Золотопромышленники, или На золотом дне



страница4/6
Дата01.05.2016
Размер0.73 Mb.
1   2   3   4   5   6

Марфа Лукинишна. Как ты сказал?

Белоносов. Говорю: дух возвышает.

Марфа Лукинишна. Так это кто же говорит-то, вавилонский царь, что ли?..

Белоносов ( про себя). Этакий березовый пень... (Громко.) Нет, это я говорю... Вы с краешков-то пенки собирайте, а то пригорит.

Марфа Лукинишна (протягивает ему ложку). Не пригорит... На-ка вот, попробуй, да тише, не ожгись.

Белоносов пробует и морщится.

Ну, значит, еще не дошло в настоящую плепорцию: суроп жидковат. (Мешает ложкой в тазике.) Ну, так как про рымского... тьфу!.. про вавилонского-то царя начал рассказывать? Очень уж любопытно...

Белоносов. Ну, пожелал царь, чтобы все было золотое, к чему ни прикоснется. Хорошо... Так по его и вышло. Потрогал царь разные вещи в своем дворце -- все золотое делается; ну, понравилось ему, а потом царь устал и захотел поесть. Принесли разную закуску: он кусок в рот, а кусок золотой сделается. Тут уж царь и взмолился, чтобы все опять по-старому было.

Марфа Лукинишна. Нет, как ты хочешь, а глупый царь был... Статочное ли это дело!..


ЯВЛЕНИЕ II.


Те же и Mосевна.

Марфа Лукинишна. Ты чего это, баушка, потеряла?

Mосевна. Да вот... послал меня Иван Тимофеич, наказал что-то, а я дорогой и забыла. Все помнила, все помнила, а как вошла в сад -- и затемнилась... Экая память, подумаешь! А крепко наказывал да еще говорил, чтобы я кому не сболтнула сдуру-то, а я, нако-ся, сама все дорогой вытрясла.

Белоносов. После, баушка, вспомнишь, а теперь в самом деле никому не сказывай... (Оглядывается по сторонам.) Знаешь, какой нынче народ!

Mосевна (долго смотрит на Белоносова). Чей же это мужчинка будет, Марфа Лукинишна... что-то мне будто невдомек. Не было ровно у вас такого-то...

Марфа Лукинишна. Это абвоката, Мосевна, Тихон Кондратьич из Нижнего привез с собой... А ты садись,- баушка, хошь на травку, хошь на скамейку, да отдохни. Старое твое дело, не с кого взыскивать-то.

Мосевна (усаживается на лавочку). И то пристала до смерти... Иду сюда, а сама думаю дорогой-то: хоть бы мне помереть... право! (Смеется.) Ох, самое это худое дело до старости доживать... все помнила, вплоть до самого дому дошла, а тут ровно кто обухом по голове ударил. Этакая оказия...

Марфа Лукинишна. Вот попробуй-ка вареньица-то. (Дает ей ложку.) Только теперь у нас и осталось, что одна малинка. А мы тут, Мосевна, занялись малым делом: я варенье варю, а абвокат мне про вавилонского царя рассказывает... Царь такой был, что до чего дотронется, то и золотое, с голоду, слышь, чуть не умер.

Mосевна. Золотое?.. Ах, прах его возьми... Зачем же это я сюда пришла?.. Сижу да варенье ем, а сама ровно в тумане... ох, давно помирать пора! Так все, говоришь, золотое?

Mapфа Лукинишна. Все золотое, что ни пошевелит.

Mосевна. Бедненький... Как это его угораздило-то, сердечного?

Белоносов. Зачем бедненький?.. Нужно было только выговорить себе некоторые обстоятельства... (Оглядывается.)

Марфа Лукинишна. Ты чего это, Поликарп Емельяныч, по сторонам глазами-то шмыгаешь?.. Уж не потерял ли чего, как Мосевна?

Белоносов. Нет, я так... просто.

Мосевна (продолжает свое). Грех один от этого золота – вот и стал бедненький. Ведь это только глядеть, что будто оно золото, а оно и есть самое злое зло... да! Сколько народичку около этого самого золота мается!.. А на что его, Христос с ним: лежало бы да лежало в земле... соблазн да грех -- и все тут. Большая муть от этого самого золота идет, а другой человек так даже сам не свой сделается. Режут ножами из-за золота-то, одни режут, а другие плачут. Вон наш Иван Тимофеич нахватал золота, досыта нахватал, а какой толк?

Белоносов. А какого ему черта еще надо?

Мосевна. Ох, не поминай ты его, черта-то... без него тошнехонько... Чего надо?.. Ну, голубчик, золотом всего не купишь, оно только глаза отводит. На погибель оно, вот что... Иван-то Тимофеич вон ходит теперь да ожигается! На двух женах на богатых женат был, высосал из них все, а теперь, видно, третью молоденькую захотел... Нет, оно, золото-то, как болезнь какая, привяжется.

Белоносов. А вот я так не жалуюсь на золото -- около него жить очень можно...

Марфа Лукинишна. И то, голубчик, ты как будто поправился: вот одежонку справил, ну, пьян не каждый день... Приехал-то голенький сюда и пьянее вина. Я тогда страсть как испужалась.

Белоносов. Деньги наживаем... ха-ха!.. Скоро на свою квартиру от вас перееду, пару на отлет заведу, тогда уж я не так буду корчить этих золотопромышленников: как губки, буду выжимать.

Мосевна. Много, говоришь, денег-то у тебя?

Белоносов. Не много, а будут...

Мосевна. Жениться тебе, паренек, надо... замотаешься, с деньгами-то.

Марфа Лукинишна. И то жениться бы... Вон у Ивана Тимофеича дочка на возрасте, славная девушка: воды не замутит.

Белоносов. Женимся, когда время придет, а теперь на чужих жен посмотрим... (Самодовольно смеется и охорашивается.) Хорошенькие есть...

Марфа Лукинишна. Сижу я это, разговариваю с тобой, Поликарп Емельяныч, а сама дивлюсь, себе дивлюсь, какой свободный разговор с тобою имею... Вот даже нисколечко не боюсь тебя!.. И варенье вот мне помогаешь варить. На старости лет в честь, видно, попала. Я так своим умом полагаю, что все это от вседониму -- свет я с ним увидала... Тихон Кондратьич утишился, я варенье варю да еще с хорошими людьми свободный разговор имею.

Белоносов (смеется). Бывает... Я очень уважаю таких почтенных женщин, как вы, Марфа Лукинишна.

Марфа Лукинишна. Намеднись, как Анисья была, так он даже руку мне поцеловал. (Указывает Мосевне на Белоносова.)

Mосевна. Омманывает кого-нибудь... больно из себя увертлив.

ЯВЛЕНИЕ III.


Те же и Молоков с Чепраковым.

Молоков. Много ли вас, не надо ли нас. (Усаживается на лавочку рядом с Мосевной.) Ну, теперь вас целая кадриль, а я буду музыкантом... ха-ха!.. Мосевна, видела жениха-то?

Mосевна. Которого?

Молоков (показывает на Чепракова и Белоносова). Да вот из любых выбирай... ишь, какие сизые голуби! Абвокат получше будет, Мосевна, бери его, только пусть сперва меня из-под вседониму ослобонит.

Mосевна. Отстань, греховодник! Тьфу...

Молоков (жене). А ты, дама из Амстердама, что тут делаешь?

Марфа Лукинишна. Да вот вареньицем занялась... своя малинка-то.

Молоков. Эх, дама, дама, сварила ты мне хорошее варенье... Господин абвокат, как же это мы с вами, а?

Белоносов. Относительно водки? Могу-с...

Молоков. Этакая судорога!.. Так я ненавижу это глупое слово "могу", точно вот шилом меня ткнет. Водка от нас не уйдет, а вот как насчет Ивана Тимофеича.

Mосевна (вскакивает). Ведь вспомнила... вот оказия-то!.. Иван-то Тимофеич прямо наказывал: "Ступай, говорит, к Молоковым и посмотри, говорит, нет ли там моей жены..." Тут еще слово ввернул насчет какого-то абвоката. "Да сама, говорит, и виду не подавай, зачем пришла..." Ну, вот и вспомнила, слава богу!..

Молоков. Кланяйся Ивану Тимофеичу да скажи ему, что он дурак... Разве за такими делами этаких лишенных ума старух посылают? Ха-ха... Ай да Анисья, напустила сухоту на мужика... Молодец баба, люблю таких!..

Mосевна. Идти надо скорее... ждет ведь он... Ох, умирать пора... Простите меня глупую, голубчики! (Уходит.)

Чепраков. Увидишь своих-то, бабушка, так кланяйся нашим.

Белоносов (искоса смотрит на него). Зачем этот гусь повадился сюда... не пон-нимаю!.. Вон кулачища-то какие...

Молоков. Ну, братец, так как же... а?

Белоносов. Теперь все дело в лучшем виде, Тихон Кондратьич, только нужно подождать... что скажет сенат.

Марфа Лукинишна. Уж что-то больно долго этот самый сенат у вас продолжается, одной водки сколько выхлестали...

Молоков. Молчать, дама... раздавлю... Не твоего ума дело... Какого ты из меня человека сделала, а?..

Марфа Лукинишна. Велика беда, что посидишь малость... Нисколечко я тебя не боюсь.

Молоков. Ну, ну, понесла... А вот что, господин абвокат, как же это вы нынче к Ивану Тимофеичу повадились частенько?.. Сумленье берет меня... Ну, к другим прочим ничего, а вот Иван-то Тимофеич мне, как бельмо на глазу.

Белоносов. Тут совсем особенное дело, Тихон Кондратьич.

Чепраков ( про себя). Знаем мы твои особенные-то дела, прощелыга... Попадешься ты мне в лапы, так я дно сразу вышибу.

ЯВЛЕНИЕ IV.


Те же и Засыпкин, который оглядывается.

Молоков. Легок на помине...

Засыпкин. Ах, это вы, папенька... здравствуйте. Здравствуйте, маменька!..

Марфа Лукинишна (пятится от него и машет руками). Ох, не подходи ты ко мне, Иван Тимофеич... ради истинного Христа, не подходи!..

Засыпкин. Что это вы так меня испугались, маменька: я не медведь, не укушу.

Марфа Лукинишна. Хуже медведя, голубчик... ох, не подходи!.. Хошь ты мне и зять, а сердце у меня так и упадет от одного твоего голосу... бумага какая-то начнет представляться... кресты... суды... смертоубивство. (Уходит.)

Молоков (хохочет вместе с остальными). Хорош зятек... а? по всей форме... Ха-ха!.. Ну, как поживаешь, Иван Тимофеич?

Засыпкин (садится на скамейку). Ничего, папенька, живем, пока мыши головы не отъели...

Молоков. А уж разе начали?.. Другая мышь-то хуже медведя, потому она все норовит потихоньку, зятюшка... да. Нет ли чего нового?

Засыпкин (задумчиво). Да пока ничего-с... Живем, да вашими молитвами, как шестами, подпираемся. Вы чему это смеетесь, папенька?..

Молоков. Смешное вспомнил, Ваня... Как ты придешь ко мне, я и думаю про себя: чего еще пришел он отнимать у меня -- прииски отнял, деньги отнял, дочь отнял... Все по перышку общипал. Вот и смешно: чист я, Ваня, нечего с меня взять. С голого, видно, как со святого -- взятки гладки... Так, господин абвокат?..

Белоносов. Совершенно верно-с... Нам только из псевдонима вылезти, а тут мы показали бы Ивану Тимофеичу, как лягушки скачут.

Засыпкин (рассеянно смотрит по сторонам). Это как же лягушки-то скачут?..

Молоков. Ты, Ваня, чего это по сторонам-то оглядываешься?..

Засыпкин. Нет, так... голова что-то болит.

Молоков. Совесть это тебя мучит, зятюшка... Что обещал-то, как за Анисью сватался?.. Все, говорил, имущество поверну назад и прииски, а сам что делаешь...

Засыпкин. Я от своих слов не отпираюсь, папенька: все вам поверну... Не поминайте лихом. А сейчас не могу, потому что какой вы человек, ежели разобрать -- вам где сейчас находиться-то следует?

Молоков. В тюрьме... так вот ты куда угол загибаешь, а?.. Отродясь не видывал такого бессовестного человека...

Засыпкин. Успеем еще поговорить, папенька, дело не к спеху... Голова у меня что-то не совсем, идти пройтись. (Уходит.)

Белоносов. Видно, дело-то того: носи -- не потеряй...

Mолоков. Ну, и человек... Уж, кажется, сколько я всяких подлецов и мошенников на своем веку видал, а таких еще не встречал. Вот взять хоть тебя, Белоносов,-- у тебя на роже написано, что проведешь и надуешь…

Белоносов делает движение.

… Или ты, Чепраков, тоже хорош гусь…

Чепраков поднимает плечи.

… Хоть сейчас шею свернешь кому угодно.

Белоносов. Тихон Кондратьич, позвольте...

Чепраков. Тихон Кондратьич, позвольте...

Молоков (встает). Ну, ну, ощетинились... Я к тому сказал, что подлеца-то насквозь всего видно, а зятюшка -- другое. Ох, други мои, притомился я: идти безногого щенка подковать... Ну, кто со мной?..

Белоносов (поглядывая на Чепракова). Я потом, Тихон Кондратьич.

Чепраков (смотрит в сторону). Благодарствуйте.

Молоков. Ну, была бы честь приложена, от убытка бог избавил. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ V.


Чепраков и Белоносов смотрят в разные стороны.

Белоносов (нетерпеливо смотрит на часы). Анисья назначила свидание ровно в два часа здесь в саду, а этот дуралей торчит тут...

Чепраков (косится на Белоносова). Ей-богу, отдую я этого прощелыгу, что на него смотреть... Анисья хотела прийти в два часа ровно.

Белоносов. Он, кажется, чего-то дожидается... (Раскуривает медленно папиросу.) А я не желал бы встретиться с подобным субъектом где-нибудь в лесу... и силища, должно быть!

Чепраков (подвигается ближе). Милостивый государь, я желал бы остаться здесь один...

Белоносов. И я тоже... А если уж очень жаждете одиночества, то не угодно ли прогуляться, а я здесь останусь.

Чепраков. Нет, я останусь, а вы прогуляетесь... (Подвигается.) Ну?..

Белоносов. Милостивый государь, вы забываетесь... (Пятится.) Я... я... я, наконец, закричу...

Чепраков (берет его за плечо). Ну, кричи...
Белоносов кричит и старается вырваться.

ЯВЛЕНИЕ VI.


Те же и Анисья Тихоновна.

Анисья Тихоновна. Ха-ха... вот милая сцена!.. Господа, это неприлично... Чепраков, да отпустите же Белоносова, он мне нужен, а сами сходите и принесите мне шаль из комнаты.

Чепраков. Слушаю-с... пожалуйте ручку.

Анисья Тихоновна. Хорошо, хорошо... вот обе. Да смотрите, не приходите раньше, чем я позову вас...

Чепраков. Слушаю-с... А с этим молодцом я еще рассчитаюсь. (Грозит кулаком Белоносову и уходит.)

Белоносов (трет плечо). Медведь, настоящий медведь... Я думал, он меня задавит.

Анисья Тихоновна. И следовало задавить, чтобы вы не соблазняли чужих жен.

Белоносов. Анисья Тихоновна, божество мое...

Анисья Тихоновна. На колени... сейчас на колени!..

Белоносов опускается на колени.

Ну, теперь можете говорить, что вам угодно от меня.

Белоносов. Что мне нужно?.. Мне ничего не нужно, Анисья Тихоновна... одно ласковое слово, улыбка... Я был бы счастлив, если бы мог сейчас же умереть у ваших ног.

Анисья Тихоновна. Ну, умирайте, сейчас же умирайте, а то я не поверю.

Белоносов (поднимается). Нет, с вами невозможно серьезно... (Оглядывается.) Сюда кто-то идет...

Анисья Тихоновна. И пусть идет, а вы все-таки умирайте... я хочу этого, вашей крови хочу. Ха-ха... Вот что, сегодня нам помешали, приходите сюда завтра ночью в два часа.

Белоносов. А Чепраков не будет?

Анисья Тихоновна. Нет, зачем же... Вы одни будете обманывать Ивана Тимофеича.

ЯВЛЕНИЕ VII.


Те же и Воротов, который останавливается в отдалении и осторожно покашливает.

Анисья Тихоновна (Воротову). Что это вы, молодой человек, издали заглядываете? Подходите, не бойтесь.

Воротов (снимает фуражку на отлет). Я, кажется, вам помешал-с?.. Господин Белоносов, у вас коленки в песке-с.

Белоносов (начинает торопливо чистить брюки платком). А я тут на земле булавку искал, которую Анисья Тихоновна уронила...

Воротов. Да с, булавка – предмет весьма деликатный...

Анисья Тихоновн а. Вася, а ты тоже точно булавку ищешь... а?..

Воротов. Нет, я так зашел-с... Видел, как Иван Тимофеич прошли в сад, ну, и я зашел.

Белоносов ( про себя). Вот это мило: Анисья, кажется, сразу троим назначила свидание в саду...

Анисья Тихоновна. Иван Тимофеич меня караулит. Вася...

Воротов. И следует караулить, потому мало ли строкулистов нынче развелось...

Белоносов (заносчиво). Милостивый государь, если вы это на мой счет...

Воротов. Пожалуйста, не беспокойтесь, ваше превосходительство, очень не велики вы в перьях-то, а которое красное перо, так мы и ощипать можем.

Белоносов (бросается к Воротову). Ах ты, мальчишка... да как ты смеешь?!. Да я...

Анисья Тихоновна. Белоносов, смирно... Вы сегодня, как дворняжка, на всякого прохожего бросаетесь; давеча разодрались с Чепраковым, теперь лезете с кулаками на Васю. Ступайте к папаше водку пить, он дожидается вас, а мне нужно переговорить с Васей.

Белоносов (целует у нее руку). Ухожу, ухожу, а то я не отвечаю за себя... (В сторону.) Однако какой еще гусь нашелся?.. Кто же из нас троих: я, Чепраков, Вася... ну, конечно, я!.. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ VIII.


Анисья Тихоновна и Воротов некоторое время молчат.

Воротов. Это и есть ваш разговор, Анисья Тихоновна?

Анисья Тихоновна. Ты пришел подглядывать и подслушивать, ну, и слушай. Много взял? Дурак ты, Васька, и больше ничего... Ха-ха!..

Воротов. Дурак, да про себя, а не про вас. Вы и без того всех хотите в дураки поставить, начиная с Ивана Тимофеича.

Анисья Тихоновна. Это еще что за глупости?.. (Указывает рукой.) Вон отсюда!.. Чтоб и духу твоего здесь не слышно было, а то я такое словечко скажу Ивану Тимофеичу, что он тебя в порошок изотрет.

Воротов. Пусть изотрет, а я все-таки не пойду... Хочу над вашей душой стоять, Анисья Тихоновна, да всякие ваши подлости...

Анисья Тихоновна. Молчать, мерзавец!

Воротов (смеется). Теперь уж, видно, мой черед пришел посмеяться над вами... "Дурак... мерзавец"... Вот вы мной помыкаете, как последним рабом, да вровень с грязью делаете, а теперь мне все это даже весьма смешно-с: нисколько я вас не боюсь... Вот смотрю на вас и не боюсь, потому у меня секрет такой есть...

Анисья Тихоновна. Уж не наворожил ли кто?

Воротов. Сам наворожил... Будет мне мою муку терпеть, даже весьма достаточно. Конечно, злости во мне не было настоящей, а теперь я в зверство обратился...

Анисья Тихоновна (смеется). В какого же зверя, позвольте узнать?

Воротов. В настоящее зверство... вроде как волк сделался. Прямо за горло возьму и конец. (Садится на скамейку рядом с Анисьей Тихоновной.) Видите: рядком сел, и хоть бы сколько страшно.

Анисья Тихоновна (отодвигается от него). Да ты и в самом деле, кажется, с последнего ума спятил... куда руками-то тянешься, а?..

Воротов (хочет ее обнять). Али забыла, как прежде-то обнимались?.. Да ты не отодвигайся... Сказано: ничего не боюсь... (Схватывает ее и целует.) Вот как я нынче... Один конец обоим -- и тебя и себя зарежу.

Анисья Тихоновна (старается вырваться от него). Опомнись, сумасшедший!.. В самом деле, Иван Тимофеич на грех-то навернется... Да ну, пусти же, эк вцепился лапищами-то!

Воротов (отпускает ее). Так вот, Анисья Тихоновна, видно, лучше будет.

Анисья Тихоновна. А все-таки ты, Васька, дурак! Увязался за чужой женой, а у самого невеста, как веревка на шее... Это как?

Воротов. А так, все равно мне... Поплачет маленько Лена обо мне, а потом лучше жениха найдет. Славная она девушка, честная, а вот ты приехала -- она и опостылела мне... Да что Лена -- сам я для себя распостылый стал, на свет не глядел бы... А все из-за тебя, змея подколодная!.. Иван Тимофеич меня, как сына родного, воспитал, а я сперва Лену обманывал, а теперь его обманываю... Тошно мне, в башке точно туман, а день и ночь все думаю об одном: зарежу я тебя, Анисья...

Анисья Тихоновна (бросается к нему на шею). Вот за это я люблю, Васька... ах, раньше бы так-то, а?.. Да нет, все равно...

Воротов. Приходи сегодня вот сюда в сад, как прежде хаживала...

Анисья Тихоновна. Куда велишь, туда и приду... (Берет его за голову и долго смотрит ему в глаза.) Вася, да ты ли это... а?.. Васенька, миленький... я ведь нарочно тебя притесняла, чтобы ты чувствовал мою любовь... ведь обидно, что променял на какую-то девчонку...

Воротов. А тех дураков-то зачем подманиваешь?..

Анисья Тихоновна. Это Белоносова. с Чепраковым? ха-ха!.. Какой ты глупый, Васька, тебе же лучше: Иван Тимофеич теперь убился -- подсматривает да подслушивает за ними, а на тебя никто ничего и не подумает. Так? Ну, а мы еще штучку одну придумаем: тебе нужно жениться на Лене...

Воротов (отскакивает от нее). Да ты с ума сошла, Анисья?..

Анисья Тихоновна. Нисколько даже... Будем мы тогда жить да поживать в одном доме, а Лена – совсем глупая девчонка, ей до смерти не понять ничего, и будет сидеть, как курица на яйцах.

Воротов. Да ведь это живого человека петлей затягивать... Подлость...

Анисья Тихоновна (поднимается). Ну, как знаешь... я только так сказала, для тебя же.

Воротов (хватает ее за руку). Змея, змея... ну, а если Иван Тимофеич не отдаст за меня Лену-то?

Анисья Тихоновна. Пустяки... ты так сделай, чтобы нельзя было не отдать, а остальное уж я устрою.

Воротов. Ну, нет, этому не бывать, чтобы я стал девушку губить понапрасну! Тоже совесть и у нас...

Анисья Тихоновна. Ну, так прощай... (Делает несколько шагов.)

Воротов. Постой... (Хватается за голову.) А в сад придешь?.. Все сделаю, как сказала...

Анисья Тихоновна (бросается к нему на шею). Васенька, миленький, давно бы так... Ты думаешь, легко чужих-то баб обманывать.

Воротов (отталкивает ее). Иван Тимофеич идут... тс!..


ЯВЛЕНИЕ IX.


Те же, Иван Тимофеевич с Молоковым.

Засыпкин (жене). Где вы изволили, сударыня, прогуливаться?.. Пора бы и честь знать.

Анисья Тихоновна. Да так... Сначала поехала в лавки, потом завернула сюда, а здесь Белоносов попался, ну, с ним и заболталась.

Засыпкин. Весьма приличная компания для замужней женщины.

Анисья Тихоновна. Приличнее, чем подсылать какую-то полоумную старуху подглядывать за женой... Мосевна разболтала все, теперь глаза в люди показать совестно: муж ревнует да гоняется. Сама виновата, зачем за старика пошла...

Засыпкин (Воротову). Вася, ступай-ка домой, нечего тебе здесь делать... Ну, чего столбом-то стоишь?..

Воротов. А может быть, я не желаю уходить, Иван Тимофеич?
Анисья Тихоновна. Это еще что такое?.. Как ты смеешь так отвечать Ивану Тимофеичу?.. Отправляйся сейчас же..,
Воротов мрачно улыбается и уходит.

Молоков. Набаловал ты парня, Иван Тимофеич: я бы ему в зубы такого земляка поднес за его разговоры... из оглобли слезы вышибу.

Засыпкин. Понимаю, сам понимаю, что набаловал, да уж характер у меня такой: кого полюблю – ничего не жаль... У Васи-то ни отца, ни матери, ну, в другой раз и пожалеешь его больше других. А женушка живой рукой его повернула...

Молоков. А ты не смотри на него: неладно с парнем. Все шелковый был, а тут грубить начал.

Анисья Тихоновна. Ничего вы не понимаете, папенька...

Молоков. Молчать! Не тебе отца учить... Иван Тимофеич, ты и жене спуску не давай. Учи, пока молода, а состарится, так уж не с кого взять.

Засыпкин. Мы и без ссоры проживем, папенька! мирком да ладком. Так ведь, Анисья?

Анисья Тихоновна. Вы, папенька, знали бы лучше про себя... да. Иван Тимофеич опять что-нибудь обманывает вас.

Молоков. Ты меня опять учить? Молчать!.. Разе ты можешь понимать наши дела своим бабьим умом? Мне Ваня прииск пообещал -- вот мы и помирились... Так, Ваня?

Засыпкин. У меня слово -- закон-с, папенька.

Молоков. Так, так, зятюшка... Может, ты меня и отпять надуешь, а все-таки хорошее слово старику дорого. Сижу-сижу в четырех-то стенах, инда одурь возьмет... Третьёвадни от скуки заставлял Харитошку александрийский лист опять пить.

ЯВЛЕНИЕ X.


Те же. Чепраков с шалью в руках, за ним, пошатываясь, пьяный Белоносов.

Белоносов

(поет)

По-вва-дииился, ппо-вваа-ддииился

К ммоей Маррусеньке, к моей молоденьке

Ввор вворробей...

Молоков. Молодец, абвокат!.. (Подпевает: "Вор воробей".) Ай да ты... где это ты успел нализаться прежде времени?

Белоносов. А вот мы с Чепррраковым пропустили малость... И все мне кажется, что будто я на пароходе плыву... Иван Тимофеич...

Уж я е-еево, уж я е-ево наловлю!

Крылья, перья ощиплю!..

Он не будет... перестанет летати,

Мою Марусеньку любити!..

Засыпкин. Отстань, шальная голова!..

Чепраков (Анисье Тихоновне). Вот шаль-с... Весь дом перерыли искавши.

Анисья Тихоновна. Спасибо, голубчик.


Каталог: files
files -> Вопросы сертификационного экзамена для врачей по специальности «лфк и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа составлена в соответствии с Требованиями к содержанию дополнительных профессиональных образовательных программ
files -> Рабочая программа дисциплины Лечебная физическая культура и массаж Направление подготовки 050100 Педагогическое образование
files -> Лечебная физкультура
files -> К рабочей программе дисциплины «Лечебная физкультура и спортивная медицина»
files -> Рабочая программа учебной дисциплины «медицинская реабилитация» цикла Медицинская реабилитация для специальности 310501 «Лечебное дело» по специализации 310501 «Лечебное дело»
files -> Лекции (час) Семинары (час) Самост работа Всего баллов Модуль 1
files -> Влияние мобильного телефона на здоровье человека


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©zodorov.ru 2020
обратиться к администрации

    Главная страница