За пределами мозга



страница36/39
Дата23.04.2016
Размер3.33 Mb.
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39

Сочетание глубокого дыхания, пробуждающей музыки, фокусированной работы с телом и непредвзятого подхода с расширенной картографией психики превосходит, по моему опыту, эффек-тивность любой другой немедикаментозной техники и заслуживает исключительного места в психи-атрическом инструментарии.

Другая техника, которую следует упомянуть, это особое использование рисования мандал. И хотя эта техника, возможно, не очень ценна в качестве независимого терапевтического инструмента, она чрезвычайно полезна в соединении с другими эмпирическими подходами. Разработанная Джоан Келлог (Kellogg, 1978), психологом и арт-терапевтом из Балтимора, она успешно использовалась на сеансах психоделической терапии в Научно-исследовательском психиатрическом центре в Мэрилен-де. Пациент получал цветные мелки или фломастеры и большой лист бумаги с очертанием круга, его просили заполнить круг по собственному усмотрению - просто сочетанием цветов, фигурной компо-зицией, или сложным рисунком.

Полученную в результате мандалу можно подвергнуть формальному анализу в соответст-вии с критериями, разработанными Келлог на основе ее работы с большими группами психиатриче-ских пациентов. Можно ее использовать и как уникальное приспособление для взаимодействия и об-мена переживаниями в малых группах. Кроме того, некоторые мандалы поддаются дальнейшей эм-пирической работе с использованием практики гештальта, экспрессивного танца и другой техники. Метод мандалы можно применить для документирования сеансов с психоделиками или вышеупомя-нутых эмпирических подходов. Среди участников наших сеансов и четырехнедельных семинаров очень популярной стала привычка к ведению дневника мандал, иллюстрирующего процесс самоис-следования.

Графическая форма документирования опыта чрезвычайно полезна испытателю и для пере-дачи своего внутреннего состояния другим членам группы с возможностью его совместной прора-ботки. Мы с женой используем трехшаговый процесс работы с мандалами; который, по нашему мне-нию, особенно эффективен. Группа из шести-восьми человек в узком кругу обсуждает мандалы, от-ражающие индивидуальные переживания на сеансах с гипервентиляцией и музыкой. Каждого просят выбрать ту нарисованную другим членом группы мандалу, которая вызывает у него особенно силь-ную эмоциональную реакцию (все равно, позитивную, или негативную). После того как распределе-ны все мандалы, члены группы продолжают работать поочередно с каждой из них.

Первый шаг - обсуждение мандалы человеком, который выбрал ее по силе своей эмоцио-нальной реакции. После того как он закончит описание своей субъективной реакции, другой член группы добавляет свои наблюдения. Третий шаг - рассказ создателя мандалы о переживании, которое он стремился в ней выразить. Этот процесс требует полного понимания, что в комментариях членов группы их личные проекции неотделимы от того, что может оказаться точным и ценным интуитив-ным проникновением в ментальные процессы создателя.

Цель этого упражнения не в том, чтобы придти к объективной оценке и диагностике, а в том. чтобы способствовать личному психологическому процессу каждого из участников. При таком подходе работа с мандалой представляет уникальный катализатор самоисследования и межличност-ного взаимодействия. Для тех, кто выбрал мандалы друг друга, будет чрезвычайно полезно и продук-тивно провести больше времени вдвоем, исследуя психодинамические факторы, лежащие в основе близости или антипатии, выраженных их выбором.

Другим мощным методом раскрытия является терапевтическая игра в песочнице, разработан-ная швейцарским психологом Дорой Кальф (Kalff, 1971), в прошлом ученицей Юнга. Пациент имеет в своем распоряжении прямоугольный ящик, наполненный песком, а также несколько тысяч малень-ких фигурок и предметов, представляющих людей, животных, деревья и дома из различных стран и культур. Задача - создать индивидуальную символическую сцену, придать песку форму гор. долин или равнин, обнажить голубое дно ящика на месте рек, озер и прудов и завершить картину расста-новкой фигурой и объектов по своему выбору. Не испытав на себе эту технику, трудно даже вообра-зить ее уникальную способность мобилизовать архетипическую динамику психики. Трансперсональ-ный характер процесса хорошо виден в тенденции создавать эмпирическое поле, способствующее возникновению необычайных совпадений, синхронности. Через игру в песочнице глубокий бессозна-тельный материал экстериоризируется и конкретизируется до такой степени, что его можно полно-стью прожить заново, проанализировать и интегрировать. Серия сеансов игры в песочнице дает воз-можность развить имеющиеся темы в мелких деталях, разрешить основополагающие конфликты и упростить бессознательную динамику личности.

Существует большое разнообразие других подходов, которые вполне совместимы с выше-описанными и в чем-то их дополняют. В отличие от традиционной психотерапевтической техники, процесс холотропной терапии уделяет основное внимание психосоматическим аспектам самоиссле-дования. И хотя опора на телесные процессы подразумевается и в абреактивной технике и в дыха-тельном методе, специалисты могут и должны использовать другие методы, связанные с вовлечени-ем тела в общий процесс. Эксперименты с такими техниками, как эсаленский и полярный массаж (Gordon, 1978), рольфинг(Rolf. 1977), акупунктура (Mann, 1973), фельденкрайсовские упражнения (Feldenkrais, 1972), психофизическая интеграция Трэйджера (Trager, 1982), тай-цзи, айкидо или раз-личные формы танцевальной терапии, могут послужить ценным вкладом в процесс самоисследова-ния. Полезным дополнением будут также физические упражнения, особенно походы, бег, плавание, работа в саду. Но надо отметить, что интеграция всех этих ориентированных на работу с телом под-ходов во всеобъемлющую программу личностной трансформации требует постоянного интроспек-тивного акцента и широких концептуальных рамок, позволяющих включить весь спектр пережива-ний, которые моли бы произойти в контексте чисто телесных процедур.

Практика гештальта (Peris, 1976, 1976Ь) заслуживает исключительного внимания, поскольку ее основные принципы очень близки вышеописанным. Работа с гештальтом в особенности адекватна технике холотропической терапии. Она может быть чрезвычайно полезной в завершении или даль-нейшем исследовании тем и вопросов, которые вышли на поверхность в сеансах, сочетающих дыха-ние, музыку и работу с телом. Уже говорилось о модификациях практики гештальта, необходимых для ее полной совместимости с защищаемой здесь стратегией. Дополнительные раскрывающие под-ходы, которые могут оказаться полезными, - это психосинтез Ассаджиоли (Assagioli, 1976) и управ-ляемое аффективное воображение (Guided Affective Imagery) Лойнера (Leuner, 1977; 1978).

Следует также подчеркнуть, что излагаемому здесь подходу не противоречат разнообразные техники медитации и другое формы духовной практики. Если психотерапевтическая система призна-ет перинатальный и трансперсональный уровни психики, она сразу преодолевает разрыв между пси-хологией и мистицизмом, становится совместимой с духовной практикой, ее дополняющей. Я сам наблюдал, что в таких разнообразных системах, как бразильская умбанда, ритуалы американских ин-дейцев, церемонии мексиканских племен гуичолей и масатеков, интенсивные курсы покойного учи-теля сиддха-йоги Свами Муктананды, духовные и религиозные по преимуществу события могут об-ладать мощным целительным воздействием и без труда интегрироваться с глубинным самоисследо-ванием и терапией, как описывается здесь.

Кроме этого, в качестве источника информации о развитии и трансформации личности не-обычайно полезной может оказаться транзитная астрология -дисциплина, отвергнутая и осмеянная ньютоно-картезианской наукой. Долго объяснять, почему и как астрология может стать замечатель-ной системой координат. Эта возможность кажется совершенно бессмысленной с точки зрения меха-нистической науки, которая рассматривает сознание как эпифеномен материи. Однако астрология была бы вполне логичной и понятной для подхода, в котором сознание есть первичный элемент Все-ленной, вплетенный в саму ткань существования, а архетипические структуры признаются как нечто предшествующее явлениям в материальном мире и определяющее их. Впрочем, эта тема настолько сложна, что требует отдельного рассмотрения .

Такой длинный список рекомендуемых подходов может поначалу показаться терапевтиче-ской анархией. По-видимому, все большее число лиц, принимающих участие в движении за челове-ческие возможности, переходят от одной разновидности терапии к другой, не задерживаясь доста-точно долго ни на одной из них, и не получают поэтому никакой пользы. Они, конечно, представля-ют собой пугающий пример терапевтической эклектики. Однако зло такого терапевтического про-мискуитета заключается не в экспериментировании с различными подходами, а в неумении видеть в них отдельные элементы или этапы в процессе самоисследования, а не чудодейственную панацею. Таким образом, нездоровым является не интерес к экспериментированию с различными подходами как таковой, а нереалистичные ожидания и некритичное доверие, за которыми следует столь же сильное разочарование. Все новые подходы могут стать чрезвычайно полезными и синергичными, если видеть в них всего лишь фрагменты общей мозаики и относиться к жизни как к непрерывному приключению самоисследования и поисков знания.

В качестве иллюстрации хотелось бы упомянуть о наших наблюдениях в ходе четырехне-дельных курсов экспериментальной обучающей программы, которую мы с женой проводили в Эса-ленском институте в Биг-Суре. Я задумал эти семинары более десяти лет назад, первоначально как возможность для профессионалов и студентов из США и других стран встретиться с лидерами гума-нистических и трансперсональных исследований во всем их разнообразии и за сравнительно корот-кое время познакомиться с их концепциями и техникой. Занятия семинаров объединяют в себе лек-ции и их обсуждение, эмпирические упражнения, групповой процесс, работу с телом, эксперименты с различными средствами изменения сознания, показ слайдов и фильмов. Каждый из этих семинаров имеет свою отдельную тему, связанную с современными исследованиями сознания, революцией в области психотерапии и сдвигом научной парадигмы. Они проводятся силами сотрудников Эсален-ского института при участии большого числа приглашенных преподавателей, специально подобран-ных по конкретным темам. Общую ориентацию семинаров можно представить по названиям не-скольких недавних сессий: шизофрения и сознание визионера; холистическая медицина и практика целительства; карты сознания; новые подходы к рождению, сексу и смерти; области бессознательно-го в человеческой психике; энергия - физическая, эмоциональная и духовная; альтернативы будуще-го; рубежи науки; паранормальная разумность; феноменология мистических поисков; эволюция соз-нания-перспективы исследования внутреннего и внешнего космоса.

На занятиях участникам были предложены лекции, расширяющие их концептуальный гори-зонт, эмоционально стимулирующие слайды и фильмы, холономическая интеграция и другие мощ-ные эмпирические техники, интенсивная работа с телом, групповой процесс, некоторые ритуалы с участием шаманов. Следует подчеркнуть, что все это происходило в ненапряженной, эстетически изысканной атмосфере Эсаленского института, в местности, славящейся горячими минеральными источниками. Среди приглашенных преподавателей были ученые - Грэгори Бейтсон, Джозеф Кэм-пбел, Фритьоф Капра, Майкл Харнер, Джин Хьюстон, Стэнли Криппнер, Ральф Мецнер, Аджид Му-керджи, Карл Прибрам, Руперт Шелдрейк, Хьюстон Смит, Рассел Тарг, Чарльз Тарт и Гордон Вас-сон, лидеры движения за человеческие возможности - Джон Хайдер, Майкл Мерфи, Ричард Прайс и Уилл Шутц, а также известные экстрасенсы, восточные и западные духовные учители, североамери-канские и мексиканские шаманы.

Такой формат семинара, первоначально задуманного как средство инновационного образова-ния, оказался самым мощным инструментом личностной трансформации из всех, какие мне когда-либо доводилось испытывать на себе или наблюдать, если не считать психоделических сеансов. В систематической терапевтической работе, ограниченной каким-то одним видом техники, пациент слишком быстро осваивает ее язык и правила, через какое-то время научается сводить ее к терапев-тической игре и проходит весь курс по существу без глубоких перемен. А в формате Эсалена, объе-диняющем многообразие выбранных в случайном сочетании подходов, люди неожиданно для себя испытывают самое разное воздействие со всевозможных сторон, и это происходит в поддерживаю-щем окружении, где поощряются глубинное проникновение в опыт и самоисследование.

В таких условиях мощные процессы трансформации становятся возможными в любой час дня или ночи. Если посвятить самоисследованию все свое время на какой-то ограниченный период, это оказывается гораздо более эффективным, чем обычное, навязанное со стороны психотерапевтическое расписание кратких встреч. Последние вряд ли совпадут с тем временем, когда психологическая за-щита особенно низка, кроме того, их форма не позволяет процессу развиваться достаточно глубоко и длительно. На эсаленских месячных семинарах мы постоянно использовали технику и стратегии, описанные в этой главе. Множество писем от бывших участников свидетельствует о том, что такой четырехнедельный опыт может пробудить глубинные процессы трансформации и оказать продолжи-тельное влияние на всю жизнь (Чтобы иметь право использовать холотропное дыхание в клинике, специалистам необходимо пройти полное обучение этому методу у Станислава и Кристины Гроф, что занимает обычно 2-3 года. Начальный курс этого обучения можно прослушать в Московском трансперсональном центре. - Прим. ред.).

Цели и результаты психотерапии

Традиционное определение психической нормальности и душевного здоровья связано с фун-даментальным постулатом перцептуальной, эмоциональной и когнитивной совместимости с ныото-но-картезианской картиной мира, которая рассматривается не просто как важная прагматическая структура, а как единственное точное описание реальности. Конкретнее, это означает эмпирическое отождествление с собственным физическим телом или с так называемым образом тела, принятие трехмерного пространства и необратимого линейного времени в качестве объективных и обязатель-ных координат существования, а также ограничение собственных источников информации сенсор-ными каналами и записями на материальном субстрате центральной нервной системы.

Другим критерием точности в восприятии реальности является возможность согласованного подтверждения другими людьми, пребывающими в здравом рассудке и нормально функционирую-щими (по приведенному выше определению). Если данные, согласованные между двумя или не-сколькими лицами, будут серьезно отклоняться от общепринятого образа реальности, разделяемое ими восприятие по-прежнему будет рассматриваться в терминах патологии - folie a deux (помеша-тельство вдвоем), folie a famille (семейное помешательство), предрассудки, массовая суггестия, груп-повая иллюзия или галлюцинация. Незначительные индивидуальные искажения самовосприятия и восприятия других могут в этом смысле характеризоваться как неврозы, если они не бросают серьез-ного вызова самым существенным ньютоно-картезианским постулатам. Субстанциальные и критиче-ские отклонения от согласованного описания реальности будут именоваться психозами.

Душевное здоровье определяется отсутствием психопатологии или психиатрического забо-левания; оно не требует активного наслаждения существованием или благодарности жизненному процессу. Лучше всего это можно иллюстрировать известной формулировкой Фрейда о цели психо-аналитической терапии: заменить крайнее невротическое страдание пациента нормальным несчасть-ем повседневной жизни. В этом смысле человек, влачащий отчужденное, несчастливое, никому не нужное существование, в котором преобладают потребности к излишней власти, состязательность и ненасытные амбиции, будет тем не менее подпадать под широкое определение душевного здоровья, если он не страдает клиническими симптомами или не проявляет их. Кроме того, при общем отсутст-вии ясности в критериях душевного здоровья некоторые авторы включают сюда такие внешние пока-затели, как колебание достатка, изменение профессионального и социального статуса и житейскую приспособляемость.

Современные исследования сознания уже накопили массу данных. указывающих на неот-ложную необходимость пересмотреть такой подход. Новое определение здорового функционирова-ния должно включать в качестве критического фактора признание и культивирование двух взаимо-дополняющих сторон природы человека - его существование в качестве отдельной материальной сущности и в качестве потенциально безграничного поля сознания. Я уже описывал два соответст-вующих этим сторонам эмпирических модуса сознания - холотропический и хилотропический. В соответствии с этой концепцией умственно здоровый человек, функционирующий исключительно в хилотропическом режиме, хотя и не проявляет клинических симптомов, отрезан от жизненно важ-ного аспекта своей природы и не функционирует сбалансирование и гармонично. Человек с такой ориентацией опирается на линейное понятие о существовании, в котором преобладают программы выживания, он смотрит на жизнь с точки зрения ограниченных приоритетов: я. мои дети, моя семья, моя фирма, моя религия, моя страна, моя раса, и не способен видеть и испытывать объединяющий холистический контекст.

Такой человек мало способен получать удовольствие от своей повседневной деятельности и вынужден поэтому прибегать к сложным схемам, связанным с планами на будущее. Возникает под-ход к жизни, основанный на ощущении ущербности, на неспособности вполне радоваться тому. что есть. и на болезненном осознавании нехватки. Такая общая стратегия жизни характерна для конкрет-ных людей и конкретных обстоятельств, но, в конечном счете, представляет собой подвижный пат-терн, лишенный конкретного содержания. Значит, он вполне может сработать и при крайних разме-рах богатства, власти, славы и способен менять свои конкретные формы по мере изменения условий. Человеку, в жизни которого доминирует такой механизм, всего не хватает, никакое обладание и ни-какое достижение не принесут ему подлинного удовлетворения.

Тогда, если цель раз за разом не достигается, продолжающаяся неудовлетворенность рацио-нализируется и воспринимается как неумение создать желанный набор условий. Но даже если проект удается, это все равно не приносит желаемого эмоционального результата. В этом случае причиной неудачи считается неправильный выбор или недостаточная значительность избранной цели - проект заменяется еще более амбициозным. Это приводит к тому, что сами индивиды называют крысиной возней, битьем головой о стену, - к эмоциональной жизни, заполненной фантазиями о будущем, и к веренице прожектов, выполнение которых никогда не приносит чувства завершенности. В экзи-стенцианалистской литературе это называется авто-проецированием. Жизнь такого человека на-полнена ощущением бессмысленности, бесполезности и даже абсурдности, которое не устраняется никаким видимым успехом. И часто бывает, что в таких условиях большой успех влечет за собой глубокую депрессию - полную противоположность тому, что ожидалось. Джозеф Кемпбэл так опи-сывает эту ситуацию: добраться до вершины лестницы и обнаружить, что она стоит не у той стены.

Существованию личности, чей эмпирический мир ограничен лишь хилотропическим моду-сом, свойственна неаутентичность. Она характеризуется отсутствием подлинности, избирательным фокусом на преследовании целей и неспособностью воспринимать жизненный процесс с благодарно-стью. Типичными чертами такого способа бытия в мире являются излишняя занятость прошлым и будущим, недостаточное осознание настоящего момента и исключительное внимание к манипуляци-ям во внешнем мире. связанное с крайним отчуждением от внутреннего психологического процесса. Болезненное осознание ограниченного диапазона жизни для всех проектов, которые нужно осущест-вить, чрезмерная потребность контролировать, неспособность вынести непостоянство и старение, глубоко скрытый страх перед смертью являются важными дополнительными атрибутами.

Спроецированный на социальную и глобальную ситуацию, этот модус переживания фокуси-рует внимание на внешних показателях и на объективных параметрах, видя в них индексы уровня жизни и благополучия. Появляется тенденция мерить качество жизни объемом материального произ-водства и обладания, а не характером жизненного опыта и не субъективным ощущением удовлетво-рения. Более того, такая философия и стратегия жизни считается естественной и логичной. Харак-терные черты этого подхода - близорукая тяга к безграничному росту, эгоистическая и состязатель-ная ориентация, неуважение к природным циклам и холистическим взаимозависимостям -укрепляют и усиливают одна другую. А вместе они намечают роковую траекторию с ядерной катастрофой и то-тальным экологическим бедствием в качестве логических альтернатив будущему планеты.

В сравнении с этим, человек в холотропическом модусе сознания неспособен адекватно отно-ситься к материальному миру как к обязательной и наиважнейшей системе координат. Прагматиче-ская реальность повседневной жизни, мир твердых материальных объектов и раздельного существо-вания воспринимается как иллюзия. Неспособность отождествиться с телесным Эго и ощущать себя отдельным существом, четко отличимым от тотальности космической сети, приводит к отрицанию основных правил, соблюдение которых необходимо для продолжения существования отдельного ор-ганизма. Это может выразиться в пренебрежении личной безопасностью, элементарной гигиеной, пищей и водой или даже кислородом. Потеря индивидуальных границ, пространственных и времен-ных координат, адекватной связи с реальностью представляет значительную угрозу выживанию. Экстремальные формы холотропического модуса (такие, как отождествление с Универсальным Ра-зумом и Сверхкосмической Пустотой) полностью противоположны сознанию, ориентированному на материю и телесное Эго. Основополагающее единство всего существования. трансцендирующее время и пространство, является единственной реальностью. Все предстает совершенным, как оно есть; нечего делать и некуда идти. Никаких потребностей нет или они полностью удовлетворены - человек, погруженный в холотропический эмпирический модус, нуждается во внимании других лю-дей, заботящихся о его основных потребностях, примером чему служат многочисленные рассказы об учениках, ухаживающих за своими учителями во время самадхи или сатори.

С учетом всего сказанного можно вернуться к проблеме душевного здоровья. В отличие от традиционной психиатрии с ее простой дихотомией душевное здоровье - душевное заболевание мы имеем для рассмотрения несколько важных критериев. На первом шаге надо исключить органиче-ские болезни, которые могли бы быть причиной, способствующими факторами или пусковыми уст-ройствами эмоциональных и поведенческих расстройств. Если при обследовании обнаружено забо-левание в медицинском смысле слова, например воспаление, опухоль или нарушение кровообраще-ния в мозге, уремия, острые гормональные нарушения и т. п., то пациенту нужно безусловно реко-мендовать специальное медицинское лечение.

Рассмотрев состояние здоровья пациента, мы встаем перед проблемой оценки двух описан-ных выше модусов и их комбинаций.

Согласно нашей концептуальной структуре, индивиду, живущему исключительно в хилотро-пическом модусе, лучше подойдет определение низшего душевного здоровья, даже если он не про-являет психопатологических симптомов в традиционном смысле слова. Этот модус сознания в край-ней своей форме связан с материалистическим и атеистическим отношением к существованию, под-разумевает подавление животворных аспектов бытия и крайне несовершенен, деструктивен и само-разрушителен.

Опыт холотропического сознания следует рассматривать как проявление свойственного че-ловеческой природе потенциала, и сам по себе он не составляет психопатологии. Когда такое пере-живание встречается в чистом виде и в соответствующих обстоятельствах, оно может стать исце-ляющим, развивающим и преобразующим. Оно может быть чрезвычайно ценным как промежуточное состояние, за которым следует процесс хорошей интеграции, но его нельзя совместить с потребно-стями повседневной реальности. Его ценность решающим образом зависит от ситуации, от того, как индивид способен его принять и конструктивно интегрировать.

Два модуса могут взаимодействовать так, что будут мешать повседневной жизни или же бу-дут гармонично сливаться и усиливать жизненный опыт. Невротические и пснхотическне явления можно рассматривать как результат неразрешенного конфликта между двумя модусами, как компро-миссные образования и шум на границе взаимодействия. Перцептуальные, эмоциональные, поня-тийные, психосоматические и другие аспекты психопатологических явлений, проявляющиеся как непостижимые искажения логичного и приемлемого способа реагирования на существующие мате-риальные обстоятельства, будут совершенно понятны как интегральные части холотропического гештальта, который стремится к проявлению.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница