Вопросы клинической медицины


СУИЦИДАЛЬНЫЕ РИСКИ У ПАЦИЕНТОВ С ОСТРЫМИ ХИМИЧЕСКИМИ ОТРАВЛЕНИЯМИ



страница4/16
Дата30.04.2016
Размер0.52 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

СУИЦИДАЛЬНЫЕ РИСКИ У ПАЦИЕНТОВ С ОСТРЫМИ ХИМИЧЕСКИМИ ОТРАВЛЕНИЯМИ

Самоубийство входит в первую десятку ведущих причин смерти, осоенно среди лиц молодого и среднего возраста. Учитывая современные тенденции роста самоубийств и покушений на собственную жизнь, прогнос-тические модели на 2020 г. указывают на абсолютное число в 1,53 млн слу-чаев самоубийств (1 самоубийство каждые 20 секунд) и в 10-20 раз превы-шающих их количество число случаев суицидальных попыток. Поэтому предотвращение самоубийств является центральной стратегией в политики психического здоровья во многих странах мира, включая Российскую Федерацию и Чувашскую Республику в частности. Уровень суицидального поведения в Чувашии достаточно высокий, число суицидов по данным медицинской статистики составляет 45,1 на 100 тыс. населения (РФ – 23,4, ПФО – 30,4).

В целях профилактики риска рецидивирования суицидального поведения проведен мониторинг суицидального поведения среди лиц, госпитализированных в отделение лечения острых отравлений больницы скорой медицинской помощи за 2011 год. Общее количество пациентов, консультированных врачом психиатром, составило 412 чел. Отмечена сезонность госпитализации – максимальное число пациентов поступало в отделение в осенне-весенний период. Среди пациентов преобладали лица со средним и средне-специаль-ным образованием, лица с высшим образовательным статусом составляли всего лишь 0,8%. Анализ данных по возрастным категориям свидетельствует о том, что проблема самоубийств широко распространена в молодом трудоспособном возрасте.

Систематизация данных о факторах риска позволила выделить три группы пациентов:

Первая группа была представлена пациентами, у которых суицидальное поведение было вызвано продуктивно-психопатологической симптоматикой. Среди них преобладали пациенты, испытывающие бредовую психо-симптоматику «бредовое самоуничижение», «бредовая вина»(18,6%). У 9,6% пациентов были выявлены органические психические расстройства, у 5% – верифицирована умственная отсталость. Этой группе суицидентов требовался перевод в порядке неотложной госпитализации в психиатрический стационар. Лица, у которых впервые в жизни выявленное психическое расстройство, составляли 12,9% случаев.

Во второй группе преобладали негативно-психопатологические механизмы суицидального поведения, связанные с дезадаптационными негативно-психопатологическими механизмами (20,4% случаев).

Третья группа составляет 46,4% случаев, она представлена лицами, у которых суицидальное поведение обусловлено личностно-ситуационными механизмами, возникающими в рамках острых реакций на стрессовые ситуации и квалифицирующихся как «суицидальный шантаж», либо «потеря значимого», а так же личностно-дезадаптационными механизмами, формирующихся в результате внутренней переработки переживаний.

Фактором, усугубляющим конфликт, является употребление алкоголя. Прием алкоголя увеличивает риск суицида, так как способствует усилению социально-психологической дезадаптации, активирует аутодеструктивный драйв, потенцирует депрессивные переживания, снижает критическую оценку состояния. Попытки самоубийства на фоне алкогольного опьянения отмечены у 64,7% женщин и 87,7% мужчин. Практически все суицидальные попытки у лиц молодого возраста без признаков психического расстройства реализовывались в состоянии алкогольного опьянения. Синд-ром зависимости от алкоголя отмечался у 10% женщин и 24,7% мужчин. Суицидальные попытки у лиц, зависимых от алкоголя, в основном провоцированы микросоциальными конфликтами и связаны с импульсивным поведением на высоте острого аффекта.

Оценка риска повторного суицида осуществлялась с учетом следующих критериев: актуальность конфликта, степень фиксированности суицидальных тенденций, особенности отношения к свершению суицида, степень выраженности антисуицидальных установок.

В случае диагностики в постсуицидальный период критического отноше-ния к совершенному суициду пациент направлялся на психологическое консультирование для коррекции ценностного отношения к конфликту. При выявление манипулятивного типа отношения к суициду требовался более широкий спектр психотерапевтического консультирования с включением пациента в психокоррекционную группу. В тех случаях, когда сохраняется суицидально-фиксированное поведение и сохранность конфликта, требуется неотложная госпитализация в психиатрический стационар. Таким образом, оценка статуса пациента с суицидальным поведением, дает возможность дифференцированного подхода к проведению профилактических, диагностических и лечебно-реабилитационных мероприятий.



Е.И. Геранюшкина, С.М. Богданова, В.В. Падышева

Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова,

БУ «Городская больница №5» МЗСР ЧР,

Чебоксары


Анализ лечебных мероприятий у больных

с фибрилляцией предсердий


Введение. Фибрилляция предсердий (ФП) - наиболее часто встречающаяся разновидность аритмий, составляющая приблизительно одну треть госпитализаций по поводу нарушений сердечного ритма. За последние 20 лет частота госпитализаций по поводу ФП возросла на 66% в результате старения населения, увеличения распространенности хронических заболеваний сердца. ФП является фактором риска тромбоэмболических осложнений, поэтому важным является быстрое купирование приступа.

В связи с этим целью работы явилось изучение причин различных форм ФП, оценка антиаритмической терапии на догоспитальном и стационарном этапах.

Материалы и методы исследования. Проанализировано 120 историй болезни пациентов с различными формами ФП, госпитализированных в экстренном порядке в кардиологическое (59%) и приемно-диагностическое (41%) отделения МУЗ «Городской клинический центр» в 2010 г. Полученные данные обрабатывали с помощью программы «Statistica»- версия 6 для Windows с вычислением средней арифметической (М) и стандартного отклонения (sd). Достоверность различий оценивали по t-критерию Стьюдента. Мужчин было 39% (47 больных), женщин – 61% (73 пациента). Средний возраст обследованных составил 67,1±11,3 лет.

Результаты. Длительность аритмического анамнеза составила 5,9±6,3 лет. Впервые возникшая ФП зарегистрирована у 9 респондентов (7,5%). Средняя продолжительность пароксизма составила 25,2±44,8 ч. У 77 (64,2%) больных отмечался тахисистолический, у 37 (30,8%) – нормосистолический вариант ФП. Брадиаритмическая ФП зарегистрирована в 5% случаев (6 пациентов). ЧСС при поступлении в среднем составила 102±28 уд/мин. У 15% пациентов диагностирована гипертоническая болезнь (ГБ), у 12,5 % - ИБС, у 63,3% - сочетание ИБС и ГБ. У 15% поступивших был диффузно-узловой зоб с дистиреозом. В 5% случаев ФП развилась на фоне хронической экзогенной интоксикации. Размер ЛП по данным ЭХОКГ составил 4,1±0,3 см, ФВ – 60,3±5,4%, индекс массы миокарда ЛЖ – 126,2±10,3 г/м2. На этапе «03» для купирования пароксизмов применялись: новокаинамид – в 28% случаев, сердечные гликозиды – в 13%, амиодарон – в 11,5% случаев. У 10,8% пациентов использовали β-адреноблокаторы (БАБ), у 9,2% - верапамил. У 14 пациентов (11,7%) восстановление синусового ритма произошло до поступления в приемный покой (из них у 36% применялся новокаинамид, у 36% - БАБ). У 97 обследованных (80,8%) синусовый ритм был восстановлен в стационаре, причем в 52% случаев в течение первых суток, в 11% случаев – в течение двух суток. У 13% пациентов для достижения цели потребовалось трое суток и более. У 9 пациентов (7,5%) наблюдались рецидивы пароксизмов ФП. В 7,7% случаев (8 больных) синусовый ритм не восстановился, ФП перешла в постоянную форму. В этой группе больных достоверно больше длительность пароксизма (р<0,05) и размер ЛП (р<0,01). В стационаре в качестве антиаритмического препарата чаще всего использовался амиодарон (в 55,5% случаев), который у половины больных оказался эффективным уже в первые сутки. В 7,7% случаев применялся дигоксин, в 3,8% случаев – БАБ. По 3% пациентов получали новокаинамид и соталол. У 7% больных использовались различные комбинации антиаритмических препаратов.

Выводы. Наиболее частыми причинами ФП явились ГБ и ИБС. У большинства больных встречался тахисистолический вариант ФП. В качестве антиаритмической терапии на этапе «03» чаще применялся новокаинамид, а в стационаре препаратом выбора был амиодарон. У основного количества пациентов восстановление синусового ритма наблюдалось в течение первых суток. Постоянная форма ФП развивалась при позднем обращении пациентов, при увеличении размеров ЛП.

Л.И. Герасимова, Т.Г. Денисова, Е.Н. Грузинова, Э.Н. Васильева,

А.Б. Демаков, Н.Н. Никитина

Институт усовершенствования врачей,

БУ «Городская больница №5» МЗСР ЧР,

Чебоксары



Каталог: Home
Home -> Состояние здоровья детей
Home -> Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению абстинентного состояния с делирием, вызванного употреблением психоактивных веществ
Home -> Организация деятельности психолого-медико-педагогического консилиума в школе Литература в помощь
Home -> Закон Чувашской Республики "О ветеринарии" Закон Чувашской Республики от 6 июня 1997 г. N 7 "
Home -> Ключевые слова
Home -> Занятие Что такое диабет?
Home -> Программа восстановительного лечения больных с хронической венозной недостаточностью нижних конечностей


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница