, он бросил на труп вчерашнюю газету.

– Правдоподобно, – кивнул Брендон, тщательно вытирая пальцы бумажной салфеткой.

– Я думаю, Тони прав, – решительно сказала Кэрол. – Моей первой мыслью было – «Ну вот, пятое убийство!», но чем дольше я об этом думаю, тем больше сомневаюсь. Знаете, что убедило меня окончательно? – Четыре пары глаз устремились на нее. Кэрол на мгновение показалось, что она дает свидетельские показания в суде. – Вчера было не воскресенье.



Тони усмехнулся. Стенсфилд закатил глаза. Кевин неохотно кивнул, а Брендон сказал:

– Вы считаете, для него так важен день – то есть ночь – недели?



Кэрол кивнула.

– Существует некая очень важная причина, почему он проявляется в понедельник. Как бы то ни было, это для него первостепенно. Вряд ли он стал бы нарушать обычай только для того, чтобы уесть нас.

– Я согласен с Кэрол, – подал голос Кевин – И не только из за ночи недели.

Вид у Стенсфилда был удивленный.

– Ну, я здесь в явном меньшинстве, – добродушно произнес он. – Значит, это отдельное дело. Кому поручим?



Брендон вздохнул.

– Я поговорю с главным суперинтендантом Шарплезом из Центрального, свалю на него ответственность.

– Он на бюллетене, – рассеянно напомнил Кевин.

– Верно. Ну, тогда дело передадут инспектору, который, на его несчастье, подвернется утром под руку. Дальше. Я понимаю, что события прошлой ночи лишили нас возможности уделить работе доктора Хилла то внимание, которого она заслуживает, но я полагаю, нам следует… – Внезапно в дверь постучали. – Войдите, – сказал он, стараясь голосом не выдать своего раздражения.



Вошел сержант в форме, держа в руке два конверта.

– Только что поступили, сэр. Один – от экспертов, другой – из патлаборатории, – объяснил он, кладя бумаги перед Брендоном.



Пока Брендон просматривал предварительные выводы патолога, остальные с трудом скрывали нетерпение.

– «Дорогой Джон, – читал он, – я знаю, вы будете рвать и метать, поскольку поначалу вам, очевидно, показалось, что ваш серийный убийца наконец то оставил кое какие улики. Новости плохие, поскольку я не считаю, что это работа человека, которого вы ищете. Жертва была уже мертва, когда ей перерезали горло. Его, вероятно, душили руками. Так же я не думаю, что рана нанесена лезвием, подобным тому, которым пользовались в четырех предыдущих случаях. Можно предположить, что это лезвие было длиннее и толще, оно больше походит на нож для резки овощей. Вам известно мое мнение о том, что в предыдущих случаях раны были нанесены чем то вроде ножа для разделки мяса. Время смерти я устанавливаю между восемью и десятью часами вчерашнего вечера. Я предоставлю вам полное донесение, как только… » И т. д. , и т. п. Ладно, похоже, Тони, вы были правы.

– Хорошо, что я вовремя согласился с вами, иначе выглядел бы просто задницей, – сказал Боб Стенсфилд, протягивая Тони руку.

Кэрол незаметно улыбнулась. Слава богу, следственная группа начинает признавать, что у Тони бывают дельные мысли. Удивительно, насколько изменилась атмосфера, когда ушел Кросс.

Кевин неловко поерзал на стуле и сказал:

– А что там эксперты? Есть что нибудь о наших делах или это предварительный материал по делу Чеза Коллинза?



Брендон пробежал глазами бумаги из второго конверта.

– Предвари… предвари… предвари… – Внезапно он резко втянул в себя воздух. – Господи боже, – произнес он с недоумением и отвращением.

– Что такое, сэр? – спросила Кэрол.

Брендон провел рукой по своему длинному лицу и снова вгляделся в бумагу, словно проверяя, не ошибся ли в первый раз.

– Они изучали ожоги на теле Дэмьена Коннолли. Пытались выяснить, чем они вызваны.



Тони замер, не донеся до рта сандвич.

– И каков же вердикт? – нетерпеливо спросил Боб Стенсфилд.

– Совершенное безумие, – отвечал Брендон. – Единственное, что им пришло в голову – это был набор форм для фигурного печенья.

– Ну конечно, – мечтательно произнес Тони с улыбкой во взгляде. – Все эти звездообразные очертания… Так очевидно, стоит только назвать предмет! – Внезапно он осознал, что остальные уставились на него в недоумении. У Кэрол был озабоченный вид. На лицах мужчин читались настороженность, антипатия, отвращение, непонимание.

– Дуболом стоеросовый! – выругался Стенсфилд, и никто не понял, относится это к убийце или к Тони.
В тот день, когда Пенни Берджесс «сделала» всех с материалом в «Брэдфилд Ивнинг Сентинел Таймс», она пришла к выводу, что у нее лучшие агенты из всех, каких имели ее предшественники мужчины. Пусть мужские ритуалы масонской ложи и мужских компаний останутся для нее закрытым миром, но даже там не произойдет ничего важного, чего бы она не узнала.

Не было ничего удивительного в том, что ей дважды звонили между шестью и семью часами в утро. Офицеры полиции сообщили, что человек, которого недавно допрашивали по делу Голубого убийцы, задержан при попытке бежать из Англии. Никаких имен, но анонимный подозреваемый предстанет утром перед судом и останется под стражей за попытку мешать ходу следствия. После обнаружения пятого тела тоже последовали звонки, и Пенни в то утро не ложилась до двух часов.

Пенни мечтательно улыбалась себе, смакуя вторую чашку крепкого «Эрл Грея». Сегодня вечером у нее будет еще одна первая полоса. Если только у редактора и юриста хватит пороху. Она поставила чашку и миску из под овсянки в мойку и взяла плащ. Во всяком случае, день обещает быть интересным.
Кэрол вытянула короткую соломинку, когда решалось, кто поедет в суд, чтобы проверить, все ли гладко. Стенсфилд и Кевин должны были разгрести завалы текущих дел, а Тони уехал в Лидс, на встречу с профессором психологом из Канады. Им нужно, сказал он, обсудить некоторые эзотерические аспекты предполагаемой работы спецподразделения.

– Концептуальное вычерчивание карт, – разъяснил он, когда они на несколько минут остались одни после собрания группы.



Он мог с таким же успехом произнести слова «квантовая механика», с иронией подумала она, бегом поднимаясь по лестнице здания суда, подняв воротник для защиты от восточного ветра, обещавшего еще до обеда обернуться гололедом. Ей придется многому научиться, если она хочет, чтобы в спецподразделении к ней относились серьезно, это ясно.

Все мысли о спецподразделении исчезли, как только она прошла контроль мимо охраны и свернула в длинный коридор, где помещалось с полдюжины судов. Вместо привычных группок недовольных и дерзких мелких правонарушителей и их родственников она столкнулась с бурлящей толпой журналистов. Никогда на утренних субботних заседаниях суда она не видела такого количества корреспондентов, обычно эти разбирательства были самыми спокойными на неделе. В гуще толпы, спиной к залу, стоял Дон Меррик. Вид у него был встревоженный.

Кэрол немедленно повернула назад, но было поздно: ее не только заметил, но и узнал один из «пожарников», которых присылают центральные газеты, почуяв поживу. Когда Кэрол скрылась за углом, они бросились за ней. Все, кроме Пенни Берджесс, которая прислонилась к стене и устало улыбнулась Дону Меррику.

– Значит, не только вам звонили рано утром, – цинично заметил он.

– К сожалению, нет, сержант. Но этим ребятам интереснее ваша старшая…

– Она красивее, – улыбнулся Меррик.

– Я бы так не сказала.

– Другие говорят, – сухо обрезал Меррик.



Пенни подняла брови.

– Дон, вы должны позволить мне угостить вас однажды. Сами узнаете, верно ли подобное мнение.



Меррик покачал головой.

– Вряд ли, лапочка. Жене это может не понравиться.



Пенни усмехнулась.

– Не говоря уже об инспекторе. Ладно, Дон, теперь, когда вся свора помчалась за инспектором Джордан, не позволите ли вы мне осуществить мои гражданские права и сделать репортаж о судебной процедуре?



Дон Меррик отошел от двери и жестом пригласил ее войти.

– На здоровье, – сказал он. – Но не забывайте, мисс Берджесс, факты, и только факты. Не стоит подвергать риску невинных людей, верно?

– Риску вроде того, которому подвергает их Голубой убийца? – с невинным видом спросила Пенни, проскользнув мимо него в зал.
Брендон смотрел на Тома Кросса, не веря своим глазам. На лице у того застыло самодовольное выражение, и только взгляд запавших разноцветных глаз противоречил воплощенной гордыне.

– Только между нами, Джон, – сказал он, – согласитесь, с Макконнелом я попал в самую точку. Дело прошлой ночью – не Голубой убийца, верно? Но это и не мог быть он, так ведь? Вы же заставили меня посадить парня за решетку.



Не обращая внимания на отсутствие пепельниц в кабинете, Кросс закурил и с веселым видом пустил под потолок колечко дыма.

Брендон не мог найти слов, чтобы возразить Кроссу, впервые в жизни он утратил дар речи.

Тот рассеянно огляделся, ища, куда бы стряхнуть пепел, и в конце концов стряхнул его на пол растерев носком ботинка.

– Итак, когда я могу вернуться? – спросил он.



Брендон откинулся к спинке стула и уставился в потолок.

– Будь это в моей власти – никогда, во всяком случае, в этом городе, – любезно сообщил он.



Кросс поперхнулся дымом. Брендон смотрел на него, наслаждаясь моментом.

– Черт побери, Джон, вам вроде нравится шутить, – пролепетал Кросс.

– Я никогда в жизни не был серьезнее, – холодно проговорил Брендон. – Я вызвал вас сюда сегодня утром, чтобы вынести вам предупреждение. То, что вы позволили себе по отношению к Макконнелу вчера вечером, является нападением. Дело открыто, суперинтендант. Если вы еще раз хоть на пушечный выстрел приблизитесь к этому расследованию, я безо всяких колебаний вас уволю. И, честно говоря, сделаю это с удовольствием. Я не позволю, чтобы на подразделение легла тень.

По мере того как смысл сказанного доходил до Кросса, он бледнел, потом стал пунцовым от гнева и унижения. Брендон встал.

– А теперь убирайтесь из моего кабинета и моего отделения.



Кросс встал, как оглоушенный.

– Вы пожалеете об этом, Брендон, – заикаясь, проговорил, кипя от ярости.

– Не пугайте меня, Том. Ради собственной пользы, не пугайте.
Размышляя на ходу о том, что сказать, Кэрол провела журналистов в небольшую комнату рядом с кафе для сотрудников.

– Хорошо, хорошо, – говорила она, пытаясь успокоить их гвалт. – Послушайте, если вы дадите мне две минуты, я сейчас же вернусь и отвечу на ваши вопросы, идет?



Они смотрели на нее с сомнением, кое кто явно решил вернуться к залу суда.

– Слушайте, ребята, – продолжала Кэрол, осторожно массируя челюсть, – мне больно. У меня страшно болят зубы, и, если я не позвоню до десяти моему стоматологу, он не сможет принять меня сегодня. Ну пожалуйста, дайте мне минутку. Потом я вся ваша, обещаю! – Кэрол заставила себя улыбнуться, как будто превозмогала боль, и проскользнула в кафе. На дальней стене висел телефон, к которому она и направилась. Разыгрывая сценку, вынула записную книжку и, поискав нужную страничку, набрала номер – конечно, не кабинета дантиста. – Зал номер один, пожалуйста. – Это инспектор Джордан. Могу я поговорить с инспектором Службы уголовного преследования?



Мгновение спустя ее соединили с адвокатом.

– Эдди? Это Кэрол Джордан. У меня здесь около тридцати писак, которые ждут, когда Стивен Макконнел предстанет перед судом. Им до смерти хочется напридумывать всяких глупостей, и, я думаю, вы предпочтете разобраться с ним сейчас, пока я держу их на привязи, пообещав устроить импровизированную пресс конференцию. Сможете договориться?

– Будет сделано, Кэрол, – через минуту сообщил он. – Спасибо.

Продолжая играть, Кэрол повесила трубку что то записала в книжечке, глубоко вздохнула и направилась к своре писак.


Каталог: books -> %CB%E5%EA%E0%F0%F1%F2%E2%EE%20%EE%F2%20%F1%EA%F3%EA%E8 -> RTF
books -> Учебное пособие. М.: Издательство Московского университета, 1985
books -> Елена Петровна Гора учебное пособие
books -> А. М. Тартак Золотая книга-3, или здоровье без лекарств
books -> Мифы и реальность
books -> Краткая историческая справка
books -> Разгрузочно-диетическая терапия (лечебное голодание) и редуцированные диеты: будущее, прошлое, настоящее
books -> Курс лекций по госпитальной терапии, написана доступным языком и будет незаменимым помощником для тех, кто желает быстро подготовиться к экзамену и успешно его сдать. Предназначена для студентов медицинских вузов
books -> Олег Ефремов Осторожно: вредные продукты! Новейшие данные, актуальные исследования Предисловие «Человек сам роет себе могилу вилкой и ложкой»
RTF -> -
RTF -> Элизабет Джордж в присутствии врага Инспектор Линли – 8 Элизабет Джордж


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница